14 мая 2023 г. 08:25

«Идейный базис для современности». Вадим Гигин – о сохранении исторической памяти в Беларуси и России

/ «Идейный базис для современности». Вадим Гигин – о сохранении исторической памяти в Беларуси и России

14 мая Беларусь отмечает День Государственного флага, герба и гимна. Как отметил в своем поздравлении президент республики Александр Лукашенко, они воплощают память поколений и отражают непростой исторический путь белорусского народа. На референдуме 1995 г. граждане Беларуси проголосовали за эти символы, а также за экономическую интеграцию с Россией и придание русскому языку статуса государственного. С этого момента фактически начался процесс создания Союзного государства – равноправного союза с глубоко интегрированной экономикой, единым политическим, оборонным и гуманитарным пространством. Немаловажную роль при этом играет работа по сохранению исторической памяти. Особенно в условиях, когда историю искажают для решения своих геополитических задач западные страны. Какие усилия прикладывают Россия и Беларусь для сохранения общей исторической памяти и какие направления этой работы необходимо активизировать, в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал председатель белорусского общества «Знание» Вадим Гигин.

– Вадим Францевич, в декабре белорусское общество «Знание» заключило соглашение о сотрудничестве с фондом «Историческая память». Как Вы оцениваете совместную с российской стороной работу по сохранению исторической памяти?

– На самом деле сделано уже достаточно много. Если взять фонд «Историческая память», то мы постоянно консультируемся с его лидером Александром Дюковым по целому ряду вопросов. У него установилось очень хорошее сотрудничество с НАН (Национальной Академией наук – ред.) Беларуси, в том числе и с Институтом истории. И нужно сказать, что это не проходные заседания. Там есть достаточно острые дискуссии по актуальным историческим вопросам, высказываются разные точки зрения, затем находятся общие подходы. Это очень важно, что в нашей исторической политике есть место для обсуждений и подобной динамики. Это говорит о наличии принципиально значимого живого процесса.

Есть также примеры сотрудничества и на других площадках. Скажем, взаимодействие исторического факультета Белорусского государственного университета и Московского государственного университета. Есть даже опыт создания совместной магистерской программы, проведения конференций, которые организуются при участии Постоянного комитета Союзного государства.

У нас имеются достаточно яркие примеры совместного создания учебных пособий и монографических изданий. И это касается не только тематики Великой Отечественной войны, хотя этот вопрос, конечно, принципиальный. Существуют также издания, в которых и мне доводилось принимать участие, – это «Белорусы, прославившие Россию. Россияне, прославившие Беларусь». Акцентирование этих совместных моментов нашего прошлого создает надежный идейный базис для современности.

Вместе с тем многое еще предстоит сделать. Актуален вопрос о гармонизации в рамках союзных программ не только экономики, налоговой и таможенной сфер, но и социально-гуманитарной области. В Беларуси создан Совет по исторической политике. В России работа ведется несколько по-иному: большую роль играют Российское историческое общество и Российское военно-историческое общество. Аналогов по масштабу подобной деятельности в Беларуси нет. Какие-то определенные функции выполняет наше общество «Знание».

Нам необходимо наращивать нормативно-правовую базу, реализовывать конкретные проекты, создавать новые площадки, чтобы эту работу не просто продвигать, а выводить на новый уровень. Самое главное – обеспечить преемственность с новым поколением, чтобы не дать возможности для противников союзной идеи манипулировать общественным мнением, используя фальсификацию истории.

Наши противники так делали всегда. Поколенческий переход является наиболее уязвимым временем для нас, для нашей восточнославянской цивилизации, да и для всякого общества. Но сейчас мы наиболее уязвимы для любых внешних воздействий, ведь для США и всего Запада история уже давно стала оружием.

– Сегодня особо актуальны вопросы сохранения исторической памяти о Великой Отечественной войны. Каким сюжетам по данной тематике уделяется приоритетное внимание?

