21 Октября 2021 г. 09:21

Новый «железный занавес» и движение неприсоединения: как изменит мир конфликт США и Китая

/ Новый «железный занавес» и движение неприсоединения: как изменит мир конфликт США и Китая
Новый «железный занавес» и движение неприсоединения: как изменит мир конфликт США и Китая
Фото: blogspot.com

Китай является «главной угрозой безопасности» США и всему «демократическому миру», заявил кандидат на должность американского посла в Пекине Николас Бернс. Накануне Вашингтон ввел новые санкции против ряда китайских чиновников. При этом в Госдепартаменте заявляют об отсутствии попыток сдерживания Пекина, одновременно «настоятельно рекомендуя» партнерам проверять предлагаемые им торгово-экономические сделки. К чему приведет рост противостояния США и Китая, и какую стратегию в этих условиях выгодно использовать России, проанализировал эксперт Центра изучения перспектив интеграции Владимир Нежданов.

Приход к власти в США администрации Джо Байдена в начале 2021 г. не привел к нормализации диалога Пекина и Вашингтона – противостояние с КНР стало одной из базовых характеристик американской внешней политики. Противоречия сторон, начавшиеся как торговый конфликт, постепенно выходят на идеологический уровень. Все громче звучат разговоры о разрыве («декаплинге») США и Китая. Как к этому относиться России?

Линии разрыва: взгляд Запада


Согласно Кембриджскому словарю, декаплинг (decoupling) следует понимать как ситуацию, в которой деятельность двух и более акторов оказалась разведена и которые в результате начали развиваться по разным траекториям.

Страны Запада и Китай видят причины охлаждения китайско-американских отношений по-разному. Центр стратегических международных исследований (CSIS) отмечает, что заявления о необходимости добиться стабилизации отношений Пекина и Вашингтона в связи с потенциальным ростом напряженности на фоне экономического и военного укрепления позиций КНР звучали еще в начале 2000‑х гг. Эксперты Центра указывают на ряд ключевых аспектов взаимодействия сторон, по которым пройдут основные линии разрыва: геостратегия; экономика; права человека; развитие норм международного права; предоставление глобальных общественных благ; технологическое и инновационное развитие.

Исследователи из Оксфорда подчеркивают, что декаплинг связан с растущим недоверием сторон друг к другу и в перспективе может привести к созданию экономического «железного занавеса».

Эксперты мозгового центра «Bruegel» (Бельгия) полагают, что действия Пекина и Вашингтона сигнализируют о замедлении процессов глобализации и даже о ее деградации в ряде отраслей. Тенденции к деглобализации проявлялись с 2008 г., однако ускорились с началом торговой войны Пекина и Вашингтона. Нельзя исключать, что декаплинг, поразив торговлю и технологическое взаимодействие Пекина и Вашингтона, перекинется на финансовую сферу, о чем уже сейчас свидетельствуют попытки США ограничить доступ китайских компаний на американские фондовые биржи.

Линии разрыва: взгляд из Пекина


В Китае, однако, сложившуюся ситуацию видят иначе. Ню Синьчунь, исследователь Китайского института современных международных отношений, говорит о накопившихся аналитических погрешностях при оценке китайско-американских отношений. По его мнению, множество проблем, формирующих повестку дня отношений Вашингтона и Пекина, – всего лишь мифы, а не реальные вызовы.

Ли Цинсы, сотрудник Китайского народного университета, считает, что декаплинг экономик КНР и США невозможен. Все заявления о разрыве – не более чем спекуляции американских политиков и экспертов, распространяемыми ими в связи с неудовлетворенностью Вашингтона исходом торговой войны с Пекином и его неспособностью честно конкурировать. Ту Синьцюань, декан Китайского научно-исследовательского института ВТО Университета международного бизнеса и экономики, полагает, что декаплинг происходит не из-за конкуренции КНР и США, а из-за хаотичной политики Вашингтона и его крайней самоуверенности.

Газета «Жэньминь жибао» отмечает, что взаимозависимость экономик КНР и США не позволит произвести декаплинг безболезненно. Более того, «разъединение» инициировано Вашингтоном и несет потенциальный вред не только китайской и американской экономикам, но и всему миру.

Издание «Хуаньцю шибао» обращает внимание, что по итогам 2020 г. объем внешней торговли Китая составил $4,65 трлн, тогда как показатель США – $3,84 трлн. Кроме того, на Китай приходится 28% мирового промышленного производства, что более чем на 10 процентных пунктов превосходит показатели США. В этой связи стремление Вашингтона пойти на разрыв с Пекином рассматривается китайскими экспертами как попытка добиться замедления развития КНР любыми средствами.

