Геоэкономическая стратегия Беларуси в условиях передела мира Геоэкономическая стратегия Беларуси в условиях передела мира

Введенные Западом санкции не остановили торговлю Беларуси с Евросоюзом, экспорт в который в первом полугодии 2022 г. уже достиг $3 млрд, заявил 13 августа 2022 г. премьер-министр республики Роман Головченко.

По его словам, продолжается экспорт в ЕС продукции деревообработки, металлопродукции, нефтепродуктов, минеральных удобрений. Однако анализ статистики показывает, что объемы торговли значительно упали. За весь 2021 г. Беларусь экспортировала в ЕС товаров на $10,5 млрд, из них в первом полугодии 2021 г. – $4,5 млрд. В первом полугодии 2022 г. – лишь немногим более $3 млрд. Падение – почти в 1,5 раза.

По всей видимости, этим падением продиктовано и требование Александра Лукашенко к МИД Белоруссии подключаться к решению вопросов торговли. «Беларуси, несмотря на санкционное давление, нельзя уходить с рынка Евросоюза», – сказал 9 августа белорусский президент. Это сигнал, что Минск не хочет сжигать мосты. Однако экономическая дипломатия, которая традиционно является задачей номер один для белорусских загранучреждений, не может победить геополитику.

Спустя два дня, 11 августа, Лукашенко признал потерю контроля над белорусским терминалом в Клайпедском порту, через который переваливались калийные удобрения, один из главных источников валютной выручки Белоруссии в прошлые годы. Фактически, этот транспортный коридор (а с ним и доступ к Балтийскому морю) Вильнюс перекрыл Минску еще в 2021 г., введя санкции. Еще 2-3 года назад ряд белорусских экспертов утверждал, что Минск фактически имеет собственный выход к морю через Клайпеду, а экономическая выгода Вильнюса окажется сильнее политики. Не оказалась.

Почему это происходит? Западные соседи Беларуси выказывают рвение действовать в русле американской политики новой холодной войны, построения «санитарного кордона». Идеология к этому была подведена еще в 1950‑х гг. госсекретарем США Дж.Даллесом, заявившим об «аморальности нейтралитета», который несовместим с долгом борьбы с коммунизмом.

Они убедили себя, что победили в холодной войне, а значит, методы американского истеблишмента не будут пересмотрены: вновь будет применяться идеология крестовых походов.

Характерным для первой холодной войны было подчинение политике экономических связей между блоками. Несмотря на различия с днем сегодняшним, «тотальная экономическая война», объявленная Западом, не оставляет места внешнеэкономической прагматике.

Сделки по продаже политической лояльности соседних России элит США больше не работают, что видно по той же Украине или попытке госпереворота в Казахстане. На столе для переговоров нет уже даже «обманок» по типу «белорусского нейтралитета», только «сдача в плен» без условий и присоединение к прокси-войне против России.

Конечно, Запад продолжит покупать ряд товаров, необходимых ему, в том числе и через «серые» схемы. Но ситуация с постепенным отказом от российских нефти и газа ценой деиндустриализации Европы показывает, что всерьез рассчитывать на это торговое направление опасно. Отсюда и стратегическая переориентация российского экспорта на Восток в последние годы.

В истории уже был схожий сюжет. СССР политически и экономически бойкотировался Западом с момента образования до начала 1930‑х гг. Идеологический раскол, конечно, играл роль, но он скорее обслуживал геополитическую стратегию Запада. Как и в первые десятилетия холодной войны.

Системные экономические связи между СССР и Западом стали налаживаться лишь к 1970‑м гг. и не принесли Советскому Союзу долгосрочной пользы. Конечно, сегодня ситуация отличается, но масштаб геополитических изменений также значителен, а реакция Запада не сильно изменилась.

Какие в этих условиях возможны геоэкономические стратегии для Беларуси?

Стратегия хаба для «серого» импорта-экспорта малопродуктивна. Это попытка жить в мире, которого больше нет. Возможности для Беларуси стать проводником российского экспорта на Запад, помимо уже имеющихся, в обозримом будущем тоже минимальны. В Минске это хорошо понимают.

И тут дело не только в санкциях, но и в географии. В прошлые годы основной объем транзита через Беларусь составлял экспорт из Германии в Россию. Из России товаропоток через Беларусь на Запад был сравнительно скромным, исключение – нефть и газ. В принципе, Евросоюз может попытаться совершить экономический суицид, сократив до минимума закупки российских энергоносителей, но Беларусь не может на это повлиять.

У России есть свои порты на Балтике, а морской транспорт значительно дешевле сухопутного. Кроме того, Беларусь на Западе граничит с недружественными Польшей и Литвой, отношения с которыми в обозримой перспективе продолжат деградировать. Новый «санитарный кордон», формировавшийся в постсоветский период, сегодня ощетинился. Все это делает малоперспективными «хитрые схемы» транзита. Да, отдельные страны Евросоюза могут закупить у Беларуси древесину этой зимой, чтобы топить вместо газа. Но это не изменит погоды для экономической устойчивости Минска.

