24 Декабря 2019 г. 05:16

«Расширение откладывается». В 2020 году ЕС сконцентрируется на внутренних противоречиях

/ «Расширение откладывается». В 2020 году ЕС сконцентрируется на внутренних противоречиях
«Расширение откладывается». В 2020 году ЕС сконцентрируется на внутренних противоречиях
Фото: mail.ru

В 2019 г. Евросоюз пережил сразу несколько крупных вех в своем развитии. Обновился кадровый состав высших органов власти, разменяла десятилетие программа «Восточного партнерства», казалось бы, к финалу подошла история Брекзита. Становится очевидно, что в Европе созрел запрос на перемены, голосом которого все чаще выступает Франция. Доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Еремина подвела итоги уходящего года, проанализировав значение ключевых событий на пространстве европейского интеграционного объединения.

2019 г. продолжил основные тренды предыдущего периода, связанные во многом с поиском новой евроидентичности, однако отчасти внес в них коррективы. Остановимся на наиболее важных событиях в жизни ЕС в 2019 г., которые были одинаково восприняты как важные или дискуссионные всеми странами-членами. Здесь стоит упомянуть о выборах в Европарламент и обновлении европейских управленческих кадров в целом; затем обратить внимание на Брекзит как на внутренний кризис, значительно влияющий на взаимодействие стран-членов, на новые оборонные возможности ЕС; а также на различные внешние вызовы, которые возникают по периметру Евросоюза, среди которых его взаимодействие с США, Россией и решение проблемы украинского кризиса.

Обновление наднациональных кадров


В 2019 г. произошла ротация во властных структурах Евросоюза. Во-первых, состоялись выборы в Европарламент. На этих выборах эксперты отметили высокую явку граждан ЕС, почти на 8% больше, чем в 2014 г. Это говорит о том, что европейцы устали от неясных тенденций, предпочитая скорее понятные и даже жесткие решения по наиболее сложным вопросам.

Традиционные фракции Европарламента потеряли определенное количество своих мест, сохраняя при этом ведущие позиции, а крайне правые партии, представители национальных движений, напротив, усилили свои позиции внутри Европарламента. При этом они по-прежнему разобщены, что будет оказывать влияние на их возможности в дальнейшем.

Например, такие фракции как Европейская народная партия и Прогрессивный альянс социалистов и демократов потеряли более 40 мест каждая. Одновременно с этим националисты, евроскептики и крайне правые улучшили свои позиции. Особенно значимо их укрепили крайне правые партии и партии, стоящие на позициях евроскептицизма. Так, Европейский альянс народов и наций Маттео Сальвини получил 71 место, что на 35 мест больше, чем в прошлую кампанию. Аналогично группа партий, представленных итальянской партией «Пять звезд» и британской Партией Брекзита получила 44 места (на 2 места больше). Также немного улучшила позиции фракция Европа за свободу и прямую демократию, получив 56 мест. Отметим, однако, что и либералы, и зеленые также улучшили свое представительство в Европарламенте.

Ясно, что граждане Евросоюза скорее евроскептичны, нежели праворадикальны, но при этом нельзя не отметить постоянный рост именно крайне правых политических сил на политическом ландшафте ЕС.

Именно эти силы показывают планомерный устойчивый рост своего присутствия в Европарламенте от выборов к выборам. Эта тенденция продолжится. Вопрос заключается в том, кто из данных сил сможет возглавить движение за реформу ЕС. Сможет ли, например, коалиция из Европейской народной партии, Прогрессивного альянса социалистов и демократов и Альянса либералов и демократов действительно возглавить реформу Евросоюза, если данные партии не обозначили свои предпочтения в этом направлении? По всей видимости, мы будем наблюдать рост противостояния между центристами и крайне правыми силами.

В любом случае, запрос на радикальные изменения сохранился и будет только усиливаться. Кроме того, осенью 2019 г. закончилось обновление кадров в управленческих наднациональных структурах Евросоюза. Однако вряд ли эта ротация означает изменение позиции ЕС по наиболее значимым направлениям внутренней и внешней политики.

В 2019 году ЕС в целом сохранял антироссийские позиции, выражавшиеся в продлении санкций (хотя есть смысл обратить внимание на отдельные сюжеты, например, Северный поток-2). Так, итоги работы Жан-Клода Юнкера, возглавлявшего Еврокомиссию, как и Дональда Туска (Евросовет) и Федерики Могерини (Высокий представитель по иностранным делам и политике безопасности), свидетельствуют только о неготовности ЕС к полноценному диалогу с Москвой.

Теперь председателем Еврокомиссии стала Урсула фон дер Ляйен, однако ее положение на этом посту еще более неустойчиво, чем у Юнкера, так как она была поддержана меньшинством голосов. Высоким представителем по иностранным делам и политике безопасности стал Жозеп Боррель, который уже известен антироссийскими заявлениями. При этом новый представитель Европейского совета, Шарль Мишель, в отличие от Туска отличается прагматическим подходом. Все они действуют в сложившейся системе принятия решений и вряд ли способны на какие-то прорывы. Очевидно, что при их руководстве будут продолжены те линии, которые были начаты ранее.

