Навстречу референдуму: Как Беларусь идет к трансформации власти Навстречу референдуму: Как Беларусь идет к трансформации власти

22 февраля в Беларуси стартовало досрочное голосование на референдуме по изменению конституции. Основной день голосования – 27 февраля. По данным белорусских социологов, больше половины граждан Беларуси так или иначе поддерживают конституционные изменения. Тем не менее, накануне важного периода были отмечены попытки саботажа: в республике завели уголовное дело из-за массовых смс-рассылок о якобы «переносе» сроков референдума. Кроме того, в КГБ республики сообщили о задержании людей, отправлявших угрозы членам избиркомов и призывавших портить бюллетени. С чем к референдуму подходит белорусское общество, проанализировал обозреватель Василий Малашенков.

Неопределенность сохраняется


Горячие сторонники власти, ультраоппозиционеры, умеренные сторонники власти, конструктивные оппозиционеры… Каких только взглядов сейчас не придерживаются граждане Беларуси. После событий 2020 г. уровень политизации общества заметно вырос. Индикаторы этого – темы статей и передач в государственных и альтернативных медиа, определенная активность блогеров в соцсетях и так далее. При этом почти нет никаких инструментов более-менее точного замера, какой процент относится к той или иной группе. Поэтому экспертные рассуждения о том, какая по объему часть граждан поддерживает или не поддерживает изменения в Конституцию, предложенные властью, – зачастую просто индикатор личных взглядов политолога.

Те или иные процессы в обществе сейчас легче выявлять и измерять благодаря соцсетям и телеграм-чатам. Однако это большой пласт работы. И если такие измерения в Беларуси проводятся, то вряд ли кто-то будет выкладывать отчеты в открытый доступ. Более того, при всем влиянии соцсетей и чатов, «оцифровано» пока не все общество.

Исходя из этого, невозможно утверждать наверняка, какова пропасть между двумя крайними политическими группами, каково потенциальное число готовых примкнуть к тем или другим при решении принципиальных вопросов. А вопрос сейчас ставится действительно принципиальный: «Принимаете ли Вы изменения и дополнения Конституции Республики Беларусь?». Именно таким он будет в бюллетенях, а вариантов ответа только два: «за» и «против».

Власть против бойкота


На «Евразия.Эксперт» выходил разбор важных изменений в Конституции Беларуси. В целом они сохранены в итоговом тексте, который был утвержден примерно за месяц до основного дня голосования. «Утвержден» в данном случае означает окончательное закрепление текста именно того проекта, за или против которого надо будет проголосовать на референдуме.

Об этом чуть позже, а пока обратим внимание, что оппозиция, бежавшая в Польшу и Литву, предлагает электорату массово портить бюллетени, поставив сразу два крестика, фиксировать это на фото и присылать на специальную цифровую платформу. Цель простая: доказать нарушения при подсчете голосов, которые, как считает оппозиция, будут на предстоящем референдуме. План вряд ли сработает, потому что, как ожидается, кабинки будут без шторок. Такие рекомендации уже спущены на места из ЦИК. Так что фотографировать бюллетень в кабинке вряд ли получится. Официально кабинки без шторок обоснованы антиковидными мерами. Такое было и в 2020 г.

В общем, оппозиции вряд ли удастся подобными технологиями социальной инженерии как-то влиять на ход референдума. Все пройдет по плану официального Минска. Тем более, что после уроков 2020 г. в Беларуси принят целый ряд законов, закрывающих прорехи в «защитной стене» власти.

Закрыто множество НКО с доступом к зарубежному финансированию. Силовые структуры хорошо подготовились к различным сценариям. Будет жестко. Никто уже не позволит совершать массовые марши по городу. Да и вообще, погода не та, что летом 2020 г. К тому же, многие активные противники власти были вынуждены покинуть страну.

Пока что вакуум ожидания референдума в информационном пространстве госструктуры закрывали бесконечными сообщениями о встречах с населением. Как правило, это заранее и четко организованные мероприятия, мало похожие на дискуссии. Где-то допускаются участники с альтернативными взглядами, но в целом это, скорее, фон. Белорусские чиновники за более чем 20 лет хорошо научились организовывать подобные события. Сложно сказать, насколько это все реально влияет на настроения масс.