Если думать о стратегии для будущего, надо рассматривать Союзное государство как инструмент развития в условиях санкционного давления. Для Минска остается фактически одна внешнеэкономическая стратегия. Отслеживать изменения архитектуры геоэкономических связей России и Евразийского экономического союза, предлагая свои решения и встраиваясь в набирающие силу тренды. Например, экономический коридор «Север-Юг», расширение присутствия на рынках глобального Юга, инициативы по линии БРИКС+. Смотреть на точки сопряжения России и Китая и пытаться извлекать свою прибыль.

Задача – переждать бурю в надежной гавани, действуя в тесном военно-политическом и геоэкономическом блоке с Москвой. Выстроить за это время прочную и жизнеспособную социально-экономическую систему. Это и есть ставка на будущее, на «нишу» проводника интересов России и евразийского блока в постамериканской Восточной Европе.

Первый шаг на этом пути – включение в логистические цепочки и импортозамещение в России, что уже происходит.

Как это выглядит на практике? Россия сегодня системно помогает Белоруссии. Во-первых, белорусские грузы переваливаются уже в 9 российских портах, что дает им свободный выход на мировые рынки. Причем, для белорусских товаров действуют скидки на перевозку грузов до российских портов.

Во-вторых, запущен сухопутный транзит белорусских товаров через территорию России, в том числе в Китай по коридору «Восток-Запад». Принято решение о строительстве в Ленинградской области насыпного терминала для перевалки белорусских калийных удобрений, стоимость которого оценивается в $500 млн.

В-третьих, Россия профинансирует в объеме $1,5 млрд развитие в Белоруссии импортозамещающих производств для российского рынка. Все это позволяет не допустить падения уровня жизни белорусских граждан в условиях нового передела мира и тяжелых незаконных санкций, введенных Западом.

Здесь и стоит искать реальные перспективы будущего. Остальное описывается мудрой белорусской поговоркой: «обецанки-цацанки, а дурню радость».


Вячеслав Сутырин

17 августа 2022 г. 08:20

Геоэкономическая стратегия Беларуси в условиях передела мира

/ Геоэкономическая стратегия Беларуси в условиях передела мира
Геоэкономическая стратегия Беларуси в условиях передела мира
Фото: com-drive.com

Введенные Западом санкции не остановили торговлю Беларуси с Евросоюзом, экспорт в который в первом полугодии 2022 г. уже достиг $3 млрд, заявил 13 августа 2022 г. премьер-министр республики Роман Головченко.

По его словам, продолжается экспорт в ЕС продукции деревообработки, металлопродукции, нефтепродуктов, минеральных удобрений. Однако анализ статистики показывает, что объемы торговли значительно упали. За весь 2021 г. Беларусь экспортировала в ЕС товаров на $10,5 млрд, из них в первом полугодии 2021 г. – $4,5 млрд. В первом полугодии 2022 г. – лишь немногим более $3 млрд. Падение – почти в 1,5 раза.

По всей видимости, этим падением продиктовано и требование Александра Лукашенко к МИД Белоруссии подключаться к решению вопросов торговли. «Беларуси, несмотря на санкционное давление, нельзя уходить с рынка Евросоюза», – сказал 9 августа белорусский президент. Это сигнал, что Минск не хочет сжигать мосты. Однако экономическая дипломатия, которая традиционно является задачей номер один для белорусских загранучреждений, не может победить геополитику.

Спустя два дня, 11 августа, Лукашенко признал потерю контроля над белорусским терминалом в Клайпедском порту, через который переваливались калийные удобрения, один из главных источников валютной выручки Белоруссии в прошлые годы. Фактически, этот транспортный коридор (а с ним и доступ к Балтийскому морю) Вильнюс перекрыл Минску еще в 2021 г., введя санкции. Еще 2-3 года назад ряд белорусских экспертов утверждал, что Минск фактически имеет собственный выход к морю через Клайпеду, а экономическая выгода Вильнюса окажется сильнее политики. Не оказалась.

Почему это происходит? Западные соседи Беларуси выказывают рвение действовать в русле американской политики новой холодной войны, построения «санитарного кордона». Идеология к этому была подведена еще в 1950‑х гг. госсекретарем США Дж.Даллесом, заявившим об «аморальности нейтралитета», который несовместим с долгом борьбы с коммунизмом.

Они убедили себя, что победили в холодной войне, а значит, методы американского истеблишмента не будут пересмотрены: вновь будет применяться идеология крестовых походов.