– У нас традиционно большое внимание уделяется партизанскому подпольному движению. Это действительно очень яркая страница, которая позволила Беларуси стать узнаваемой на международной арене и внести вклад в разгром фашизма. За последние годы стала актуальной тема жертвенности. Это касается расследования дела о геноциде белорусского народа, которое проводит Генеральная прокуратура. В этом вопросе генеральный прокурор Андрей Швед взял на себя очень большую долю ответственности. По этой теме проводятся мероприятия, издаются книги, ставшие самыми продаваемыми среди белорусских издательств за прошлый год. В них мы по-новому осмысливаем ту жертву, которую принес народ, живший на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны.

Безусловно, это и Холокост, и генеральный план «Ост» по уничтожению славянского населения, уничтожение цыган, коммунистов, советских военнопленных. Вся эта человеконенавистническая политика нацистской Германии сейчас расследуется заново. Также изучается участие в осуществлении геноцида пособников из числа местных жителей и жителей других советских республик, которые согласились на сотрудничество с врагом. По нашему закону они приравнены к нацистам. Этой проблематике сейчас уделяется очень большое внимание.

Особое значение имеет деревня Хатынь, которая стала символом всех белорусских деревень, сожженных вместе с жителями. Прошло обновление мемориального комплекса «Хатынь», в котором президент Беларуси принял личное участие. Буквально за месяц он дважды посетил это место скорби и памяти – сначала в восьмидесятую годовщину трагедии, а затем участвовал в субботнике на территории комплекса. Объявление этого комплекса республиканской молодежной стройкой говорит о том, что Хатынь находится в центре не только государственного, но и общественного внимания.

Кроме того, мы готовимся к широкомасштабному празднованию юбилея освобождения Беларуси. В сентябре будет 80-летие освобождения первого населенного пункта страны – поселка Комарин, находящегося практически на стыке границ Беларуси, Украины и России. Будет целый цикл праздников в несколько этапов, вплоть до годовщины операции «Багратион», освобождения Минска и всей территории Беларуси. Сейчас уже ведутся подготовительные мероприятия.

– Каким еще темам уделяется особое внимание в совместной работе историков из России и Беларуси?

– У нас наладились очень добрые отношения с Россией, в отличие от некоторых наших соседей. Стоит отметить, что взаимодействие и процессы, которые происходили с украинскими, литовскими и польскими историками до 2020 г., были всегда острыми. Скажу больше – нас просто не хотели слышать. Мне доводилось самому участвовать в нескольких дискуссиях с польскими историками-политологами. Они абсолютно не принимали белорусский взгляд на историю, на события времен Пилсудского, первой Речи Посполитой, Люблинской унии. С их стороны наблюдалось грубое навязывание своей точки зрения. Так же проходили споры с литовскими историками по поводу Великого княжества Литовского.

Абсолютно шокирующая и фактически тоталитарная политика в отношении национальной памяти установилась после 2014 г. на Украине. Там это перешло всякие нормы приличия настолько, что даже нечего комментировать. На этом фоне очень выгодно отличались немецкие историки, с которыми до последнего времени был очень хороший и адекватный диалог. Были и трудные моменты, когда они не признавали или частично признавали преступления, которые совершил Вермахт. Они говорили, что это делали только эсэсовцы и подчиненные им организации партийной структуры, что явно противоречило историческим фактам. Но тем не менее с ними можно было поддерживать диалог. Все-таки в этом плане Германия и немецкие историки отличались даже от восточноевропейских.

Что касается России, то здесь ситуация совершенно другая. Да, было и есть такое, что некоторые наши историки пытались проводить в своих публикациях антироссийский вектор. Они старались создать из России образ исторического врага по тем же лекалам, как это делалось в Прибалтике, Польше, на Украине и отчасти в Закавказье. У нас это никогда не было мейнстримом, никогда не поддерживалось академической наукой. Наоборот, было выстроено очень хорошее взаимодействие с российскими историками. Конечно, вопросы, связанные с памятью о Великой Отечественной войне, стояли на первом месте. Этой теме посвящено большое количество публикаций и совместных конференций.

Меня очень радует участие в этой работе фонда «Историческая память», что позволяет на своих площадках собрать историков с разными точками зрения, которым удается поддерживать цивилизованный и даже образцовый диалог. В сотрудничество вузов двух стран вовлечены не только БГУ и МГУ, но и Балтийский федеральный университет, Смоленский государственный университет и очень много региональных белорусских учреждений.

