06 Мая 2020 г. 18:57

«Войны памяти»: Румыния навязывает Молдове альтернативную историю Второй мировой

«Войны памяти»: Румыния навязывает Молдове альтернативную историю Второй мировой
Фото: moldnews.md

Несмотря на попытки повлиять на интерпретацию истории, в Молдове помнят, что победа в Великой Отечественной войне была общей, как и восстановление после войны, которым республика обязана усилиям людей со всего СССР. Об этом заявил в интервью ТАСС молдавский президент Игорь Додон. Тем не менее, в стране существуют двоякое понимание тех событий, и их альтернативные трактовки продвигаются во многом стараниями румынских соседей. О том, как Бухарест навязывает молдавским гражданам свое понимание недавней истории, читайте в статье старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова Дмитрия Офицерова-Бельского.

Молдова и Румыния в годы Второй мировой


Память о Великой Отечественной войне в бывших советских республиках становится все более противоречивой. В прибалтийских странах и на Западной Украине в течение всего советского периода была своя скрываемая традиция почитания нацистов. Сложнее с Молдовой, для жителей которой участие в войне первоначально определялось не личным выбором, а их румынским гражданством, политикой диктатора Иона Антонеску и армейским призывом.

Многие сложили свои головы под Сталинградом, во время Ясско-Кишиневской операции или попали в плен. В 1944 г. румынскому королю Михаю I удалось совершить переворот, отстранить от власти сторонников союза с Германией и привести Румынию в антигитлеровскую коалицию. После этого для молдавского народа началась новая история Второй мировой.

В румынскую армию ранее были призваны немногим более 20 тыс. жителей Молдовы, из которых около 5 тыс. погибли и более 14 тыс. попали в советский плен. На заключительном этапе войны в Красную армию мобилизовали 256 800 человек, из которых в 1944-1945 гг. погибли 40 592 человек. Поэтому кажутся странными заявления некоторых современных правых молдавских политиков, в частности бывшего премьер-министра Майи Санду, о том, что «молдавский народ не является победителем в той войне».

За короткий период нахождения в составе Румынии молдавское население так и не прониклось румынским патриотизмом, не считалось благонадежным и в целом рассматривалось как очень славянизированное.

В годы войны на молдавских землях проводилась полуколониальная политика, нацеленная на максимальное извлечение ресурсов. Крестьяне были обложены почти 40 видами налогов, а рабочие получали в день 150-200 гр. хлеба по карточкам.

Уровень смертности колоссально возрос: от голода и болезней за первые два года румынской власти погибли около 200 тыс. человек. Не удивительно, что создававшиеся усилиями советского НКВД партизанские отряды пользовались поддержкой населения, хотя в основном состояли из русских и украинцев.

После войны произошло воссоединение Молдовы с СССР, а затем в 1949 г. последовали массовые сталинские репрессии, которые в перспективе в определенной мере повлияли на восприятие войны и ее итогов. Немало современных молдавских политиков – потомки сосланных и вернувшихся на родину после 1956 г. молдаван. Это принадлежащая к социалистической партии председатель парламента Зинаида Гречаный, известный деятель Демократической партии Дмитрий Дьяков и многие другие.

Два подхода и последние тенденции


Можно сказать, что современное восприятие Второй мировой войны в Молдовы задается двумя подходами. Один из них, в сущности, воспроизводит старый советский, а другой повторяет меняющуюся в последние годы румынскую версию. На практике пока можно видеть проявление обеих традиций без какого-либо серьезного конфликта между их сторонниками.

Сторонники румынской версии оправдывают участие в войне на стороне нацизма тем, что Антонеску подтолкнула вступить в войну советская агрессия и возврат Бессарабии. Рассуждения об исторической обоснованности такого подхода должны были бы включать разъяснения о том, что молдавские территории никогда до 1919 г. не были частью Румынии и вошли в ее территорию исключительно вследствие Гражданской войны в России.

Нацизм как таковой, разумеется, осуждается в румынской историографии, но на его деяниях не заостряется внимание. Зато подчеркивается общность с другими прогрессивными европейскими народами.

Эта тенденция не так сильно повлияла на молдавские исторические исследования, но в последние годы она очень явно стала прослеживаться в школьных учебниках. Очень часто над учебниками истории работают смешанные молдавско-румынские коллективы авторов. В учебниках истории обязательно отмечается, что румыны воевали на восточном фронте вместе с армиями других союзников Германии, в том числе Италии, Франции Виши, Венгрии, Словакии и других[1].

Помещение евреев и цыган в концлагеря, находившиеся на территории Приднестровья, в учебниках по истории обычно называют депортацией и не упоминают о более 300 тыс. уничтоженных евреев и более 50 тыс. – цыган. Впрочем, в Молдове много учебников истории совершенно любой направленности (с момента обретения независимости их были десятки), не говоря уже о том, что жители Приднестровья учатся по российским учебным пособиям.

