14 Февраля 2019 г. 23:39

«Европейская безракетная зона»: миф или реальность после развала ДРСМД?

«Европейская безракетная зона»: миф или реальность после развала ДРСМД?
Фото: inforos.ru

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) распался – то, о чем портал «Евразия.Эксперт» информировал и предупреждал читателей уже почти два года, свершилось. После длительного периода обвинений в российский адрес в конце 2018 г. США сумели заручиться поддержкой союзников по НАТО и выдвинули заведомо невыполнимый ультиматум, который ожидаемо был проигнорирован. 2 февраля 2019 г. США официально объявили о начале процедуры выхода из ДРСМД. Однако это не значит, что Европа вновь неминуемо станет ареной противостояния Штатов и России: все чаще из уст политиков слышится словосочетание «безракетная зона». О том, что она из себя представляет и насколько эта инициатива интересна Москве и Вашингтону, читайте в материале независимого военного эксперта Александра Ермакова специально для «Евразия.Эксперт».

Россия на заявление США о выходе из ДРСМД немедленно ответила тем же – планируемые ответные меры военно-технического характера были оглашены на встрече президента Владимира Путина с министрами иностранных дел Сергеем Лавровым и обороны Сергеем Шойгу. Озвученные на высшем уровне технические предложения полностью совпали с нашими прогнозами: сначала – относительно быстрая и простая разработка сухопутной пусковой установки для крылатой ракеты большой дальности комплекса «Калибр», вероятно, на основе берегового противокорабельного комплекса «Club-M»; затем – баллистическая ракета средней дальности с маневрирующим блоком.

Однако сейчас хотелось бы остановиться на другом предложении, которое прозвучало как из уст Путина, так и неоднократно (хотя несколько нестройно) оговаривали Вашингтон и Брюссель, и которое сейчас в более откровенной и явной форме прозвучало из Берлина. Речь идет о возможности создания «безракетной зоны» хотя бы в Европе.

Что предложено?


Путин, если приводить цитату дословно, сказал: «Исходим из того, что Россия не будет размещать, если такое оружие появится, ни в Европе, ни в других регионах мира, оружие средней и меньшей дальности, до тех пор, пока в соответствующих регионах мира не появится подобное оружие американского производства».

США и НАТО много раз говорили об «отсутствии планов» размещения новых ракет в Европе, но определенную двойственность вносит то, что, как правило, они говорят о «ядерных ракетах», в то время как официально начата разработка только неядерных систем. С другой стороны, это могут быть оговорки вследствие того, что ДРСМД в разговорной речи на Западе называется «Договором о ядерных силах промежуточной дальности» (Intermediate-Range Nuclear Forces Treaty, INF Treaty).

На днях представляющие две ключевые партии Бундестага ХДС и СДПГ Родерих Кизеветтер и Рольф Мютцених сформулировали предложение более конкретно.

Россия, согласно их предложению, могла бы разместить вызывающие споры комплексы с ракетой 9М729 там, где они точно не достигали бы целей в Европе, то есть за Уралом.

Очевидно, это предложение в будущем должно распространяться и на анонсированный «сухопутный Калибр», который уже точно будет обладать дальностью не менее 2000 км. В ответ США стоило бы допустить инспекторов на комплексы ЕвроПРО «Иджис Эшор» в Румынии и Польше, чтобы российская сторона убедилась, что в них действительно, как утверждают американцы, нельзя использовать крылатые ракеты семейства «Томагавк».

Последнее предложение, конечно, сомнительно – предложения взаимных инспекций уже не вызывали интереса у американской стороны. Однако это и не имеет особого значения: обвинения в адрес этих систем были удобны во время споров вокруг соблюдения ДРСМД сторонами, так как формально их трудно было опровергнуть.

Пусковые установки стандарта Mk.41 действительно подходят для «Томагавков», а «отличия в программном обеспечении и сопутствующем оборудовании», на которые упирают американцы, неочевидны, легко исправимы и внешне незаметны.

Сейчас же, когда мы вступаем в период свободного плавания сквозь шторм гонки ракетных вооружений, можно сосредоточиться на сугубо практических соображениях, которые говорят, что размещать крылатые ракеты в стационарных, уязвимых и обладающих малым боекомплектов наземных комплексах не имеет смысла.

Особенно при наличии почти сотни надводных кораблей и полусотни подводных лодок, несущих те же «Томагавки», но более скрытно и, как правило, в значительно большем количестве.

