22 Апреля 2021 г. 10:50

Гигин о значении союза Беларуси и России: «Экономические выгоды приходят вслед за осознанием нашей близости»

Гигин о значении союза Беларуси и России: «Экономические выгоды приходят вслед за осознанием нашей близости»
Фото: lenta.ru

Предотвращение госпереворота в Беларуси при содействии российских спецслужб подтвердило важность союзнических отношений для стабильности республики, которая могла быть ввергнута в хаос. Спикеры белорусского протеста ранее пытались занять нейтральную позицию в отношении России, но периодически намекали на ненужность Союзного государства. Полемизируя с ними, помощник президента Беларуси Валерий Бельский заявил, что «кооперация с Россией формирует более 50% ВВП республики». Однако ценность союза с Россией не ограничивается экономической прибылью. Своими аналитическими оценками с изданием «Евразия.Эксперт» поделился декан факультета философии и социальных наук Белорусского госуниверситета Вадим Гигин.

Геополитическая окраска белорусского протеста


– Конечно, часть людей вышла [на протестные акции] искренне, считая, что отстаивает свои взгляды. Белорусская власть не отрицала, что люди имеют право на выражение своих взглядов. Важно, чтобы это право реализовывалось законным образом, то есть подавались заявки, обеспечивалась безопасность людей.

Вместе с тем, были и те, кто конструировал эти протесты, и те, кто конструировал вообще всю эту политическую кампанию.

Абсолютно подавляющая часть белорусского общества симпатизирует России, относится к России хорошо, и сразу вбрасывать антироссийскую карту означало бы оттолкнуть людей. Даже использование бело-красно-белого флага оттолкнуло от протеста часть тех, кто колебался и думал, на какую сторону встать. А яркая антироссийская кампания, кампания против русского языка, безусловно, протест похоронила бы еще быстрее.

Поэтому оппозиции необходимо было камуфлировать подлинные цели, лавировать. Но с самого начала это все было шито белыми нитками, поскольку достаточно посмотреть идеологический и политический бэкграунд того же Павла Латушко, Франака Вячорки и других людей, которые оказались в этой команде – никакие они не сторонники Союзного государства. Для многих из этих людей Россия – воплощение какого-то зла, исторический враг. Это было понятно для многих белорусских граждан, и это было понятно, как мы видим по реакции, и для российского руководства.

Что касается курса президента Республики Беларусь, с самого первого дня, с 1994 г. Александр Лукашенко заявлял, что берет курс на интеграцию с Российской Федерацией. Конечно, на этом пути возникают различные конфликтные ситуации, порождаются какие-то противоречия, и во многом это естественно.

Сейчас, после кризиса 2020 г., мы переживаем исторический момент, когда предстоит буквально в сжатые сроки выработать обновленную модель союзного строительства, модель, которая просуществует долгие годы. Здесь, конечно, очень важно не допустить ошибок.

Жизнь без союза с Россией


– Я внимательно следил за различными дискуссиями представителей оппозиции. Достаточно очевиден пошаговый план, как бы они осуществляли демонтаж Союзного государства в случае прихода к власти.

Первыми шагами был бы отход от внешнеполитической солидарности, изменение голосования Беларуси в международных организациях (ООН, ОБСЕ). Скорее всего, Беларусь присоединилась бы к антироссийским резолюциям либо воздерживалась.

Затем были бы отменены совместные военные учения, которые запланированы на осень этого года. Естественно, это бы предопределило с российской стороны замораживание военного и военно-технического сотрудничества, что уже серьезным образом ударило бы по национальной безопасности Беларуси. По плану этих стратегов, это бы искусственно вынудило Беларусь идти на сближение со странами НАТО, переходить на их стандарты вооружения.

Уже само по себе это предопределило бы и дальнейшие шаги по демонтажу политической, военной и экономической интеграции, поскольку и РФ была бы вынуждена принимать ответные шаги, связанные с таможенными границами и другими ограничениями для того, чтобы защитить собственное пространство.

Ущерб от разрыва связей с Россией для Беларуси был бы колоссальный. Мы должны понимать, каков уровень взаимодействия. Мы сейчас ведем определенный спор по ценам на нефть и газ, а никакого бы спора не было, была бы бескомпромиссная позиция с обеих сторон, что могло бы вообще привести к параличу нефтехимического комплекса Беларуси, а это уже трудно измерить деньгами.

