Итоги Высшего госсовета России и Беларуси: историческая развилка Итоги Высшего госсовета России и Беларуси: историческая развилка

4 ноября состоялся Высший государственный совет Союзного государства, в ходе которого президенты Беларуси и России утвердили 28 союзных программ по углублению интеграции. Это даст официальный старт работе по унификации законов, касающихся сближения экономической и денежно-кредитной политик, валютного регулирования, налогового, таможенного права. Анонсировано и подписание совместной Военной доктрины. Все это происходит на фоне усиления внешнего давления на Минск, выраженного в расширяющихся экономических санкциях. Какой ответ на внешние вызовы даст укрепление российско-белорусского союза, спрогнозировал руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов.

Поворотная дата


В работе Высшего госсовета Союзного государства России и Белоруссии приняли участие президенты Владимир Путин и Александр Лукашенко, главы правительств и председатели верхних и нижних палат законодательных органов обеих стран. Как и ожидалось, Совет утвердил союзные программы интеграции.

Сама интеграция осознается как необходимая, как единственный и естественный путь развития для народов двух стран, народов самых родственных, способных сообща отражать внешние вызовы, устранять угрозы и стать одной нацией – объединиться не только в экономическом, но и в политическом смысле. И хотя интеграция на настоящем этапе носит более всего экономический и правовой характер, она обеспечивает базис для дальнейшего общего дела.

Конечно, интеграция Белоруссии и России 4 ноября – это лишь дата фиксации процесса. Но фиксация важна: она создает историческую память и запускает процесс реформирования, состоящий в исполнении всего запланированного.

Все сложности процесса как бы укрываются от внешнего взора, и остается само поворотное событие. Переговорная часть дела не была простой; из 31 разработанной «дорожной карты» осталось 28. В дело пошли не государственная и административная, но более всего экономическая и юридическая (выравнивающая право обеих стран) составные.

Должно случиться ускорение общего прогресса. Тем более, интеграция России и Белоруссии идет в условиях крайне враждебной внешней среды, где очевидно: старые лидеры мировой системы, именуемые на постсоветском пространстве словом «Запад», и Украина как их агент желают нанести максимальный вред Минску и Москве. Неслучайно киевские руководители никак не меняют своей враждебной линии в отношении Лукашенко, которого именуют «самопровозглашенным». А Россия для необандеровской власти – неизменный враг.

Условие развития и верных решений


Было бы неверно представлять дело так, будто Белоруссия и Россия решили ускорить интеграцию в хороших мировых экономических условиях, когда внешнеторговая среда хороша и нет острых внутренних проблем. Все совершенно не так. Однако с научной точки зрения это и есть идеальные предпосылки для правильного исторического решения, а интеграция двух стран – правильное, назревшее и необходимое историческое решение. Причем, для Минска оно еще и выстраданное в силу нарастающих проблем прежнего курса, финансовых проблем государства и предприятий.

В случае реализации союзных программ Белоруссия, по сути, будет перенимать российские правила игры в экономике. Их можно сколь угодно критиковать с левых (слишком много акционирования и частной вольности) или правой (избыточен государственный сектор, армия и социальные расходы) позиций. Но эта система гораздо лучше сбалансирована, чем белорусская в ее прежнем виде. И она обладает избытком ресурсов.

Наконец, экономическое объединение стран с установлением общих норм укрепляет обе экономики, что особенно важно для Белоруссии. Российский рынок для белорусских товаров остается своим; в Москве рассчитывают, что таможенная политика будет единой, во внешних делах правительства будут действовать слаженно, а рыночная среда, налоговые механизмы и многое иное будут общими. Это удобно для фирм из обеих стран.

Но белорусское производство, торговлю и иные сферы ожидают структурные изменения, которые повысят значение частного капитала и частной инициативы. В прежнем виде белорусская экономика остаться не может. Это предопределили не аналитики, а суровые денежные обстоятельства.

Запад их тоже оценил, произведя в 2020 г. попытку свергнуть действующую власть и получить плоды ее работы, результаты труда многих поколений граждан – экономику республики. С точки зрения некоторых левых критиков власти в Белоруссии, «экономическая модель» России и ЕС мало чем отличается, так как и там, и там частная собственность, рынок и капитализм с огромным влиянием крупных акционерных структур – корпораций. Отличие не в этом, а в форме принятия белорусской экономики. Для ЕС, Великобритании и США это лишь добыча. Ради взятия ее в Вашингтоне, если бы смогли, без стеснения убили бы белорусского президента и членов его семьи. Для американской «дипломатии» это норма.

Белорусская экономика является рыночной, но ограничений для рыночных механизмов слишком много, а сами они используются зачастую недостаточно эффективно. Принятие ею российских стандартов при создании вполне общего рынка обеспечит непростое, но все-таки снятие старых проблем. Развитие будет возобновлено и станет более устойчивым. Наконец, огромное значение для предприятий Белоруссии будет иметь доступ к российским энергоресурсам и сырью как более дешевым в силу прогресса интеграции.

