Иран сближается с Россией и Китаем: последствия присоединения Тегерана к ШОС Иран сближается с Россией и Китаем: последствия присоединения Тегерана к ШОС

В ходе сентябрьского саммита Шанхайской организации сотрудничества в Душанбе было принято решение о начале процесса присоединении к ШОС Ирана. Согласно сообщениям СМИ, новый президент страны Ибрахим Раиси рассматривает сотрудничество с Россией и Китаем в качестве приоритета внешней политики страны. Подтверждает это и намерение Тегерана заключить с ЕАЭС постоянное соглашение о зоне свободной торговли. Перспективы участия Ирана в ШОС, а также развития отношений Тегерана с Москвой и Пекином проанализировал эксперт Центра изучения перспектив интеграции Владимир Нежданов.

Зачем ШОС Иран?


Заявка Ирана на полноправное членство в ШОС была подана еще в 2008 г., однако развитие ядерной программы Тегерана и введение против него санкций сделали присоединение страны к организации невозможным. При этом переговоры по восстановлению Совместного всеобъемлющего плана действий по обеспечению мирного характера иранской ядерной программы (СВПД) и снятию санкций США с Ирана стали толчком, который позволил стране активизировать свою внешнюю политику.

Начало процедуры вступления Ирана в ШОС рассматривается как прорыв для организации. Отмечается, что с точки зрения Тегерана членство в ШОС выступает маркером престижа страны на международной арене и позволяет продемонстрировать возрастающие дипломатические возможности.

Однако Иран видит ШОС в том числе как «концерт незападных держав», антизападное и даже антиамериканское объединение. Учитывая специфику восприятия ШОС Ираном становится понятным решение включить Саудовскую Аравию, Египет и Катар в качестве партнеров по диалогу организации. Новые партнеры, вероятно, должны в перспективе стать противовесами позиции Ирана, подобно тому, как организация добилась равновесия позиций Индии и Пакистана.

С другой стороны, Иран, укрепляя положение ШОС, стремится получить доступ как на рынки Центральной Азии, так и на рынок углеводородов Китая и Индии.

Включение Ирана в качестве полноправного члена ШОС также рассматривается в качестве ответа на формирование «Четырехстороннего диалога по безопасности» (QUAD), включающего США, Австралию, Японию и Индию. Пакистан, Иран, Россия и КНР в рамках ШОС получат все необходимые возможности, чтобы использовать организацию как платформу для формирования регионального порядка.

Таким образом, расширение ШОС можно рассматривать, скорее, в качестве политического жеста, а не функциональной необходимости. При этом присоединение Ирана в качестве полноправного члена может осложнить работу ШОС, если США и страны Запада вновь пойдут на разрыв СВПД.

Тегеран в ожидании сближения с Москвой и Пекином


Сообщениям о расширении ШОС предшествовали заявления о том, что президент Ирана Ибрахим Раиси ставит сотрудничество с Россией и КНР в приоритет своей внешней политики. Тегеран стремится актуализировать Договор об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества с Россией, который был подписан в марте 2001 г. Таким образом Раиси надеется поднять взаимодействие Москвы и Тегерана до уровня, который сделает их идеальной моделью отношений.

Тегеран заявляет об ожидании «большого скачка» в отношениях с Москвой. Столь позитивная повестка основывается на том, что Россия и Иран заинтересованы в решении проблем Афганистана и ослаблении напряженности в Закавказье.

6 октября 2021 г. в Москве прошла встреча глав МИД России и Ирана, Сергея Лаврова и Хосейна Амира-Абдоллахяна, на которой стороны обсудили возможности по деэскалации противоречий в Закавказье. В частности, предложен механизм «3+3», который будет включать три страны региона (Армению, Азербайджан и Грузию), а также трех соседей кавказского региона (Россию, Турцию и Иран), что позволит сосредоточиться на развитии экономических и транспортных коммуникаций, понизить конфликтный потенциал.

Решение о включении Ирана в ШОС в качестве постоянного члена рассматривается и как маркер сближения Тегерана и Пекина.

Президент Ибрхим Раиси заявлял, что развитие отношений с Пекином выступает приоритетом внешней политики Тегерана. Как Иран, так и Китай рассматривают США в качестве общей угрозы, что способствует их сближению. Вместе с тем в последние годы Китай стал крупнейшим покупателем нефти и ключевым торговым партнером Ирана. Сегодня Пекин и Тегеран сотрудничают в технологической сфере, модернизации военной техники и развитии инфраструктуры.

Весной 2020 г. КНР и Иран объявили о проработке деталей Соглашения о сотрудничестве сроком на 25 лет. Хотя ни Пекин, ни Тегеран не раскрывают деталей соглашения, ожидается, что договоренности откроют путь для миллиардов долларов китайских инвестиций в энергетику, банковский сектор, телекоммуникации, портовую и железнодорожную инфраструктуру Ирана, тогда как Китай получит регулярные поставки иранской нефти.

