25 Апреля 2017 г. 12:38

ЕС и Украина: «геополитический» роман с продолжением?

ЕС и Украина: «геополитический» роман с продолжением?
Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Украины Петр Порошенко.
Фото: slovoidilo.ua

24 апреля Москву впервые посетила глава дипломатии Евросоюза Федерика Могерини. На встрече с главой МИД РФ Сергеем Лавровым европейский дипломат заявила, что Брюссель «хочет вернуться в те времена, когда ЕС и Россия были стратегическими партнерами». На этом фоне в американской прессе появились утечки о якобы существующих планах сократить финансирование США Украины почти на 70%. Учитывая сниженное внимание администрации Трампа к Европе, Евросоюз рискует оказаться в сложном положении, так как, несмотря на меняющуюся ситуацию, изменить политику в отношении Украины будет непросто без потери лица.

«Геополитическое» притяжение


ЕС развивает отношения с Украиной в рамках двух форматов: через взаимодействие в Восточном партнерстве и благодаря подписанному соглашению об Ассоциации. В целом, ЕС тесно сотрудничает с Украиной в рамках политики соседства, запущенной в 2004 г.; при этом, украинское руководство постоянно заявляло, что жаждет еще более тесного общения с ЕС. В 2009 г. такой шанс был им предоставлен через программу Восточного партнерства. И, стоит отметить, Украина с самого начала делала ставку на сотрудничество со странами ЕС и с самим ЕС, а не на полноценное взаимодействие с государствами постсоветского пространства. Иными словами, получая экономические преференции, прежде всего от Москвы, политически Украина давно устремилась в сторону Брюсселя.

Официально отношения ЕС с Украиной были установлены в 1991 г., когда она была признана независимым государством. Сама Украина в решении Верховной Рады уже в 1993 г. указала в качестве первостепенной цели страны членство в ЕС. Затем она обозначила приоритет  европейского вектора в своей политике в Законе 2010 г. «Об основаниях внутренней и внешней политики», в котором утверждалась необходимость интеграции Украины в политическую, экономическую и правовую сферы ЕС для дальнейшего вступления в него в качестве полноправного члена. При этом все решения, принятые до 2010 г. и после, касались проблемы заключения Соглашения между ЕС и Украиной.

Формально переговоры по этому вопросу открылись в 2007 г. Отказ В. Януковича в 2013 г. подписать соглашение в предложенном формате повлек протесты, которые привели к государственному перевороту и гражданской войне. Тем не менее, 16 сентября 2014 г. документ об ассоциации был ратифицирован Киевом. Правящий режим представляет заключение  соглашения как шаг на пути к приобретению полноправного членства в ЕС. Другого направления в развитии Украины Киев сегодня не видит в принципе, даже невзирая на нарастание внутренних проблем в ЕС.

Интересы Евросоюза на Украине


Безусловно, сложно говорить о единой политике Евросоюза в отношении Украины, особенно учитывая огромную роль Германии в выстраивании восточной политики объединения.

По всей видимости, в стратегическом плане задачи ЕС в отношении Украины после подписания Соглашения об ассоциации сводятся к следующему.

Во-первых, Брюсселю важно продемонстрировать способность если не решать, то, по крайней мере, управлять украинским кризисом, чтобы на равных вести диалог с США и Россией.

Во-вторых, включение Украины в орбиту ЕС выгодно для других государств Восточной Европы, которые, таким образом, могут усилить свой статус и надеются укрепить безопасность.

В-третьих, Украина – это рынок сбыта.

В-четвертых, это инструмент влияния на Россию, в том числе в отношении вопросов транспортировки энергоносителей.

В-пятых, Украина – это подтверждение привлекательности европейского интеграционного проекта.

Поскольку украинская политика ЕС решает комплекс стратегических задач, то даже в условиях Брекзита финансовая помощь, хотя и в меньшем масштабе относительно планируемого, все же будет продолжать поступать на Украину небольшими, иногда даже мизерными траншами.

Здесь для ЕС важнее поддерживать европейские устремления Украины, нежели решать сложные практические задачи, тем более в отношении военного конфликта. Поддержке этих устремлений могут способствовать даже символические суммы и, например, визовые послабления.