Контуры будущего


Мало кто может с уверенностью говорить о том, что будет в Беларуси через 10-15 лет. Горизонт относительно правдоподобных прогнозов – 5-7 лет. Как отмечалось ранее, поправки в Конституцию вовсе не означают немедленного ухода Лукашенко из власти. На президентском посту он, как минимум, сможет быть еще до 2025 г. (или 2026 г.). Затем вероятен переход в несколько иное качество. Многие важные полномочия сместятся от президента в верхнюю палату парламента и Всебелорусское народное собрание (ВНС), где и будет руководителем Лукашенко, исходя из логики нового основного закона. Кстати, это может произойти не в 2025 г., а в 2030 г.

Многое покажут итоги выборов в парламент 2024 г., формирование ВНС в новом формате (именно тогда вступит в силу ряд конституционных новшеств), медийная раскрутка тех или иных лиц, которые окружают Лукашенко.

Также в предыдущем обзоре по новой Конституции не было отмечено одно важное изменение. После переходного периода 2022-2023 гг. новый парламент станет более влиятельным. Немного изменится процедура окончательного утверждения законов, и центр тяжести сместят от президента к верхней палате: «Если Президент не возвращает какой-либо закон на протяжении двух недель после того, как он был представлен Президенту, а в случае принятия Конституционным Судом заключения о конституционности закона – пяти дней со дня принятия соответствующего заключения, закон считается подписанным. Закон не считается подписанным и не вступает в силу, если он не мог быть возвращен в Парламент в связи с окончанием сессии».

Довольно сложно, но из цитаты мы видим, что появляется возможность утвердить закон без президентской подписи. К тому же, по новой Конституции указы президента не должны будут противоречить законам. Пока что это возможно. Утвердилась практика, что часть важных изменений сначала оперативно проводят через указ (или декрет), а потом, спустя время, парламент приводит в соответствие законодательство. Новая система предполагает, что все указы и декреты президента надо привести в соответствие с законами в течение двух лет после принятия новой Конституции. И многое будет зависеть именно от того, как и когда произойдет тот самый упомянутый ранее переход Лукашенко из президента в главу верхней палаты парламента.

Именно в этом процессе заложена часть рисков для спокойного переформатирования государственного механизма в ближайшем будущем. Также мы не знаем, как будет складываться социально-экономическая конъюнктура, сможет ли ею воспользоваться оппозиция. А пока у властей все на жестком контроле. Срыв референдума маловероятен.


Василий Малашенков

24 февраля 2022 г. 08:15

Навстречу референдуму: Как Беларусь идет к трансформации власти

/ Навстречу референдуму: Как Беларусь идет к трансформации власти

22 февраля в Беларуси стартовало досрочное голосование на референдуме по изменению конституции. Основной день голосования – 27 февраля. По данным белорусских социологов, больше половины граждан Беларуси так или иначе поддерживают конституционные изменения. Тем не менее, накануне важного периода были отмечены попытки саботажа: в республике завели уголовное дело из-за массовых смс-рассылок о якобы «переносе» сроков референдума. Кроме того, в КГБ республики сообщили о задержании людей, отправлявших угрозы членам избиркомов и призывавших портить бюллетени. С чем к референдуму подходит белорусское общество, проанализировал обозреватель Василий Малашенков.

Неопределенность сохраняется


Горячие сторонники власти, ультраоппозиционеры, умеренные сторонники власти, конструктивные оппозиционеры… Каких только взглядов сейчас не придерживаются граждане Беларуси. После событий 2020 г. уровень политизации общества заметно вырос. Индикаторы этого – темы статей и передач в государственных и альтернативных медиа, определенная активность блогеров в соцсетях и так далее. При этом почти нет никаких инструментов более-менее точного замера, какой процент относится к той или иной группе. Поэтому экспертные рассуждения о том, какая по объему часть граждан поддерживает или не поддерживает изменения в Конституцию, предложенные властью, – зачастую просто индикатор личных взглядов политолога.

Те или иные процессы в обществе сейчас легче выявлять и измерять благодаря соцсетям и телеграм-чатам. Однако это большой пласт работы. И если такие измерения в Беларуси проводятся, то вряд ли кто-то будет выкладывать отчеты в открытый доступ. Более того, при всем влиянии соцсетей и чатов, «оцифровано» пока не все общество.

Исходя из этого, невозможно утверждать наверняка, какова пропасть между двумя крайними политическими группами, каково потенциальное число готовых примкнуть к тем или другим при решении принципиальных вопросов. А вопрос сейчас ставится действительно принципиальный: «Принимаете ли Вы изменения и дополнения Конституции Республики Беларусь?». Именно таким он будет в бюллетенях, а вариантов ответа только два: «за» и «против».