Добавим, что Россия, КНР и Иран неоднократно проводили совместные учения. В частности, в преддверии саммита ШОС также сообщалось о планах Москвы, Пекина и Тегерана провести военные учения в Персидском заливе в конце 2021-начале 2022 г. Политическое значение таких учений заключается в демонстрации Россией и КНР поддержки Ирана в совместном противостоянии угрозам, исходящим от западных стран.

Анализируя стремление Ирана к полноправному членству в ШОС, информационное агентство «Синьхуа» подчеркнуло, что включение Тегерана в организацию окажет влияние на развитие сотрудничества Ирана со своими соседями, предоставит Тегерану возможность присоединиться к евразийским экономическим и торговым маршрутам, а также будет способствовать формированию международной платформы, основанной на общих ценностях развития.

Китайский взгляд на присоединение Ирана


В рамках прошедшего в Душанбе саммита ШОС председатель КНР Си Цзиньпин обозначил ряд приоритетов в дальнейшем развитии организации. Так, было заявлено о необходимости стран – членов ШОС поддерживать друг друга в обеспечении стабильности при проведении выборов и других важных внутриполитических событий; подчеркивалось, что борьба с пандемией коронавируса остается наиболее актуальной задачей; странам ШОС следует вести борьбу с различными видами терроризма, экстремизма и сепаратизма; инициатива «Пояса и Пути» названа ключевой площадкой для совместного развития стран ШОС; прозвучал призыв продвигать взаимный обмен и заимствования между цивилизациями в рамках ШОС; создать больше проектов в областях науки, образования, культуры, здравоохранения и борьбы с бедностью.

Заявление председателя КНР продемонстрировало, что Пекин видит возможности для укрепления своих позиций в ШОС и рассчитывает использовать эту организацию для трансляции своей международной повестки в странах Евразии.

Помимо политических заявлений в КНР активно изучаются возможности, которые предоставляет ШОС. Исследовательские организации в Китае сосредоточены в сфере комплексных исследований структуры ШОС и ее идеологии, исследований глобального управления и построения Сообщества единой судьбы человечества, а также прикладных исследований для активизации регионального сотрудничества.

В КНР отмечают, что Пекин вносит значительный вклад в развитие политического сотрудничества в рамках ШОС, способствует развитию и обогащению политических концепций, оказывает содействие построению политического механизма и системы взаимодействия в рамках организации.

Таким образом, можно сделать вывод, что в Пекине видят в ШОС базу для системы регионального порядка, объединяющую как вопросы безопасности, так и вопросы торгово-экономического, идеологического, политического и общественного сотрудничества.

В этой связи рост влияния Пекина на Тегеран и значительные инвестиционные возможности, которые может предоставить КНР, могут привести к поддержке Ираном китайских взглядов на развитие организации, что не в полной мере отвечает интересам России.

Полноправное членство Ирана: выгоды и вызовы


Во-первых, присоединение Ирана позволяет укрепить международное положение ШОС как регионального гаранта безопасности, а также позволяет продемонстрировать международную привлекательность организации, рост ее авторитета в мире. Во-вторых, присоединение Ирана открывает новые перспективы развития ШОС в качестве организации, гарантирующей безопасность перевозок по евразийским транспортным коридорам, создаются предпосылки для гармонизации развития инициативы «Пояса и Пути» и транспортного коридора «Север-Юг».

Наконец, ШОС может стать дополнительной площадкой для активизации диалога Тегерана и Москвы, что открывает потенциал для укрепления всеобъемлющего партнерства России и Ирана.

Тем не менее присоединение Ирана к ШОС несет в том числе ряд принципиально новых вызовов для организации. Во-первых, сохраняются риски очередного разрыва СВПД, что может нести издержки не только для Ирана, но и для положения ШОС и ее членов.

Во-вторых, специфическое восприятие Ираном ШОС в качестве антизападного объединения наряду с ростом просторечий России и КНР со странами Запада увеличивает риски идеологизации организации, что может привести как к эскалации противоречий со странами Запада, так и к снижению интереса к организации со стороны Индии и партнеров по диалогу.

Наконец, можно предположить, что ШОС в ее современном виде все еще не исчерпала свой потенциал, тогда как преимущества, проистекающие из расширения организации, могут быть достигнуты в рамках других форматов взаимодействия с партнерами.


