29 Сентября 2016 г. 00:00

Газ, застрявший в горах

Газ, застрявший в горах
Фанские горы. Таджикистан
Фото: risk.ru

Таджикистан – горная страна, почти 93% территории которой приходится на хребты Памира и Тянь-Шаня. Не имея доступа к основным транспортным путям Евразии, не имея регулярного снабжения электроэнергией и каких-либо существенных запасов углеводородов для покрытия нужд страны, с 32-33% населения, живущими ниже уровня бедности, обреченный существовать благодаря переводам денег трудовых мигрантов (в основном из России) Таджикистан, казалось бы, обладает не самыми внушительными перспективами экономического развития. Однако на фоне активизации разведочной деятельности в течение последних десяти лет и в Таджикистане появились надежды на возможность самообеспечения собственными углеводородными ресурсами. Сможет ли Душанбе повторить путь ведущих среднеазиатских государств?

Газовое истощение

В отличие от соседнего Узбекистана, в Ферганской долине которого нефтеразведочная деятельность велась еще в XIX в., Таджикистан никогда не был приоритетным направлением деятельности советских энергетиков. Благодаря своеобразному возведению газопроводов в советскую эпоху, через территорию Таджикистана пролегают трубопроводы. Например, через таджикистанскую часть Ферганской долины поступает узбекский газ из одного конца страны в другую. Запасы большинства разрабатываемых сейчас газовых месторождений в Таджикистане довольно небольшие, а сами залежи близки к истощению.

Первое месторождение газа в Таджикистане, Кызыл-Тумшук с объемом извлекаемых запасов в чуть менее 2 млрд м3 было открыто в 1964 г. Затем неподалеку от Душанбе, в 1960-1970-х гг. были открыты месторождения Андыген, Шохамбары, Бештентякское, Комсомольское в Сурхан-Вахшской нефтегазоносной области, позволившие вывести уровень добычи до 340-350 млн м3 в год к началу 1970-х гг.

Однако Таджикистану не удалось сохранить такие объемы добычи более 10-15 лет и после распада Советского Союза, когда к естественному истощению месторождений присовокупились и экономические факторы, газовая промышленность страны пришла в упадок.

Начало 2010-х гг. пока что ознаменовало лишь достижение самых низких показателей за последние 50 лет – в 2013 г. после 46 лет добычи полностью исчерпались запасы Кызыл-Тумшукского месторождения. Таким образом, в 2015 г. добыча газа составляла лишь 4 млн м3, примерно в десять раз меньше, чем десятью годами ранее.

Новый Туркменистан?

Таджикистан рассчитывает в ближайшем времени повторить достижения 1960-1970-х гг. Руководство страны надеется, что разработка месторождений в Афгано-Таджикском нефтегазоносном бассейне (АТНБ) может повлечь за собой возрождение углеводородной энергетики в стране.

По предположениям таджикских властей, недра страны скрывают в себе неразведанные 113 млн тонн нефти и 863 млрд м3 газа, и подавляющая часть этих ресурсов находится в АТНБ.

Некоторые зарубежные инвесторы заговорили о «новом Кувейте», крупные нефтегазовые концерны (Газпром, Total, CNODC) закрепили свое участие в проектах на территории Таджикистана. Хотя по своей структуре осадочных пород Афгано-Таджикский нефтегазоносный бассейн похож на нефтегазоносные формации вдоль Амударьи, имеется ряд различий, которые усложнят превращение страны в новый Туркменистан.

Наибольшую проблему представляет собой аномально высокое пластовое давление, причем коллекторные слои совсем не однородны. Если учесть, что вся геологоразведочная деятельность проходит в непосредственной близости от высокогорной местности – например, для достижения продуктивных отложений на месторождении Саргазон «Газпрому» следовало бы пробурить скважину глубиной в 8,5-9 км, что оказалось бы экономически крайне невыгодным.

К тому же основная часть добытого в Таджикистане газа принадлежит к категории высокосернистых, что в еще большей степени снижает экономическую привлекательность проектов.

Это, однако, вовсе не означает что Таджикистан не обладает масштабными газовыми ресурсами – просто они залегают слишком глубоко, под множеством неравномерно расположившихся пластов.

Предполагается, что подсолевые слои недр Таджикистана содержат наибольшие объемы углеводородов, однако дороговизна и технологическая сложность добычи в таких условиях на данный момент делают разработку этих залежей фактически невозможными.

«Газпром» уходит

В этом отношении примечательно, что в середине августа 2016 г. Gazprom International заявил об отказе от лицензий на разработку месторождений Сарыкамыш и Шохамбары, сославшись на высокую стоимость добычи и неблагоприятный налоговый режим в стране. Это решение «Газпрома» закрепляет полный уход компании из Таджикистана, после того как в 2014 г. российский концерн сдал полученные лицензии на разработку месторождений Ренган и Саргазон (работы велись с 2006 г.).

Геологоразведочные работы «Газпрома» проходили в весьма затруднительных условиях – буровая скважина «Шахринав-1» на месторождении Сарыкамыш была пробурена до глубины 6,5 км и стала, таким образом, самой глубокой за всю историю добычи газа в Центральной Азии. Хотя предполагаемые запасы на том же месторождении Сарыкамыш составляли 18,5 млрд м3, «Газпром» так и не нашел промышленных объемов газа.

Тяжелые геологические условия

После ухода «Газпрома» из страны единственный проект, в котором задействованы международные «мейджоры» – Бохтар. Лицензия на Бохтар покрывает четверть территории Таджикистана, в том числе и столицу Душанбе, и акционеры проекта – Tethys Petroleum, Total и CNODC – намереваются открыть новые месторождения для покрытия небольшого домашнего спроса и экспорта газа в соседний Китай.

Хотя блок Бохтар разрабатывается с 2008 г., никаких существенных успехов геологическая разведка не принесла, несмотря на уверения акционера, что Бохтар – «бассейн мирового класса», обладающий перспективными ресурсами газа в объеме 3,2 трлн м3.

По всей видимости, рано или поздно Total и CNODC выйдут из проекта ввиду бесперспективности добычи газа в столь тяжелых геологических условиях (или пытавшаяся ранее продать свою долю Tethys Petroleum сама откажется ввиду тяжелого финансового положения), лишив таким образом Таджикистан возможности нарастить добычу нефти и газа хотя бы до уровня 1960-1970-х гг. Тем не менее находящийся на глубине 7-8 км таджикистанский газ будет и впредь будоражить воображение газовиков всего мира.

Виктор Катона, cпециалист по закупкам нефти MOL Group (Венгрия), эксперт РСМД

Загрузка...
Комментарии
19 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Форум регионов отразил состояние интеграционных процессов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$1 трлн

составили расходы НАТО на военные нужды в 2018 г. Из них $700 млрд было потрачено США. В сравнении, Россия за прошлый год потратила на те же цели менее $50 млрд – МИД РФ

Mediametrics