05 июня 2023 г. 16:40

Фомин-Нилов: России и Беларуси нужен единый историко-культурный стандарт Союзного государства

/ Фомин-Нилов: России и Беларуси нужен единый историко-культурный стандарт Союзного государства

2-3 июня 2023 г. в Москве состоялся масштабный Первый российско-белорусский форум историков. В нем приняли участие больше сотни исследователей из разных регионов двух стран. Беларусь и Россию исторически объединяет общее цивилизационное пространство. Оно сформировалось за столетия совместного проживания и развития и основано на единстве культуры и языка. Тем не менее, подходы к преподаванию истории в двух странах сегодня имеют различия. Почему сейчас особенно важно сближать эти подходы и повышать качество преподавания истории в школе, в интервью «Евразия.Эксперт» объяснил кандидат исторических наук Денис Фомин-Нилов. 

– Денис Валерьевич, чем отличился Первый российско-белорусский форум историков? И в чём, на Ваш взгляд, заключаются ключевые задачи, которые сейчас требуется совместно решать историкам Беларуси и России?

– Историки России и Беларуси и до 1991 г., и после работали плечом к плечу и никогда не теряли взаимопонимания. Участвовали в многочисленных исторических конференциях, конгрессах, круглых столах, множестве исследовательских проектов и большом количестве совместных публикаций. Но теперь на полях одного мероприятия впервые была охвачена вся хронология с древности до современности, и по разным вопросам историографии, источниковедения, теории и философии. Такого большого мероприятия, где участвовало бы больше сотни профессиональных историков, докторов и кандидатов наук, руководителей научно-исследовательских институтов, в рамках Союзного государства ранее не проводилось.

Форум состоялся в Российском государственном гуманитарном университете, обладающем хорошей инфраструктурой и потенциалом для проведения таких мероприятий. Второй площадкой стал возрожденный из пепла ИНИОН РАН: там прекрасный новый зал, великолепное оборудование.

Каждого историка в первую очередь волнуют его личные профессиональные темы исследований. Но с учетом геополитической обстановки, обострения отношений с евроатлантистами и коллективным Западом, конечно, достаточно активно обсуждалась ключевая задача. Она состоит в том, чтобы понять, как мы попали в современный кризис, найти выход из него и способ для России и Беларуси выйти из этого кризиса победителями. Мы не могли обойти стороной и историко-культурные аспекты, тему духовно-нравственных ценностей. Обсуждали то, что нас объединяет, а также то, что нас разъединяет либо может разъединить.

– Каковы Ваши впечатления от форума, от общения с белорусскими коллегами? Какие темы выступают наиболее дискуссионными?

– Мне показалось, что эти два дня были очень плодотворными и интересными, конструктивными. И дальше историкам предстоит большая работа не только в научном плане, но и в образовательном, просветительском, чтобы в университетах и школах провести серьезную модернизацию подходов.

Что касается моих впечатлений от общения с белорусскими историками – я общаюсь с ними уже много лет, и мне всегда импонирует их умение выстраивать конструктивный диалог. Мне есть с чем сравнивать: у меня есть опыт общения и с молдавскими историками, и с украинскими. Белорусов всегда отличает умение слышать оппонента, слушать, но в то же время проводить и настаивать на своей точке зрения. Наверное, знаменитый метод великого министра иностранных дел Советского Союза Андрея Громыко во многом был обусловлен белорусской историко-культурной спецификой.

У нас по Великой Отечественной войне полный консенсус и понимание. Но когда начинаем разбирать эту тему по составляющим, по элементам, то понимаем, что все-таки подходы у нас различаются. Россия себя ассоциирует и приравнивает в целом к Советскому Союзу, а Беларусь фактически обособляется. Для них Великая Отечественная – это война в первую очередь белорусского народа, а уже потом советского. Более того, эти аспекты войны именно советского народа у них все больше и больше попадают в курс «История зарубежных стран». Так что, если учитывать наши представления о мире, это вызывает болезненные реакции.

– Ваше выступление на форуме было посвящено теме проверки итоговых знаний по истории в школах Беларуси и России. В первую очередь хотелось бы спросить, какие различия сохраняются в преподавании истории в двух странах?

– Происходит расхождение, к сожалению, по многим направлениям, например, по событиям 1917 г. В нашей стране уже принят историко-культурный стандарт, по которому с февраля 1917 г. по декабрь 1922 г. происходила Великая Российская революция. Мы исходим из подхода, что революция – это не однодневное действо, а длительный процесс коренных, революционных изменений в жизни общества, политике, экономике и так далее. Соответственно, мы считаем, что этот процесс начался в феврале с отречения Николая II и закончился завершением гражданской войны, в основном на территории Российской империи, и созданием СССР.

В Беларуси совсем другой, советско-консервативный подход: что была и буржуазная Февральская революция, и Великая Октябрьская революция, которую Ленин и Троцкий называли Октябрьским переворотом. Только в 1927 г., на десятилетие тех событий было введено понятие Великая Октябрьская революция, которое потом уже в кратком курсе истории ВКП(б) окончательно было закреплено. Этому они продолжают учить детей и сами в этой парадигме находятся.

Наше российское профессиональное историческое сообщество понимает, что октябрьские события, когда захватили Зимний, большевики захватили министров временного правительства – были лишь эпизодом. Для белорусов, для белорусской государственности создание Советской Социалистической Белорусской республики с 1918 г. – это, конечно, крайне важное событие. Для них оно предопределило появление современной Беларуси в актуальных границах и с теми особенностями, духовно-нравственными ценностями, которые они защищают.