Владимир Нежданов, эксперт Центра изучения перспектив интеграции

14 декабря 2021 г. 19:34

Иран сближается с Россией и Китаем: последствия присоединения Тегерана к ШОС

/ Иран сближается с Россией и Китаем: последствия присоединения Тегерана к ШОС

В ходе сентябрьского саммита Шанхайской организации сотрудничества в Душанбе было принято решение о начале процесса присоединении к ШОС Ирана. Согласно сообщениям СМИ, новый президент страны Ибрахим Раиси рассматривает сотрудничество с Россией и Китаем в качестве приоритета внешней политики страны. Подтверждает это и намерение Тегерана заключить с ЕАЭС постоянное соглашение о зоне свободной торговли. Перспективы участия Ирана в ШОС, а также развития отношений Тегерана с Москвой и Пекином проанализировал эксперт Центра изучения перспектив интеграции Владимир Нежданов.

Зачем ШОС Иран?


Заявка Ирана на полноправное членство в ШОС была подана еще в 2008 г., однако развитие ядерной программы Тегерана и введение против него санкций сделали присоединение страны к организации невозможным. При этом переговоры по восстановлению Совместного всеобъемлющего плана действий по обеспечению мирного характера иранской ядерной программы (СВПД) и снятию санкций США с Ирана стали толчком, который позволил стране активизировать свою внешнюю политику.

Начало процедуры вступления Ирана в ШОС рассматривается как прорыв для организации. Отмечается, что с точки зрения Тегерана членство в ШОС выступает маркером престижа страны на международной арене и позволяет продемонстрировать возрастающие дипломатические возможности.

Однако Иран видит ШОС в том числе как «концерт незападных держав», антизападное и даже антиамериканское объединение. Учитывая специфику восприятия ШОС Ираном становится понятным решение включить Саудовскую Аравию, Египет и Катар в качестве партнеров по диалогу организации. Новые партнеры, вероятно, должны в перспективе стать противовесами позиции Ирана, подобно тому, как организация добилась равновесия позиций Индии и Пакистана.

С другой стороны, Иран, укрепляя положение ШОС, стремится получить доступ как на рынки Центральной Азии, так и на рынок углеводородов Китая и Индии.

Включение Ирана в качестве полноправного члена ШОС также рассматривается в качестве ответа на формирование «Четырехстороннего диалога по безопасности» (QUAD), включающего США, Австралию, Японию и Индию. Пакистан, Иран, Россия и КНР в рамках ШОС получат все необходимые возможности, чтобы использовать организацию как платформу для формирования регионального порядка.

Таким образом, расширение ШОС можно рассматривать, скорее, в качестве политического жеста, а не функциональной необходимости. При этом присоединение Ирана в качестве полноправного члена может осложнить работу ШОС, если США и страны Запада вновь пойдут на разрыв СВПД.

Тегеран в ожидании сближения с Москвой и Пекином


Сообщениям о расширении ШОС предшествовали заявления о том, что президент Ирана Ибрахим Раиси ставит сотрудничество с Россией и КНР в приоритет своей внешней политики. Тегеран стремится актуализировать Договор об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества с Россией, который был подписан в марте 2001 г. Таким образом Раиси надеется поднять взаимодействие Москвы и Тегерана до уровня, который сделает их идеальной моделью отношений.

Тегеран заявляет об ожидании «большого скачка» в отношениях с Москвой. Столь позитивная повестка основывается на том, что Россия и Иран заинтересованы в решении проблем Афганистана и ослаблении напряженности в Закавказье.

6 октября 2021 г. в Москве прошла встреча глав МИД России и Ирана, Сергея Лаврова и Хосейна Амира-Абдоллахяна, на которой стороны обсудили возможности по деэскалации противоречий в Закавказье. В частности, предложен механизм «3+3», который будет включать три страны региона (Армению, Азербайджан и Грузию), а также трех соседей кавказского региона (Россию, Турцию и Иран), что позволит сосредоточиться на развитии экономических и транспортных коммуникаций, понизить конфликтный потенциал.

Решение о включении Ирана в ШОС в качестве постоянного члена рассматривается и как маркер сближения Тегерана и Пекина.

Президент Ибрхим Раиси заявлял, что развитие отношений с Пекином выступает приоритетом внешней политики Тегерана. Как Иран, так и Китай рассматривают США в качестве общей угрозы, что способствует их сближению. Вместе с тем в последние годы Китай стал крупнейшим покупателем нефти и ключевым торговым партнером Ирана. Сегодня Пекин и Тегеран сотрудничают в технологической сфере, модернизации военной техники и развитии инфраструктуры.

Весной 2020 г. КНР и Иран объявили о проработке деталей Соглашения о сотрудничестве сроком на 25 лет. Хотя ни Пекин, ни Тегеран не раскрывают деталей соглашения, ожидается, что договоренности откроют путь для миллиардов долларов китайских инвестиций в энергетику, банковский сектор, телекоммуникации, портовую и железнодорожную инфраструктуру Ирана, тогда как Китай получит регулярные поставки иранской нефти.