После подписания Соглашения для выполнения условий Ассоциации украинская сторона приняла План действий, а также Национальную стратегию Украины, в которой Ассоциация была названа гидом для страны в сближении с Евросоюзом.

Впрочем, по всей видимости, ЕС опрометчиво объявил себя главным спонсором украинской демократии, ведь Ассоциация требует осуществления грандиозных реформ – конституционной и избирательной, судебной, государственного управления и т.д., которые пока не то что далеки от завершения, но во многих сферах практически не продвинулись вперед.

Инструменты Евросоюза на Украине


Каким же образом ЕС демонстрирует свое партнерство по отношению к Украине? Прежде всего, это финансовая поддержка. С момента приобретения Украиной независимости, займы для от ЕС и его стран-членов составили 10 млрд. евро. В рамках европейской политики соседства Украина получила 150 млн. евро. А после подписания Соглашения об ассоциации ЕС обещал Украине по меньшей мере €11 млрд. Но не все эти деньги Украина смогла получить.

Так, для поддержки реформ ЕС выделил Украине кредит в €2,21 млрд. Для поддержки развития предпринимательства Европейский инвестиционный банк выдал займ в €3 млрд. Также Украине были предоставлены гранты в размере €694 млн, направленные на борьбу с коррупцией и развитие гражданского общества, децентрализацию, местное управление.

Для поощрения реформ в ЕС была создана Консультативная группа поддержки Украины из экспертов ЕС, которые в последнем отчете постарались избежать критики и положительно оценили демократизацию Украины. Помимо этого, ЕС сформировал Консультативную миссию по реформе в сфере гражданской безопасности на Украине.

ЕС также стремится быть посредником в переговорах по газу между Украиной и Россией. А Европейский инвестиционный банк и Европейский банк реконструкции и развития по согласованию с Брюсселем консультируют Украину в реализации Третьего Энергетического пакета.

Кроме того, ЕС и его страны-члены финансируют деятельность мониторинговой миссии ОБСЕ. Помимо €30 млн, ЕС предоставил ей 44 бронированных транспортных средства. Также он выделил €70 млн в качестве гуманитарной помощи, причем указал, что адресует ее по обе линии соприкосновения [войск на юго-востоке Украины – прим. «ЕЭ»]. При этом, нам неизвестны примеры централизованного распространения гуманитарной помощи ЕС на Донбассе. А те поставки из некоторых стран ЕС, которые оказываются возможными благодаря неравнодушным людям и их частной инициативе, часто заканчиваются плохо для самих организаторов сбора гуманитарной помощи (особенно это характерно для стран Прибалтики).

Брюссель в заложниках у расширения  


Судя по заявлениям и документам, сам ЕС чрезмерно высоко оценивает свои усилия на Украине. Он называет себя крупнейшим донором украинской экономики (хотя статистически в такой роли, в действительности, всегда выступала Россия, а не ЕС).

На официальном уровне ЕС отрицает, что на Украине состоялся переворот, отрицает, что на Украине действуют неонацисты и их банды, отрицает право на референдум для ДНР, ЛНР и Крыма и утверждает, что крымский референдум был проведен под нажимом российской армии. ЕС полагает, что права русскоязычных на Украине не нарушаются, но, напротив, постоянно говорит о систематическом нарушении прав крымских татар и украинцев в Крыму.

ЕС заявляет, что жители Донбасса не получают положенных выплат от украинского государства из-за того, что эту территорию оккупировали незаконные вооруженные формирования. При этом чиновники Брюсселя не обратили никакого внимания на то, что правительство Украины само вычеркнуло жителей этих регионов из зоны своей ответственности, обстреливая к тому же жилые кварталы, что приводит не только к разрушениям, но и многочисленным жертвам среди мирного населения.

В этом контексте на уровне Евросоюза не следует ожидать фундаментального изменения позиции по отношению к Украине. Скорее, такие изменения могут постепенно произойти на уроне отдельных государств-членов.


Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
09 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск и Москва продолжают согласование спорных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$8,3 млрд

составили совокупные инвестиции ЕАБР в экономики стран–участниц на 1 октября 2019 г., в том числе текущий инвестиционный портфель (97 проектов) – $3,9 млрд

Mediametrics