Идеологический вопрос


Кроме того, китайско-американский декаплинг постепенно переходит и на идеологический уровень. Согласно данным Исследовательского центра «Pew», 90% граждан США полагают, что Пекин не соблюдает права человека, (так считают 93% республиканцев и 87% демократов). Заявление экс-госсекретаря США Майка Помпео о том, что «свободный мир» должен изменить Китай, пока Китай не изменил «свободный мир», охарактеризовавшее политическую систему КНР как «марксистско-ленинский режим, возглавляемый КПК», можно рассматривать как идеологическую базу внешней политики США в долгосрочной перспективе.

С другой стороны, противоречия между концепцией «миропорядка, основанного на правилах», продвигаемой США, и концепцией «универсальных принципов международного права, закрепленных в Уставе ООН», поддерживаемой КНР, формируют базу для политического противостояния, которое приведет к ускорению декаплинга в остальных сферах.

По окончании пандемии коронавируса тенденции к китайско-американскому разрыву будут только увеличиваться в связи с ростом противоречий сторон как в торгово-экономической, так и в политической сфере.

Возможности для России


Разрыв КНР и США, вероятно, станет одним из ключевых факторов, определяющих экономические и политические отношения на мировой арене в XXI веке. Как следствие, России важно обеспечить свои национальные интересы, чтобы не оказаться в плену китайско-американского противостояния, и Москва прилагает массу усилий, чтобы занять выгодное положение в сложившихся обстоятельствах.

Встреча Владимира Путина и Джо Байдена в Женеве продемонстрировала готовность России и США к диалогу. Причем, если в Вашингтоне пытаются использовать начало взаимодействия с Москвой для стабилизации отношений и предотвращения дальнейшего сближения России с Китаем, то Москва прежде всего надеется снизить геополитическое, экономическое и военное давление США. С другой стороны, уход США из Афганистана может способствовать сотрудничеству Москвы и Вашингтона. В частности, по данным СМИ, Путин предлагал Байдену скоординировать действия на афганском направлении, задействовав российские военные базы в Центральной Азии.

Вместе с тем, Москва и Пекин укрепляют отношения. В 2021 г. они заявили, что российско-китайские отношения превосходят военно-политический союз. Данное заявление на деле продемонстрировало формулу российско-китайского сотрудничества, предложенную министром иностранных дел КНР Ваном И в январе 2021 г.: «стратегическому сотрудничеству России и КНР нет конца, нет запретной зоны, нет верхнего предела».

Торгово-экономические отношения России и Китая в первой половине 2021 г. также демонстрируют тенденцию к росту и восстановлению после коронакризиса. Если прогнозы экономистов сбудутся, и товарооборот по итогам 2021 г. составит $120 млрд, откроется реальная возможность достичь товарооборота в $200 млрд в ближайшие три года. Обширны и перспективы российско-китайского технологического сотрудничества. Наконец, в августе 2021 г. прошли очередные российско-китайские военные учения, «Запад/Взаимодействие – 2021», ставшие четвертыми совместными маневрами Армии России и НОАК.

Пространство для маневра


Тем не менее, в российско-китайских отношениях присутствует и ряд проблем, выраженных в росте диспропорций в сотрудничестве. Кроме того, готовность России включать в совместные с КНР документы китайский политический нарратив может стать вызовом для Москвы в будущем.

Нет уверенности, что российская политическая элита в действительности понимает значение китайских политических концептов, например, «сообщество единой судьбы».

Так, заявление члена коллегии ЕЭК Сергея Глазьева о том, что созданная КПК система управления социально-экономическим развитием выступает образцом для всего мира может сократить пространство для политического маневра Москвы в условиях роста идеологической составляющей китайско-американского разрыва.

В сложившейся ситуации получение Россией статуса наблюдателя в Движении неприсоединения – дальновидный шаг. Декаплинг Пекина и Вашингтона может привести к глубочайшему мировому экономическому кризису и деградации стратегической стабильности. В этом случае важно, чтобы Россия не стала заложницей китайского или американского лагеря и сохранила пространство для стратегического маневра. Пространство для маневра позволит ей стать ключевым игроком, от позиции которого будут зависеть конкурирующие стороны.


Владимир Нежданов, магистр международных отношений, эксперт Центра изучения перспектив интеграции

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

4%

составит рост ВВП участников Евразийского банка развития по итогам 2021 г. по прогнозу его аналитиков

Mediametrics