Характерным для первой холодной войны было подчинение политике экономических связей между блоками. Несмотря на различия с днем сегодняшним, «тотальная экономическая война», объявленная Западом, не оставляет места внешнеэкономической прагматике.

Сделки по продаже политической лояльности соседних России элит США больше не работают, что видно по той же Украине или попытке госпереворота в Казахстане. На столе для переговоров нет уже даже «обманок» по типу «белорусского нейтралитета», только «сдача в плен» без условий и присоединение к прокси-войне против России.

Конечно, Запад продолжит покупать ряд товаров, необходимых ему, в том числе и через «серые» схемы. Но ситуация с постепенным отказом от российских нефти и газа ценой деиндустриализации Европы показывает, что всерьез рассчитывать на это торговое направление опасно. Отсюда и стратегическая переориентация российского экспорта на Восток в последние годы.

В истории уже был схожий сюжет. СССР политически и экономически бойкотировался Западом с момента образования до начала 1930‑х гг. Идеологический раскол, конечно, играл роль, но он скорее обслуживал геополитическую стратегию Запада. Как и в первые десятилетия холодной войны.

Системные экономические связи между СССР и Западом стали налаживаться лишь к 1970‑м гг. и не принесли Советскому Союзу долгосрочной пользы. Конечно, сегодня ситуация отличается, но масштаб геополитических изменений также значителен, а реакция Запада не сильно изменилась.

Какие в этих условиях возможны геоэкономические стратегии для Беларуси?

Стратегия хаба для «серого» импорта-экспорта малопродуктивна. Это попытка жить в мире, которого больше нет. Возможности для Беларуси стать проводником российского экспорта на Запад, помимо уже имеющихся, в обозримом будущем тоже минимальны. В Минске это хорошо понимают.

И тут дело не только в санкциях, но и в географии. В прошлые годы основной объем транзита через Беларусь составлял экспорт из Германии в Россию. Из России товаропоток через Беларусь на Запад был сравнительно скромным, исключение – нефть и газ. В принципе, Евросоюз может попытаться совершить экономический суицид, сократив до минимума закупки российских энергоносителей, но Беларусь не может на это повлиять.

У России есть свои порты на Балтике, а морской транспорт значительно дешевле сухопутного. Кроме того, Беларусь на Западе граничит с недружественными Польшей и Литвой, отношения с которыми в обозримой перспективе продолжат деградировать. Новый «санитарный кордон», формировавшийся в постсоветский период, сегодня ощетинился. Все это делает малоперспективными «хитрые схемы» транзита. Да, отдельные страны Евросоюза могут закупить у Беларуси древесину этой зимой, чтобы топить вместо газа. Но это не изменит погоды для экономической устойчивости Минска.

Если думать о стратегии для будущего, надо рассматривать Союзное государство как инструмент развития в условиях санкционного давления. Для Минска остается фактически одна внешнеэкономическая стратегия. Отслеживать изменения архитектуры геоэкономических связей России и Евразийского экономического союза, предлагая свои решения и встраиваясь в набирающие силу тренды. Например, экономический коридор «Север-Юг», расширение присутствия на рынках глобального Юга, инициативы по линии БРИКС+. Смотреть на точки сопряжения России и Китая и пытаться извлекать свою прибыль.

Задача – переждать бурю в надежной гавани, действуя в тесном военно-политическом и геоэкономическом блоке с Москвой. Выстроить за это время прочную и жизнеспособную социально-экономическую систему. Это и есть ставка на будущее, на «нишу» проводника интересов России и евразийского блока в постамериканской Восточной Европе.

Первый шаг на этом пути – включение в логистические цепочки и импортозамещение в России, что уже происходит.

Как это выглядит на практике? Россия сегодня системно помогает Белоруссии. Во-первых, белорусские грузы переваливаются уже в 9 российских портах, что дает им свободный выход на мировые рынки. Причем, для белорусских товаров действуют скидки на перевозку грузов до российских портов.

Во-вторых, запущен сухопутный транзит белорусских товаров через территорию России, в том числе в Китай по коридору «Восток-Запад». Принято решение о строительстве в Ленинградской области насыпного терминала для перевалки белорусских калийных удобрений, стоимость которого оценивается в $500 млн.

В-третьих, Россия профинансирует в объеме $1,5 млрд развитие в Белоруссии импортозамещающих производств для российского рынка. Все это позволяет не допустить падения уровня жизни белорусских граждан в условиях нового передела мира и тяжелых незаконных санкций, введенных Западом.

Здесь и стоит искать реальные перспективы будущего. Остальное описывается мудрой белорусской поговоркой: «обецанки-цацанки, а дурню радость».


Вячеслав Сутырин

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

27%

составит повышение цен на газ в Молдове с 1 октября 2022 г., утвержденное Национальным агентством по регулированию в энергетике. С октября 2021 г. тариф вырос почти в 7 раз

Mediametrics