Движение вперед


Злые обстоятельства становятся добрым гением экономического прогресса Белоруссии и России, которой интеграция нужна для расширения единого рынка как базы для развития предприятий, спроса и отраслей. Для Запада Белоруссия – это еще одна страна, лежащая на Востоке, обломок СССР и потенциальная добыча в том смысле, что здесь, как в других странах Восточной Европы, как на Украине, можно ликвидировать «избыточные производственные мощности», убив конкурента и устранив опасное развитие экономического центра. Для России все иначе. Интеграция – это восстановление в новом виде старых естественных связей, воссоздание и укрепление технологических цепочек.

Однако граждане Белоруссии едва ли задумываются ныне обо всех этих тонкостях. Для них первым ощутимым выводом из реализации «программ» интеграции будет расширение возможностей экономической жизни в стране.

Экономика не рухнет, что неизбежно случилось бы при отказе от интеграции или в силу успеха прозападного переворота. Это необходимо осознать, хотя для многих все это – неочевидные вещи. Обычно сторонники оппозиции парировали указания на украинскую катастрофу словами: «Это украинцы – с ними все понятно, мы же белорусы, у нас такого кошмара не случится». Законы экономики едины для всех наций, и страна находилась под угрозой ровно такой же катастрофы, что еще продолжает постигать Украину. Это самое главное.

Когда в 2014 г. Крым воссоединился с Россией, это воспринималось там как «соскакивание с горящего поезда». Белоруссия – иное дело. Но и здесь резкий разворот от сомнений и метаний к глубокой экономической интеграции – правильное дело. Вместе с Россией белорусская экономика сможет лучше отразить натиск глобальной инфляции и лучше использовать то, что на Западе с тревогой уже назвали сырьевым кризисом. 

Сами программы интеграции не забуксуют, если только будет понятно, что они являются условием поддержки Минска со стороны Москвы. Здесь большое значение имеет кредитная линия. Наконец, нужно понимать: российское руководство имеет твердое намерение довести дело до успеха, а успех этот будет означать расширение рыночного пространства в Белоруссии, что многие граждане страны давно мечтали иметь и использовать для запуска своего дела или для его развития.

Объединение экономик усиливает их. Этот закон обеспечивает движение вперед, и он обеспечит прогресс для Белоруссии и России. Но практическая работа по изменению экономических и правовых условий только начинается.


Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

04 ноября 2021 г. 18:07

Итоги Высшего госсовета России и Беларуси: историческая развилка

/ Итоги Высшего госсовета России и Беларуси: историческая развилка

4 ноября состоялся Высший государственный совет Союзного государства, в ходе которого президенты Беларуси и России утвердили 28 союзных программ по углублению интеграции. Это даст официальный старт работе по унификации законов, касающихся сближения экономической и денежно-кредитной политик, валютного регулирования, налогового, таможенного права. Анонсировано и подписание совместной Военной доктрины. Все это происходит на фоне усиления внешнего давления на Минск, выраженного в расширяющихся экономических санкциях. Какой ответ на внешние вызовы даст укрепление российско-белорусского союза, спрогнозировал руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов.

Поворотная дата


В работе Высшего госсовета Союзного государства России и Белоруссии приняли участие президенты Владимир Путин и Александр Лукашенко, главы правительств и председатели верхних и нижних палат законодательных органов обеих стран. Как и ожидалось, Совет утвердил союзные программы интеграции.

Сама интеграция осознается как необходимая, как единственный и естественный путь развития для народов двух стран, народов самых родственных, способных сообща отражать внешние вызовы, устранять угрозы и стать одной нацией – объединиться не только в экономическом, но и в политическом смысле. И хотя интеграция на настоящем этапе носит более всего экономический и правовой характер, она обеспечивает базис для дальнейшего общего дела.

Конечно, интеграция Белоруссии и России 4 ноября – это лишь дата фиксации процесса. Но фиксация важна: она создает историческую память и запускает процесс реформирования, состоящий в исполнении всего запланированного.

Все сложности процесса как бы укрываются от внешнего взора, и остается само поворотное событие. Переговорная часть дела не была простой; из 31 разработанной «дорожной карты» осталось 28. В дело пошли не государственная и административная, но более всего экономическая и юридическая (выравнивающая право обеих стран) составные.

Должно случиться ускорение общего прогресса. Тем более, интеграция России и Белоруссии идет в условиях крайне враждебной внешней среды, где очевидно: старые лидеры мировой системы, именуемые на постсоветском пространстве словом «Запад», и Украина как их агент желают нанести максимальный вред Минску и Москве. Неслучайно киевские руководители никак не меняют своей враждебной линии в отношении Лукашенко, которого именуют «самопровозглашенным». А Россия для необандеровской власти – неизменный враг.