Для понимания разницы потенциалов: один заурядный эсминец типа «Арли Берк» имеет 96 пусковых установок стандарта Mk.41, а комплекс «Иджис Асхор» – 24 в наземных контейнерах. Конечно, большая часть пусковых установок надводных кораблей обычно снаряжается зенитными ракетами – не нужно думать, что американские эсминцы и крейсера плавают с сотней «Томагавков», без труда можно зарядить в них больше двух дюжин крылатых ракет, а ведь наземный комплекс ПРО должен выполнять и основную функцию.

Почему это может быть интересно России


Главная угроза для России в свете распада ДРСМД и главное, чего не должна допустить российская дипломатия – это возвращение в Европу американских ракет средней дальности, которые теперь, со сдвинувшейся границей НАТО легко возьмут под прицел всю европейскую часть страны.

При этом реальная проблема заключается не в привычных дозвуковых крылатых ракетах – они и так зримо и незримо присутствуют в регионе на морских и авиационных носителях (например, Польша закупила AGM-158В JASSM-ER с дальностью более 900 км), вполне сбиваемы и обладают значительным подлетным временем. Дестабилизационный фактор, как и в 1980-х гг., представляют собой баллистические ракеты, которые теперь будут оснащены маневрирующими высокоточными (и, конечно, в соответствии с современной модой нельзя не сказать очевидное – гиперзвуковыми) боевыми блоками.

Подобное практически неотразимое оружие с минимальным подлетным временем, постоянно направленное друг на друга, мягко говоря, способствует напряженной атмосфере.

А в случае серьезного кризиса само его существование и развертывание в приграничных регионах может спровоцировать войну, когда одна из сторон атакует, боясь прозевать удар противника. Конечно, в случае кризиса американцы смогут достаточно быстро перебросить свои ракетные комплексы, которые наверняка будут авиатранспортабельными. Но в этом случае это будет следствием сложной ситуации, а не ее причиной. Да и высокая демонстративная агрессивность этого шага, трактуемого как подготовка к нападению, будет вынуждать прибегать к нему с осторожностью.

При этом от размещения своих ракетных комплексов только в Центральном военном округе (не считая, конечно, Приволжского федерального округа) Россия в плане обороноспособности ничего существенного не теряет.

В случае нужды мы также можем быстро перебросить их в европейскую часть России. Причем нам это сделать еще и проще – ближе, не нужно заниматься политическими согласованиями, можно пользоваться ж/д транспортом, который привлекает меньше внимания, чем армады транспортных самолетов. Да и что греха таить – наши ракетчики-сибиряки смогут спокойно заниматься в рамках учебной работы освоением районов базирования «особого периода».

Интерес европейцев тут тоже понятен – их в развале ДРСМД волнует в первую, а также вторую и третью очереди то, чтобы их уютный полуостров евразийского континента не вернулся к неуютному состоянию холодной войны с сотнями направленных друг на друга ракет русских и американцев. Что они искренне будут добиваться предлагаемого сценария, можно не сомневаться.

Реализация предложения о «безракетной европейской зоне» зависит, таким образом, от инициаторов распада ДРСМД.

Американцы, с одной стороны, похоже, заинтересованы в противостоянии с Китаем, а не в спасении Европы, и вполне могут согласиться на это предложение. И, не утруждая себя распылением сил и уламыванием старых членов Альянса, сосредоточиться на укреплении своих позиций в Индо-Тихоокеанском регионе. Развертывания на Дальнем Востоке российским ракетчикам не избежать.

С другой стороны, если американцы захотят, то смогут быстро добиться на двусторонней основе, например, с Польшей или Румынией, приглашения развернуть у них ракетные комплексы. Однако пропагандистки обосновать это при наличии скоординированной позиции старой Европы и Москвы по «безракетной зоне» будет только труднее и затратнее. Но единственное, что в этом случае потеряет Россия по сравнению со сценарием, в котором эту зону не удастся реализовать вообще – это посильные для бюджета траты на перевозку нескольких железнодорожных эшелонов.


Александр Ермаков, независимый военный обозреватель

Загрузка...
Комментарии
22 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Попытки Запада рассматривать Беларусь как «вторую Украину» создают новые риски.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$26,2 млн

выделит Армения на развитие высокотехнологичной промышленности в 2020 г., в том числе $13,2 млн – на военные разработки

Mediametrics