14 Мая 2020 г. 18:41

Финансовый кризис в ЕС: к чему приведут угрозы Брюсселя Германии

Финансовый кризис в ЕС: к чему приведут угрозы Брюсселя Германии
Фото: blogspot.com

Экономический кризис, спровоцированный пандемией, внес разлад в отношения Берлина и Брюсселя. Конституционный суд Германии не согласился с политикой ЕЦБ, скупающего облигации стран ЕС в качестве меры поддержки еврозоны, и решением Европейского суда, который объявил это законным. Однако руководство ЕС увидело в таком шаге судебной ветви немецкой власти нарушение союзных обязательств. Речь зашла даже о введении санкций против Германии, что предложила никто иной как председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен. К чему приведут ее угрозы и почему так упорствует Берлин, читайте в статье доктора политических наук, профессора СПбГУ Натальи Ереминой.

Очевидно, что Евросоюз уже длительное время развивается в условиях борьбы двух концепций: концентрация власти и всех ресурсов в Брюсселе и удержание суверенитета государствами-участниками. Уже неоднократно мы были свидетелями разных ситуаций, говорящих о противостоянии Брюсселя и национальных правительств.

Ранее наиболее яркие примеры этого представляли противоречия между наднациональными институтами ЕС и государствами Вышеградской группы: каждый может вспомнить угрозы Брюсселя в отношении Польши и Венгрии. Но сейчас, в контексте дискуссий о путях выхода из кризиса, объемов финансовой поддержки, инструментов помощи пострадавшим экономикам, включая выпуск ценных бумаг, скупку государственных облигаций и прочих вопросов, которые в основном решаются через Европейский центральный банк (ЕЦБ), данная проблема приобретает еще более серьезное звучание. Теперь ни одно государство не сможет избежать указанной дилеммы (наднациональные институты vs. национальный суверенитет). Конфликт между ФРГ и Брюсселем в лице Еврокомиссии очевидно говорит об этом.

Суть конфликта


При том, что Германия является главным донором коммунитарного бюджета, ее правительство поставило вопрос о соразмерности покупки облигаций Европейским центробанком, поскольку подобная деятельность ложится на страну тяжелым финансовым бременем и влечет за собой финансовые потери. А в условиях рецессии их будет сложно восполнить с учетом множественных обязательств ФРГ, в том числе по наполнению бюджета Евросоюза. К тому же, финансовые аналитики указывают на утвердившуюся практику ЕЦБ печатать деньги для наполнения экономики и поддержки спроса, которая, по сути, является порочной и рискованной для экономики еврозоны и всего ЕС.

В этом случае Германия практически в одиночку противостоит позициям стран, наиболее пострадавших от коронавируса: прежде всего – Италии и Испании, указывавших на возможность «распределения» национального долга пострадавших экономик среди всех членов союза. Также важно отметить, что и ранее именно Берлин выступал резко против нарушений бюджетной дисциплины странами ЕС, предложив даже в следующий бюджетный семилетний цикл лишать поддержки те из них, которые не соответствуют требованиям.

Очевидно, что в этом смысле Германия уже давно находится в оппозиции к странам с большим национальным долгом и несоблюдающим бюджетную дисциплину (и это не только Италия с Испанией, но и Франция, и ряд других государств). При этом из-за эпидемии коронавируса эти страны официально заявили, что в сложившихся условиях не будут выполнять сформулированные ФРГ требования к государственному бюджету.

В таком случае все риски неисполнения требований бюджетной дисциплины и работы с госдолгом ложатся на немецкую экономику, как основного донора.

Но готово ли правительство ФРГ финансировать последствия непродуманной экономической и финансовой политики других стран-членов?

В сложившихся условиях правительство Ангелы Меркель для подкрепления своих позиций обратилось в Конституционный суд Германии, который и поставил вопрос о превышении чиновниками ЕЦБ полномочий и потребовал предоставить обоснования принятых решений об очередном запуске печатного станка и выпуска облигаций. Это говорит о готовности правительства ФРГ к компромиссу и ведению дискуссий исключительно в правовом поле, чтобы предотвратить усугубление конфликта.

Еврокомиссия, однако, остро негативно отреагировала на позицию правительства Меркель. Ее глава, Урсула фон дер Ляйен (которую считали ставленницей и соратницей Меркель), сославшись на решение Суда ЕС от 2018 г., вынесшего вердикт о полной законности всех действий ЕЦБ, заявила, что правительство Германии не имеет права оспаривать его политику, а Бундесбанк обязан участвовать во всех мероприятиях ЕЦБ. А за оспаривание решений ЕЦБ и Еврокомиссии, а значит, за нарушение законодательства ЕС Германии могут грозить санкции.

