13 Июля 2020 г. 18:01

«Издержки евроатлантизма»: как ЕС проиграет в «торговой войне» США и Китая

/ «Издержки евроатлантизма»: как ЕС проиграет в «торговой войне» США и Китая
«Издержки евроатлантизма»: как ЕС проиграет в «торговой войне» США и Китая
Фото: vedomosti.ru

Экономическое противостояние США и Китая набирает обороты: 13 июля Пекин ввелответные санкции в отношении американских официальных лиц. Несмотря на заявления Евросоюза о нежелании быть втянутым в «торговую войну», Брюссель вслед за Вашингтоном указывает на «несбалансированность» товарооборота с Китаем и требует большей открытости торговли. В то же время, страны ЕС пока не сформировали единую стратегию в отношении Пекина, что осложняет переговорный процесс. Причины разногласий в треугольнике ЕС-США-Китай и возможные последствия глобального торгового противостояния в статье «Евразия.Эксперт» проанализировала доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Еремина.

Идеология противостояния


Конфликт интересов США и Китая будет наиболее понятен, если рассматривать его через призму конкуренции разных мирополитических идеологий.

Трансформация мирового порядка сейчас происходит в рамках борьбы двух мирополитических идеологий – идеологии однополярности (единый евроатлантический фланг, страны которого безоговорочно признают лидерство США) и идеологии многополярности, которая предполагает множество центров силы. Второй подход означает постоянный переговорный процесс государств, стремление к поиску компромиссов. Первый нуждается в поддержании сложившейся иерархии государств и союзов на международной арене, которая ныне уже не устраивает многих. Поэтому, вопреки часто озвучиваемому мнению о том, что многополярность ведет к конфликтам, можно сказать, что, напротив, именно однополярность вызывает конфликты в определенной динамике и в определенные периоды, так как этот подход выстраивается на основании лидерства одного государства. А это значит, что именно его политика, внешнеполитическая стратегия и позиции являются определяющими для других государств. Также подобная идеология предполагает жесткое разделение мира на «своих», кто входит в лагерь евроатлантической солидарности, и «других», которые туда не входят и в отношении которых допустимыми признаются совершенно разные, даже преступные деяния.

Интересно, что после крушения СССР данный лагерь на некоторое время еще больше сплотился, но потом, в отсутствии явного мощного внешнего врага, он стал ослабевать. В дальнейшем экономические и финансовые кризисы, кризисы перепроизводства и прочие, происходившие на фоне подъема новых крупных экономических и военно-политических центров (Россия, Китай, Индия, Бразилия, др.) привели к тому, что прежняя жесткая иерархия государств, которую сформировали представители евроатлантического лагеря, стала постепенно рассыпаться. После избрания Дональда Трампа президентом США, заявившего о необходимости сосредоточиться на делах США, а не мира, внутри лагеря расцвели противоречивые тенденции, обострилось соперничество, разные мнения стали озвучиваться и в отношении самого лидера, и в отношении так называемого демократического мира.

Конфликты: Китай – ЕС – США


В настоящее время единство стран ЕС и США обеспечивается по большей части их взаимодействием в рамках НАТО, куда входит подавляющее большинство стран ЕС, а также в экономической сфере. Но и эти направления взаимодействия вызывают вопросы. Так, США в лице Трампа требуют от «партнеров» увеличения оплаты в бюджет НАТО. Кроме того, для США единство стран ЕС всегда создавало конкуренцию. 

И в настоящее время соперничество сторон нашло свое выражение в формате торговых и налоговых войн между ЕС и США. Противоречия касаются европейского автопрома, строительства газопровода «Северный поток-2», отказа США продолжать переговоры об общем цифровом налоге и так далее. Более того, торговые войны США против Китая также неблагоприятно сказываются на ЕС.