Условие развития и верных решений


Было бы неверно представлять дело так, будто Белоруссия и Россия решили ускорить интеграцию в хороших мировых экономических условиях, когда внешнеторговая среда хороша и нет острых внутренних проблем. Все совершенно не так. Однако с научной точки зрения это и есть идеальные предпосылки для правильного исторического решения, а интеграция двух стран – правильное, назревшее и необходимое историческое решение. Причем, для Минска оно еще и выстраданное в силу нарастающих проблем прежнего курса, финансовых проблем государства и предприятий.

В случае реализации союзных программ Белоруссия, по сути, будет перенимать российские правила игры в экономике. Их можно сколь угодно критиковать с левых (слишком много акционирования и частной вольности) или правой (избыточен государственный сектор, армия и социальные расходы) позиций. Но эта система гораздо лучше сбалансирована, чем белорусская в ее прежнем виде. И она обладает избытком ресурсов.

Наконец, экономическое объединение стран с установлением общих норм укрепляет обе экономики, что особенно важно для Белоруссии. Российский рынок для белорусских товаров остается своим; в Москве рассчитывают, что таможенная политика будет единой, во внешних делах правительства будут действовать слаженно, а рыночная среда, налоговые механизмы и многое иное будут общими. Это удобно для фирм из обеих стран.

Но белорусское производство, торговлю и иные сферы ожидают структурные изменения, которые повысят значение частного капитала и частной инициативы. В прежнем виде белорусская экономика остаться не может. Это предопределили не аналитики, а суровые денежные обстоятельства.

Запад их тоже оценил, произведя в 2020 г. попытку свергнуть действующую власть и получить плоды ее работы, результаты труда многих поколений граждан – экономику республики. С точки зрения некоторых левых критиков власти в Белоруссии, «экономическая модель» России и ЕС мало чем отличается, так как и там, и там частная собственность, рынок и капитализм с огромным влиянием крупных акционерных структур – корпораций. Отличие не в этом, а в форме принятия белорусской экономики. Для ЕС, Великобритании и США это лишь добыча. Ради взятия ее в Вашингтоне, если бы смогли, без стеснения убили бы белорусского президента и членов его семьи. Для американской «дипломатии» это норма.

Белорусская экономика является рыночной, но ограничений для рыночных механизмов слишком много, а сами они используются зачастую недостаточно эффективно. Принятие ею российских стандартов при создании вполне общего рынка обеспечит непростое, но все-таки снятие старых проблем. Развитие будет возобновлено и станет более устойчивым. Наконец, огромное значение для предприятий Белоруссии будет иметь доступ к российским энергоресурсам и сырью как более дешевым в силу прогресса интеграции.

Движение вперед


Злые обстоятельства становятся добрым гением экономического прогресса Белоруссии и России, которой интеграция нужна для расширения единого рынка как базы для развития предприятий, спроса и отраслей. Для Запада Белоруссия – это еще одна страна, лежащая на Востоке, обломок СССР и потенциальная добыча в том смысле, что здесь, как в других странах Восточной Европы, как на Украине, можно ликвидировать «избыточные производственные мощности», убив конкурента и устранив опасное развитие экономического центра. Для России все иначе. Интеграция – это восстановление в новом виде старых естественных связей, воссоздание и укрепление технологических цепочек.

Однако граждане Белоруссии едва ли задумываются ныне обо всех этих тонкостях. Для них первым ощутимым выводом из реализации «программ» интеграции будет расширение возможностей экономической жизни в стране.

Экономика не рухнет, что неизбежно случилось бы при отказе от интеграции или в силу успеха прозападного переворота. Это необходимо осознать, хотя для многих все это – неочевидные вещи. Обычно сторонники оппозиции парировали указания на украинскую катастрофу словами: «Это украинцы – с ними все понятно, мы же белорусы, у нас такого кошмара не случится». Законы экономики едины для всех наций, и страна находилась под угрозой ровно такой же катастрофы, что еще продолжает постигать Украину. Это самое главное.

Когда в 2014 г. Крым воссоединился с Россией, это воспринималось там как «соскакивание с горящего поезда». Белоруссия – иное дело. Но и здесь резкий разворот от сомнений и метаний к глубокой экономической интеграции – правильное дело. Вместе с Россией белорусская экономика сможет лучше отразить натиск глобальной инфляции и лучше использовать то, что на Западе с тревогой уже назвали сырьевым кризисом. 

Сами программы интеграции не забуксуют, если только будет понятно, что они являются условием поддержки Минска со стороны Москвы. Здесь большое значение имеет кредитная линия. Наконец, нужно понимать: российское руководство имеет твердое намерение довести дело до успеха, а успех этот будет означать расширение рыночного пространства в Белоруссии, что многие граждане страны давно мечтали иметь и использовать для запуска своего дела или для его развития.

Объединение экономик усиливает их. Этот закон обеспечивает движение вперед, и он обеспечит прогресс для Белоруссии и России. Но практическая работа по изменению экономических и правовых условий только начинается.


Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Загрузка...
01 декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Россия может стать опорой стабильности для стран постсоветского пространства.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

52 млн

куб. м российского газа «осело» на Украине из предназначенного для поставки молдавским потребителям по контракту с «Молдовагазом» – «Газпром»

Mediametrics