Данная ситуация свидетельствует об очень трудной остановке в ЕС; о том, что, по сути, у него нет инструментов компромиссного выхода из сложной ситуации, которая, вероятно, гораздо хуже, чем нам представляется на сегодняшний день. В ином случае мы вряд ли бы услышали столь резкие заявления от главы Еврокомиссии. Однако готов ли ЕС действительно применить санкционный режим против ФРГ?

Правовые основания урегулирования конфликтов в ЕС


В ЕС санкции зависят от учредительных договоров, которые обосновывают их введение, деятельности институтов и их способности работать скоординировано. Принятие решений основано на взаимодействии стран-членов и институтов (Комиссии, Европарламента, Совета ЕС). Все принятые законы, директивы, решения должны быть исполнены на национальном уровне в обязательном порядке.

Согласно Договору о ЕС, государства должны выполнять все свои обязательства, будучи участниками Союза (по 7 ст. Договора о ЕС, государства-члены должны выполнять все, а не выборочные обязательства; также нарушение принципов и ценностей ЕС, зафиксированных во 2 ст. Договора о ЕС, влечет за собой ответственность, мера которой может быть различна). Ответственными за нарушение принятых решений считаются государства.

Суд ЕС выносит окончательное решение о нарушении государствами директив и решений ЕС. Однако сам институт ответственности четко не прописан, что создает конфликтную ситуацию.

С одной стороны, государства должны признавать юрисдикцию Суда ЕС. С другой стороны, он все-таки не выступает высшим судом по отношению к национальным судам. При этом сам факт нарушения государством ответственности чаще всего отмечает Комиссия ЕС (Совет ЕС также может, как и Европарламент, инициировать и рекомендовать введение санкций), она проводит расследование и выдает заключение и предписание об устранении обнаруженных нарушений. Государство должно предоставить свои объяснения по данному заключению и ответить на предписание Комиссии. Если предписание длительное время не исполняется, то Комиссия обращается в Суд ЕС.

Тем не менее, как правило, до суда дело не доходит, и стороны решают вопросы в ходе переговоров, которые при этом не разглашаются. А без одобрения Совета и решения Суда Комиссия ЕС не может накладывать какие-либо санкции на государство-виновника. В качестве наказания предусмотрены штрафы. Избежать штрафа можно, если против предложения Еврокомиссии об их наложении выскажется квалифицированное большинство.

Пикантность текущей ситуации придает тот момент, что ранее именно по вопросам неисполнения бюджетной дисциплины выдавались предписания государствам-нарушителям – например, в отношении Испании, Португалии. А в данном случае санкциями угрожают, напротив, государству, которое как раз отстаивает принцип бюджетной дисциплины. Также отметим, что дискуссии о санкциях всегда нарастали в условиях борьбы между странами за бюджет и в условиях сокращения бюджета (мы наблюдали это в ходе «ритуальных танцев» стран и чиновников ЕС вокруг проблемы Брекзита).

При этом, конечно, введение санкций – это абсолютно крайняя мера, использование которой крайне нежелательно, хотя периодически к ней и прибегают. В данном случае это и инструмент показать Германии, что она является одним из членов Евросоюза, а вовсе не главенствующей силой, а поэтому обязана соотносить свои интересы с интересами каждого государства-члена, и обязана продолжать платить, не задавая лишних вопросов.

Вывод


Коронавирус стал новым дополнительным фактором в экономическом и политическом развитии ЕС. Его нельзя рассматривать как отдельный фактор, так как он не создает новые условия для деятельности, но многократно усугубляет существующие проблемы. В этих обстоятельствах чрезвычайно важно сохранять возможности для достижения компромисса, чего, однако, мы не наблюдали и прежде по многим другим вопросам (квоты на мигрантов, перераспределение финансов в условиях брекзита и так далее).

Кроме того, перед Евросоюзом сохраняются политические вопросы, которые остаются приоритетными над экономическими (например, сохранение антироссийских санкций).

Можно также отметить, что ситуация напоминает желание отдельных государств поколебать позиции Германии как страны, вырабатывающей общую стратегию для всего ЕС.

В целом можно констатировать обострение соперничества между государствами внутри союза.

Очевидно, что данные обстоятельства в совокупности имеют накопительный эффект, который через некоторое время окажется разрушительным и создаст множественные риски для экономического развития всего интеграционного пространства. Тем более, что подобные риски нарастают и в других государствах вне Евросоюза, а полагаться на традиционного союзника в лице США в этом контексте – занятие бесполезное. Поэтому решения, которые могут казаться и даже быть корректными сейчас, в будущем окажутся неверными.

Кто же получит преимущество в этой ситуации? Кажется, что в некотором смысле выиграла Великобритания, которая вовремя вышла из ЕС и не будет обязана финансово поддерживать пострадавшие от коронавируса экономики стран общеевропейского пространства.


Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

2,8%


составил прирост взаимной торговли несырьевыми неэнергетическими товарами в ЕАЭС в I квартале 2020 г. по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. - ЕЭК

Mediametrics