Здесь есть пример взаимодействия факультета философии и социальных наук БГУ с Северо-Кавказским федеральным университетом и с некоторыми другими в области социологического и психологического инструментария, изучения исторической памяти. Все это в совокупности позволило создать очень хорошую атмосферу в сфере социально-гуманитарных наук, что, безусловно, способствует поддержанию братского и добрососедского духа между нашими народами.

– Какие методы актуально использовать для популяризации истории и сохранения исторической памяти в молодежной среде?

– В Беларуси прошлый год был объявлен Годом исторической памяти, и тогда общество «Знание» провело целый ряд информационно-просветительских акций. Опыт показывает, что проведение лекториев на историческую тематику очень востребован, интерес к этой науке достаточно велик. На моей памяти была такая динамика интереса к истории: это конец восьмидесятых годов, когда стали открываться архивы. Потом был определенный спад, потом снова этот интерес возник. И вот сейчас мы вновь находимся на таком пике.

Стоит упомянуть о таких акциях, как «Беларусь единая», популяризацию учебника истории белорусской государственности и учебного курса в вузах. Мы видим, как наши российские коллеги внимательно изучают этот опыт и рассматривают вопрос о преподавании подобного курса в российских вузах. Общество «Знание» провело целую серию лекториев по всей стране для самых разных категорий. Там были активисты общественных организаций, политических партий, государственные служащие. Мы приходили в вузы и даже проводили такие лектории в детских оздоровительных лагерях вместе с Белорусским республиканским Союзом Молодежи. Все это вместе дает определенную отдачу. Безусловно, нужно наращивать активность и в социальных сетях. У нас тоже есть такой опыт. В частности, мы совместно с редакцией газеты «Беларусь сегодня» подготовили целую серию выпусков в Youtube об исторической среде и другие подобные проекты.

– Какие перспективные проекты актуально реализовывать в рамках Союзного государства Беларуси и России в области сохранения исторической памяти, в том числе исторического образования?

– Наше дело – предлагать идеи, разрабатывать проекты, а затем популяризировать их. Это было сделано в проекте, в котором участвовала редакция газеты «Беларусь сегодня» совместно с Национальным архивом. Они реализовали проект «Партизаны Беларуси». Была проделана колоссальная работа по оцифровке архива, хранящегося в наших фондах. И теперь каждый человек в интернете может вести имя и фамилию кого-то из предков, которые были в партизанских отрядах, и увидеть там данные, какой подвиг был ими совершен, в каком формировании они служили, за что были награждены и так далее. Реализация и внедрение таких проектов в воспитательный процесс на местах имеет огромное значение.

Бывая на территории того же Донбасса, мы видим, какую работу проводили украинские власти после 2014 г. по тотальной индоктринации людей своей абсолютно фальсифицированной версией истории. Мы понимаем, что это создает не только угрозы для России, но и вызовы для нас, поскольку они очень активно работают с белорусами, сбежавшими после событий 2020 г. История становится для них полем политических манипуляций и политической борьбы.

Поэтому изложение истории в популярном ключе, донесение ее до самых широких кругов – это очень важная задача. Но при этом не следует забывать о необходимости дальнейшего стимулирования широких академических исследований. Для этого созданы фонды, эту работу нужно продолжать, чтобы у нас были аргументы. Что делает профессиональный историк? Он раскапывает факты, делает выводы и затем вооружает популяризаторов науки, которые доносят сведения до людей в аудиториях, в публикациях, фильмах и так далее.

В этом плане мы абсолютно уверены, что на нашей стороне историческая правда. Когда различные мифы, созданные на основе спорных исторических событий, сталкиваются с научными фактами, то они просто рассыпаются. Нам и в дальнейшем нужно делать эту работу. Отрадно, что на данном этапе государство понимает важность этого труда и оказывает необходимую поддержку.


Беседовал Владимир Крапоткин

Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

5 млн

российских туристов посетили Беларусь в 2023 г. Ежегодный рост взаимных турпотоков составляет 50% – замминистра спорта и туризма Беларуси Олег Андрейчик