Добавим, что Россия, КНР и Иран неоднократно проводили совместные учения. В частности, в преддверии саммита ШОС также сообщалось о планах Москвы, Пекина и Тегерана провести военные учения в Персидском заливе в конце 2021-начале 2022 г. Политическое значение таких учений заключается в демонстрации Россией и КНР поддержки Ирана в совместном противостоянии угрозам, исходящим от западных стран.

Анализируя стремление Ирана к полноправному членству в ШОС, информационное агентство «Синьхуа» подчеркнуло, что включение Тегерана в организацию окажет влияние на развитие сотрудничества Ирана со своими соседями, предоставит Тегерану возможность присоединиться к евразийским экономическим и торговым маршрутам, а также будет способствовать формированию международной платформы, основанной на общих ценностях развития.

Китайский взгляд на присоединение Ирана


В рамках прошедшего в Душанбе саммита ШОС председатель КНР Си Цзиньпин обозначил ряд приоритетов в дальнейшем развитии организации. Так, было заявлено о необходимости стран – членов ШОС поддерживать друг друга в обеспечении стабильности при проведении выборов и других важных внутриполитических событий; подчеркивалось, что борьба с пандемией коронавируса остается наиболее актуальной задачей; странам ШОС следует вести борьбу с различными видами терроризма, экстремизма и сепаратизма; инициатива «Пояса и Пути» названа ключевой площадкой для совместного развития стран ШОС; прозвучал призыв продвигать взаимный обмен и заимствования между цивилизациями в рамках ШОС; создать больше проектов в областях науки, образования, культуры, здравоохранения и борьбы с бедностью.

Заявление председателя КНР продемонстрировало, что Пекин видит возможности для укрепления своих позиций в ШОС и рассчитывает использовать эту организацию для трансляции своей международной повестки в странах Евразии.

Помимо политических заявлений в КНР активно изучаются возможности, которые предоставляет ШОС. Исследовательские организации в Китае сосредоточены в сфере комплексных исследований структуры ШОС и ее идеологии, исследований глобального управления и построения Сообщества единой судьбы человечества, а также прикладных исследований для активизации регионального сотрудничества.

В КНР отмечают, что Пекин вносит значительный вклад в развитие политического сотрудничества в рамках ШОС, способствует развитию и обогащению политических концепций, оказывает содействие построению политического механизма и системы взаимодействия в рамках организации.

Таким образом, можно сделать вывод, что в Пекине видят в ШОС базу для системы регионального порядка, объединяющую как вопросы безопасности, так и вопросы торгово-экономического, идеологического, политического и общественного сотрудничества.

В этой связи рост влияния Пекина на Тегеран и значительные инвестиционные возможности, которые может предоставить КНР, могут привести к поддержке Ираном китайских взглядов на развитие организации, что не в полной мере отвечает интересам России.

Полноправное членство Ирана: выгоды и вызовы


Во-первых, присоединение Ирана позволяет укрепить международное положение ШОС как регионального гаранта безопасности, а также позволяет продемонстрировать международную привлекательность организации, рост ее авторитета в мире. Во-вторых, присоединение Ирана открывает новые перспективы развития ШОС в качестве организации, гарантирующей безопасность перевозок по евразийским транспортным коридорам, создаются предпосылки для гармонизации развития инициативы «Пояса и Пути» и транспортного коридора «Север-Юг».

Наконец, ШОС может стать дополнительной площадкой для активизации диалога Тегерана и Москвы, что открывает потенциал для укрепления всеобъемлющего партнерства России и Ирана.

Тем не менее присоединение Ирана к ШОС несет в том числе ряд принципиально новых вызовов для организации. Во-первых, сохраняются риски очередного разрыва СВПД, что может нести издержки не только для Ирана, но и для положения ШОС и ее членов.

Во-вторых, специфическое восприятие Ираном ШОС в качестве антизападного объединения наряду с ростом просторечий России и КНР со странами Запада увеличивает риски идеологизации организации, что может привести как к эскалации противоречий со странами Запада, так и к снижению интереса к организации со стороны Индии и партнеров по диалогу.

Наконец, можно предположить, что ШОС в ее современном виде все еще не исчерпала свой потенциал, тогда как преимущества, проистекающие из расширения организации, могут быть достигнуты в рамках других форматов взаимодействия с партнерами.


Владимир Нежданов, эксперт Центра изучения перспектив интеграции

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

150 млн

тонн составляет ожидаемый урожай зерна в России по итогам 2022 г. Показатель станет рекордным за всю историю страны – президент России Владимир Путин

Mediametrics