Затем произошло бы обрушение целых направлений в торговле. Скажем, поставки белорусского молока и мяса на российский рынок. Естественно, в этом случае Россия бы ввела ограничительные тарифы, меры и так далее. Нельзя забывать о кооперации между предприятиями.

Прекращение сотрудничества с Россией привело бы просто к системному кризису белорусских промышленных гигантов («МАЗ» и других). Оппозиция утверждает, что это якобы ненужное советское наследие. Но это же просто колоссальная галопирующая безработица, десятки тысяч рабочих, которые бы остались на улице.

Потом уровень регионального взаимодействия. Витебск, Могилев, Гомель и приграничные российские области. Здесь просто была бы катастрофа. Не хотелось бы об этом сценарии даже думать, поскольку он абсолютно иллюзорный, и был бы реализован только в случае прихода этих людей к власти.

Союзное государство для людей


– Экономика, конечно, важна, но я убежден, что в основе лежит все-таки историко-культурная близость наших народов. Этим руководствовались белорусы в 1995 г., когда голосовали на референдуме [за интеграцию с Россией], и этим мы руководствуемся до сих пор. Экономические выгоды приходят вслед за осознанием нашей близости.

По крайней мере, для меня и моего окружения, а также по результатам [социологических] опросов, для наших людей важна прежде всего плотная связка между белорусами и русскими, историческая и многовековая.

Можно бесконечно спорить, один ли мы народ (суперэтнос), братские народы восточнославянской цивилизации – это уже отдельный научный спор. Но в целом все мы ощущаем эту близость Беларуси и России в первую очередь.

Во-вторых, наша экономика не только в Советском Союзе, но и до него формировалась как единый организм, как единое целое. Посмотрите сеть наших железных дорог и вообще в принципе сеть дорог. Как это можно разделить? Нет, конечно, можно, если захотеть, но зачем это делать, зачем вредить самим себе? Как я вижу, разговаривая с людьми, они это понимают.

Люди понимают, что Союзное государство – это как свобода: осознанная необходимость. Оно – то, что создает необходимую базу для дальнейшего развития, в том числе и определенные социальные гарантии.

Даже сейчас, когда в условиях пандемии ввели определенные ограничения, – кстати, с российской стороны – уже сейчас они вызывают у людей определенный дискомфорт. Граждане спрашивают, когда эти ограничительные меры закончатся. А ведь когда граница была полностью открыта, мы этого даже не замечали, воспринимая как данность.

И таких достижений союзного строительства и в сфере образования, и в сфере культуры, и в сфере здравоохранения очень много, и, конечно же, люди это ценят и с болью относятся, когда эти гарантии не в полной мере в жизни реализуются. Но сам этот факт говорит о том, что союзное строительство как система особых отношений между Россией и Беларусью состоялось.

Система для будущего


– Российская власть поддерживает белорусский политический режим, потому что белорусский политический режим поддерживается белорусским народом. Протесты не «сдулись» бы, не одержал бы Лукашенко победу в этой политической борьбе, если бы не было поддержки большинства белорусских граждан, это просто очевидно.

Как мне кажется, в Москве это видят, понимают и поэтому поддерживают своего политического союзника. Другой вопрос (о чем сейчас белорусский президент активно говорит), что это взаимодействие и сотрудничество во всех сферах жизни должно сохраняться и при других лидерах, потому что будут приходить новые поколения.

Речь идет не о системе отношений на несколько лет, наша задача сейчас – выстраивание системы отношений на десятилетия. Понятно, что сейчас два лидера должны провести определенную ревизию союзных отношений (а работа над дорожными картами – это и есть такая ревизия), чтобы обновить систему и посмотреть, работают ли ее механизмы в любых условиях, при любых вызовах, которые возникают.


Беседовал Вячеслав Сутырин

Загрузка...
Комментарии
05 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

О чем говорит «вакцинная дипломатия».

Инфографика: Геополитика вакцинации в постсоветской Евразии
инфографика
Цифра недели

$128 млрд

составляет объем крупнейших инвестпроектов в промышленном строительстве, заявленных и реализуемых в странах ЕАЭС с перспективой завершения до 2025 г. – ЕЭК

Mediametrics