Для ЕС Китай – важный стратегический партнер, хотя и вызывающий противоречивые мнения. В частности, Брюссель выступал против позиции ряда стран ЕС по отношению к китайской инициативе «16+1», которая не позволяет сформировать общую стратегию ЕС в отношении Китая. А именно она рассматривается как необходимая для предотвращения противоречий между участниками ЕС. Так, совсем недавно Министр иностранных дел Германии Хайко Маас призвал все страны ЕС сформировать единую стратегию в отношении Китая. К тому же Китай активно торгует с Германией. Так, именно ФРГ поддерживает заключение между Брюсселем и Пекином инвестиционного соглашения, которое планируют рассмотреть осенью 2020 года. Однако по двум вопросам (положение Гонконга и правила доступа на рынки друг друга) пока не достигнуто полное взаимопонимание.

Сейчас ЕС полагает, что США, которые ведут односторонние торговые переговоры с Китаем, не учитывают интересы Брюсселя. Представители европейского бизнеса опасаются, что обязательства Пекина закупать американские товары негативно повлияют на торговые взаимоотношения Китая с ЕС. Более того, предлагаемый США расклад уже исключает других участников международной торговли из данных отношений. 

Нельзя не отметить и широкое сотрудничество Китая с ЕС по вопросам безопасности. Стороны регулярно встречаются в рамках нескольких форумов, среди которых, например, форум по проблемам экономики и торговли, а также по вопросам стратегических отношений. Самое показательное, что на данных форумах почти не обсуждается проблема прав человека, но акцент делается на международные проблемы. И это очень важный сигнал о высокой степени заинтересованности ЕС в сотрудничестве с Китаем, так как обычно Брюссель позиционирует себя как защитника прав человека и ведет переговоры, опираясь на платформу гуманитарного измерения. Конечно, данная ситуация отражает и устойчивые позиции самого Китая в переговорном процессе. Повышение значимости Китая в экономическом развитии ЕС повлияло и на информационную повестку. 

Любопытно, что по некоторым опросам 60% европейцев уверены, что Китай уже вместо США является глобальной сверхдержавой, а 49% опрошенных считают Китай ведущей экономической державой. 

Но ведь и для США Китай остается важным экономическим партнером, что осложняет переговоры. Так, в 2015 году Китай впервые стал крупнейшим торгово-экономическим партнером США, оттеснив Канаду на второе место. При  этом для США Китай является и самым значительным экономическим конкурентом. Поэтому Трамп стремится заключить сделку с Китаем, обязав его увеличить импорт американских товаров, чтобы сократить дефицит торгового баланса (в 2018 году он достиг $420 млрд).

Нельзя здесь не отметить, что Китай целенаправленно реализует собственные интересы на международной арене. Его действия, связанные с закупкой золота, отказом от долларовых расчетов там, где это возможно, реализацией собственной «глобальной китайской мечты», демонстрируют готовность противостоять давлению США.

Выводы


Для ЕС выстраивание единого фронта с США против Китая – это в некотором смысле очередная «потеря лица». Такие ситуации априори невыгодны ЕС. Здесь уместно вспомнить, что когда США ввели антироссийские санкции и фактически принудили Брюссель поступить аналогично, экономика ЕС пострадала в большей степени, нежели экономика США. Также негативно на европейском бизнесе сказались антииранские санкции, наложенные США.

В условиях, когда Брюсселю не удалось выработать единую позицию среди стран-членов, им всем придется признать принципы китайской стратегии США. Это уже откровенно проигрышная позиция, которая не позволяет заявить свои интересы и предложить свое видение двустороннего сотрудничества, это попытка прикрыть надломленный евро-атлантический союз одеялом, сотканным из кусочков разных уступок ЕС перед США. В любом случае, этот единый евроатлантический фронт уже не будет достаточно единым и монолитным, чтобы США благодаря поддержке своих партнеров, смогли чувствовать себя уверенно в диалоге с китайцами. Но если США, проводя свою стратегию по отношению к Китаю, смогут решить конкретные задачи, то ЕС скорее проиграет, поскольку понесет имиджевые, финансовые, торговые потери.


Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
06 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Варшаве выгодно затянуть обострение на границе с Беларусью.

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

45%

инвестиций в Беларусь пришлось на страны Евразийского союза в 2020-2021 гг., лидирующие позиции занимает Россия – Правительство республики

Mediametrics