Здесь много сложных моментов, достаточно дискуссионных. В итоге это упирается в подходы к хронологии, к периодизации как современной истории, так и истории советского периода, и в целом истории наших стран. Это на самом деле сложные вопросы, которые обывателю кажутся чисто теоретическими, философскими размышлениями. А фактически они и формируют идеологический каркас, мировоззрение наших людей, нашего общества. У нас Союзное государство. Мы много внимания уделяем вопросам обороны, экономики, промышленности, в последние пару лет очень большое внимание уделяется вопросам развития науки. Но одно из главных опасений – что в духовно-нравственных и историко-культурных основах идеологической конструкции наших социумов, мы, к сожалению, все больше и больше расходимся.

Мой тезис на протяжении многих лет состоит в том, что нам, конечно, нужен общий историко-культурный стандарт Союзного государства как ориентир для учебников, учебных пособий, учителей и преподавателей истории. Мне кажется, что мы к этому движемся, потому что сейчас в Беларуси введен курс «Основы белорусской государственности», и у нас с 1 сентября будет курс «Основы российской государственности». Но, к сожалению, эти два мировоззренческих учебных курса для высшей школы, которые разрабатываются и создаются параллельно, недостаточно совместно проработаны и интегрированы. В долгосрочной перспективе это чревато рисками.

– Какие инструменты можно использовать, чтобы гармонизировать имеющиеся различия?

– Инструментов у нас не так много, и все они хорошо известны. Первый базовый инструмент – это историческое, историко-культурное и обществоведческое образование. Формирование представления о мире, о своей стране в этом мире, о своем регионе внутри этой страны и мира, а также представление о своей семье и себе в окружающем мире, которое без исторической подоплеки не может быть сформировано. Мы видим процессы в некоторых странах, где историю отбрасывают, перекрашивают, переформатируют или откровенно фальсифицируют. В итоге у людей, у общества зыбкое основание для нормального, стабильного развития.

Без истории здесь нельзя обойтись, а она начинается со школьной парты. Вопросы образования и просвещения опираются на образовательные стандарты, на нормативно-правовые акты, задающие рамки и контур. Они опираются и на учебные пособия, учебно-методические комплексы. По итогам обучения в школе в Беларуси сдается Централизованное тестирование (ЦТ), а у нас – Единый государственный экзамен (ЕГЭ). В рамках Союзного государства мы совершенно по-разному двигаемся на этом нулевом шаге формирования общего союзного представления людей о наших странах, о настоящем и прошлом, о перспективах развития.

У нас – уже линейный подход с древности до современности, если иллюстрировать преподавание истории. У них – все-таки концентрический подход, который у нас был до 2014 г., но не дал необходимых результатов, по мнению большинства экспертов. Историю по хронологии изучают до девятого класса, а десятый-одиннадцатый класс – это именно проблемно-тематические моменты. Самые злободневные, актуальные вопросы они выносят на обсуждение, разговор учеников с учителем. А эта дискуссия из класса, конечно, выходит и в семьи. Дети приходят домой, вступают в обсуждение с родителями, и получается такой общественный диалог, идущий через школу.

То же самое и в университетах: у нас сейчас пришло понимание, что надо сохранять духовно-нравственные ценности. Есть указ президента Российской Федерации от ноября прошлого года «О сохранении и защите духовно-нравственных ценностей». У белорусов это понимание на высшем законодательном и управленческом уровне пришло намного раньше, и они намного раньше стали уделять значительное внимание этим вопросам.

Мы, с одной стороны, вроде бы двигаемся параллельными курсами, но, как мне кажется, недостаточно пересекаемся. Нам надо идти единым курсом, понимая, что у нас все-таки Союзное государство. А здесь, мне кажется, наши профильные министерства не дорабатывают. Есть большой пласт работы, которую необходимо проводить, но для этого нужно концептуальное, в том числе идеологическое, понимание конечной цели, к которой необходимо двигаться.

– Как обстоят дела непосредственно в области проверки итоговых знаний по истории в школах Беларуси и России? Какие проблемы здесь требуется решить?

– Ключевые проблемы проистекают из того, что ЦТ делают одни люди, а ЕГЭ делают другие люди. Между собой они практически не взаимодействуют, и общих подходов у них нет.

Величайшим достижением последних лет стало то, что в наших вузах стали принимать результаты ЦТ. Белорусы по результатам ЦТ могут поступать даже на бюджетные места и обучаться за счет федеральных налогоплательщиков. Но когда мы сравниваем результаты ЦТ по истории Беларуси и ЕГЭ по истории России, то понимаем, что проверяются абсолютно разные знания, абсолютно разные темы. Там ЦТ по истории – это история именно Беларуси в ее нынешних территориальных границах. У нас ЕГЭ по истории – это история Российской империи, история СССР, история региона, в котором проживает человек, и в целом мировой контекст.

Наше ЕГЭ по истории в десятки раз сложнее и объемнее в сравнении с белорусским ЦТ по истории. Поэтому в некоторых институтах не признают ЦТ по истории как результат экзамена по истории России. Мы понимаем, что они абсолютно разные на уровне проверки знаний: с разными подходами, типами заданий, глубиной проверки знаний. Это как раз результат того, что учебная, методическая и воспитательная работа ведется по-разному. Соответственно, разное мировоззрение формируется у белорусов и россиян. Нам, напротив, нужно вырабатывать общие, единые взгляды на мир, наши страны и наше будущее.


Беседовал Владимир Крапоткин


Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

5 млн

российских туристов посетили Беларусь в 2023 г. Ежегодный рост взаимных турпотоков составляет 50% – замминистра спорта и туризма Беларуси Олег Андрейчик