Борьба со смыслом


Новые смыслы диктуют отношение ко Второй мировой войне не как к борьбе с величайшим в новейшей истории злом, а как к общей трагедии румын, евреев, цыган, немцев и французов. Подмена смыслов выразилась, в частности, в установлении дополнительного дня памяти, так называемого «Дня Европы». В октябре 2019 г. парламент Молдовы внес изменения в Трудовой кодекс страны, объявив День Европы выходным. Предполагалось, что наряду с Днем Победы он будет праздноваться 9 мая, хотя и до, и после этого сроки постоянно сдвигались.

Президент Молдовы Игорь Додон тогда отказался подписать этот закон и вернул его в парламент, однако специфика молдавского конституционного законодательства такова, что в случае двукратного отказа президента его полномочия приостанавливаются, и закон может подписать председатель парламента.

Волна переименований коснулась всех постсоветских стран. В сентябре 2010 г. в поселке Кодру, который находится в составе муниципия Кишинёва, местный совет проголосовал за то, чтобы дать название «Вилла Антонеску» улице, на которой находился дом, где останавливался румынский диктатор. Возможно, никакого умысла переосмыслять историю в данном случае не было, а объяснялось это бытовой памятью народа. Так или иначе, после начавшегося скандала о переименовании пришлось забыть.

Начало уходящего десятилетия было временем роста напряжения в отношениях России и Запада, а также изменения характера российско-молдавских отношений. В 2012 г. в Молдове был принят закон о декоммунизации, запрещавший использование коммунистической символики. Направлен он был против Коммунистической партии, с целью заставить ее отказаться от своей символики накануне выборов. Однако его обсуждение сопровождалось активной антисоветской и иногда антироссийской риторикой. Потом, как и в случае с «виллой Антонеску», от закона пришлось отказаться – произошло это благодаря решению Венецианской комиссии, занимающейся мониторингом вопросов развития демократии в ЕС и за его пределами.

Символы на каждом шагу


Очень часто подоплекой споров об истории в Молдовы становятся современные вопросы и вполне сиюминутные интересы. Однако символическое обрамление, создающее видимость идейной борьбы и поиска справедливости, становится все более весомым и потенциально конфликтным. Очень примечателен в данном контексте пример открытия в июле 2019 г. мемориала 78 румынским солдатам, павшим в годы войны около села Стойкань Сорокского района.

Само по себе то, что воины были с честью перезахоронены, достойно уважения. Однако памятник был открыт в 2005 г., а торжественная церемония с участием епископа Румынской православной церкви Антония, побратимов из румынского города Бузэу и представителей армии Румынии состоялась только четырнадцать лет спустя. Надпись на прикрепленной к монументу табличке гласит: «Здесь на румынской земле Стойкань погребены румынские воины, которые перешли Прут в 1941 г., чтобы освободить Бессарабию от советского вторжения. 78 солдат, что покоятся вечным сном на этом кладбище, пролили кровь за мир, свободу и национальные ценности наших потомков. Вечная память».

Для румынских чиновников, особенно провинциальных, участие в таком мероприятии – показатель активной плодотворной работы и высокого уровня государственного мышления. Для молдавских же чиновников подобная история может означать поставку по побратимской линии из Румынии оргтехники в офис или оборудования в сельский медицинский пункт.

Однако важен не столько уровень, мотивы или качество принимаемых решений, сколько тот символический шлейф, который сохранится на многие годы. Достаточно просто обратить внимание на первые слова, выгравированные на мемориальной табличке: «Здесь на румынской земле Стойкань…».

Почти в каждом молдавском городе и даже селении можно найти памятник или мемориальный знак советским воинам. Их состояние зависит от местных администраций муниципий и коммун, наличия средств на поддержание и доброй воли местных жителей. Бывает, что памятные знаки советским воинам демонтируют, но это редкое явление – так было с заставой у села Стояновка в Кантемирском районе. 22 июня 1941 г. она приняла бой и за последующие 11 дней обороны в районе заставы погибли 600 советских солдат и 12 тысяч румынских. В 2011 г. вопреки желанию местных жителей были демонтированы мемориальные доски, а музей был закрыт.

Вандализм в отношении памятников случается очень редко и в основном в отношении знаковых мемориалов. Например, после того как экс-министр МВД Андрей Нэстасе распорядился ликвидировать пост карабинёров, которые несли службу на территории мемориала воинской славы «Вечность», за полгода произошли два случая вандализма, а виновные не были найдены.

Память о Победе в Молдове очень сильна, причем не только среди старшего поколения. В 2019 г. по центральным улицам Кишинева под песни военных лет прошли десятки тысяч участников «Бессмертного полка» с портретами близких и красными знаменами. Так что, наверное, нужно быть очень далекими от своих сограждан людьми, чтобы утверждать, что это не была победа молдавского народа.


Дмитрий Офицеров‑Бельский, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова


[1] См., например: Igor Cașu Igor, Șarov, Virgil Pâslariuc, Flavius Solomon, Pavel Cerbușcă. ISTORIA românilor și universal. Manual pentru clasa a XII. P. 28.

Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

2,8%


составил прирост взаимной торговли несырьевыми неэнергетическими товарами в ЕАЭС в I квартале 2020 г. по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. - ЕЭК

Mediametrics