Власть против бойкота


На «Евразия.Эксперт» выходил разбор важных изменений в Конституции Беларуси. В целом они сохранены в итоговом тексте, который был утвержден примерно за месяц до основного дня голосования. «Утвержден» в данном случае означает окончательное закрепление текста именно того проекта, за или против которого надо будет проголосовать на референдуме.

Об этом чуть позже, а пока обратим внимание, что оппозиция, бежавшая в Польшу и Литву, предлагает электорату массово портить бюллетени, поставив сразу два крестика, фиксировать это на фото и присылать на специальную цифровую платформу. Цель простая: доказать нарушения при подсчете голосов, которые, как считает оппозиция, будут на предстоящем референдуме. План вряд ли сработает, потому что, как ожидается, кабинки будут без шторок. Такие рекомендации уже спущены на места из ЦИК. Так что фотографировать бюллетень в кабинке вряд ли получится. Официально кабинки без шторок обоснованы антиковидными мерами. Такое было и в 2020 г.

В общем, оппозиции вряд ли удастся подобными технологиями социальной инженерии как-то влиять на ход референдума. Все пройдет по плану официального Минска. Тем более, что после уроков 2020 г. в Беларуси принят целый ряд законов, закрывающих прорехи в «защитной стене» власти.

Закрыто множество НКО с доступом к зарубежному финансированию. Силовые структуры хорошо подготовились к различным сценариям. Будет жестко. Никто уже не позволит совершать массовые марши по городу. Да и вообще, погода не та, что летом 2020 г. К тому же, многие активные противники власти были вынуждены покинуть страну.

Пока что вакуум ожидания референдума в информационном пространстве госструктуры закрывали бесконечными сообщениями о встречах с населением. Как правило, это заранее и четко организованные мероприятия, мало похожие на дискуссии. Где-то допускаются участники с альтернативными взглядами, но в целом это, скорее, фон. Белорусские чиновники за более чем 20 лет хорошо научились организовывать подобные события. Сложно сказать, насколько это все реально влияет на настроения масс.

Контуры будущего


Мало кто может с уверенностью говорить о том, что будет в Беларуси через 10-15 лет. Горизонт относительно правдоподобных прогнозов – 5-7 лет. Как отмечалось ранее, поправки в Конституцию вовсе не означают немедленного ухода Лукашенко из власти. На президентском посту он, как минимум, сможет быть еще до 2025 г. (или 2026 г.). Затем вероятен переход в несколько иное качество. Многие важные полномочия сместятся от президента в верхнюю палату парламента и Всебелорусское народное собрание (ВНС), где и будет руководителем Лукашенко, исходя из логики нового основного закона. Кстати, это может произойти не в 2025 г., а в 2030 г.

Многое покажут итоги выборов в парламент 2024 г., формирование ВНС в новом формате (именно тогда вступит в силу ряд конституционных новшеств), медийная раскрутка тех или иных лиц, которые окружают Лукашенко.

Также в предыдущем обзоре по новой Конституции не было отмечено одно важное изменение. После переходного периода 2022-2023 гг. новый парламент станет более влиятельным. Немного изменится процедура окончательного утверждения законов, и центр тяжести сместят от президента к верхней палате: «Если Президент не возвращает какой-либо закон на протяжении двух недель после того, как он был представлен Президенту, а в случае принятия Конституционным Судом заключения о конституционности закона – пяти дней со дня принятия соответствующего заключения, закон считается подписанным. Закон не считается подписанным и не вступает в силу, если он не мог быть возвращен в Парламент в связи с окончанием сессии».

Довольно сложно, но из цитаты мы видим, что появляется возможность утвердить закон без президентской подписи. К тому же, по новой Конституции указы президента не должны будут противоречить законам. Пока что это возможно. Утвердилась практика, что часть важных изменений сначала оперативно проводят через указ (или декрет), а потом, спустя время, парламент приводит в соответствие законодательство. Новая система предполагает, что все указы и декреты президента надо привести в соответствие с законами в течение двух лет после принятия новой Конституции. И многое будет зависеть именно от того, как и когда произойдет тот самый упомянутый ранее переход Лукашенко из президента в главу верхней палаты парламента.

Именно в этом процессе заложена часть рисков для спокойного переформатирования государственного механизма в ближайшем будущем. Также мы не знаем, как будет складываться социально-экономическая конъюнктура, сможет ли ею воспользоваться оппозиция. А пока у властей все на жестком контроле. Срыв референдума маловероятен.


Василий Малашенков

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

27%

составит повышение цен на газ в Молдове с 1 октября 2022 г., утвержденное Национальным агентством по регулированию в энергетике. С октября 2021 г. тариф вырос почти в 7 раз

Mediametrics