Внутренняя повестка ЕС: оборона и брекзит


Однако им придется обратить особое внимание на вопросы обороны и безопасности. Интересно, что на первый план в 2019 г. вышли идеи создания европейской армии и вообще европейской обороноспособности. Очень показательно, что именно в этом году ЕС предпринял множество действий в сфере укрепления обороноспособности. Так, Европейский оборонный фонд (€13 млрд) начал финансировать разработку новой военной техники.

12 ноября 2019 года состоялась дискуссия о сотрудничестве стран-членов в сфере обороны. Дискуссия предоставила возможность подумать о дальнейших путях расширения возможностей ЕС как «поставщика безопасности», его стратегической автономии и способности сотрудничать с партнерами, прежде всего с НАТО. Участники мероприятия одобрили расширение проектов PESCO (Постоянное структурированное сотрудничество) и запустили тринадцать новых проектов. Пять из новых проектов нацелены на обучение офицеров в таких сферах как цифровое пространство, дайвинг, тактика, медицина, а также химическая, биологическая, радиологическая и ядерная защита (CBRND). Другие проекты направлены на усиление совместных действий стран ЕС в разных средах, включая космос.

Другим краеугольным камнем внутренних дискуссий в ЕС стал Брекзит. В текущем году в Брюсселе выражали однозначное мнение о необходимости завершения процедуры Брекзита, и сейчас мы слышим, что Брюссель надеется на то, что после новых выборов Британия завершит первую фазу брекзита, особенно в случае, если консерваторы получат абсолютное большинство мест. Поэтому Евросоюз согласился в очередной раз отложить процедуру Брекзита до 31 января 2020 г., заявив, что делает это в последний раз.

Сейчас мы впервые видим отчетливое недоверие к Великобритании со стороны Брюсселя, который уже не рассматривает ее действия всерьез.

В любом случае, ЕС не собирается пересматривать свое соглашение с Великобританией. Интересно, что особую ответственность за разрешение этого вопроса, по крайней мере, судя по риторике, взял на себя французский президент Эмманюэль Макрон. Он не только активно поддерживает выход Великобритании, но и выступает против предоставления членства новым государствам, предлагая новые модели взаимодействия, например, в отношении стран Западных Балкан. Благодаря этому, в отличие от британской стороны, Евросоюз выступает гораздо более скоординировано и организованно, что наносит ущерб уже не столько имиджу ЕС, сколько политическому истеблишменту Великобритании внутри ЕС.

Внешние задачи ЕС в 2019 году


На внешнем направлении перед Евросоюзом стояла задача уменьшить влияние внешних вызовов, которые выражаются в сложных отношениях с США и Россией, в украинском кризисе. Без решения этих задач невозможно заявлять о себе как о глобальном игроке. Здесь следует учитывать, что внешняя политика ЕС остается межправительственной и часто национальные интересы оказываются более значимыми, чем наднациональные. Это оказывает воздействие на взаимоотношения ЕС как с Россией, так и с США.

Соперничество с Россией выглядит логичным в свете Глобальной стратегии Евросоюза. На постсоветском пространстве в 2019 году Брюссель продолжил делать ставку на Восточное партнерство. Несмотря на то, что вокруг него много вопросов, затрагивающих взаимодействие с Россией, оно остается важнейшим инструментом продвижения интересов ЕС.

Как раз в 2019 году Евросоюз отметил десятилетний юбилей программы. В ознаменование этого события был выпущен буклет о ее десяти наиболее важных успехах. Среди них такие, как улучшение судебной системы, борьба с коррупцией, защита окружающей среды, формирование свободных и независимых СМИ и т.п.

Однако, с точки зрения конкретных реалий, в подобных достижениях приходится сомневаться, особенно когда вспоминаешь про Украину. Тем не менее, других инструментов, кроме Восточного партнерства у ЕС нет, а значит, программа будет продолжена.

Взаимоотношения Европы и США развиваются не всегда последовательно и не всегда по конкретному сценарию. Очевидно, что в условиях внешней политики США Евросоюз полагает необходимым усиление собственных внешнеполитических, оборонных позиций. При этом США остаются его главным экономическим и торговым партнером.

Важно также, что впервые ЕС и США соперничают с Россией и Китаем по-отдельности. Для президента США Евросоюз в целом выглядит как непривлекательный конкурент, вытягивающий из США средства на разные программы, прежде всего, на оборону. Торговые войны между сторонами продолжились и в текущем году. Например, ВТО поддержала решение властей Соединенных Штатов ввести тарифы на импорт европейских товаров на сумму $7,5 млрд за незаконные субсидии Евросоюза, переданные Airbus. Также США объявили о новых 10% тарифах на самолеты и 25% на сельскохозяйственные и промышленные товары и другие европейские продукты. В этих условиях диалог между США и ЕС развивается с большими сложностями, и вряд ли ситуация изменится в ближайшем будущем.

***


Таким образом, в 2019 году ЕС отчетливо продемонстрировал «волю к победе», особенно наглядно – в деле Брекзита. Однако, фактически он столкнулся со значительными проблемами, которые приобрели текущий характер, превратившись в фактор постоянного раздражения для всей брюссельской бюрократии. Особенно печально, что в этих условиях необходима программа реформ, которая позволила бы странам-членам сблизиться и скоординировать свои усилия, но в 2019 году она не появилась.


Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

56%

россиян считают необходимым усиливать экономическую интеграцию между Россией и Беларусью – ФОМ

Mediametrics