06 Июля 2021 г. 08:57

«Артиллеристы нужны Родине». Как сын Сталина воевал на Белорусском фронте

«Артиллеристы нужны Родине». Как сын Сталина воевал на Белорусском фронте
Яков Джугашвили.
Фото: isrageo.com

6 июля 1941 г., через две недели после начала Великой Отечественной войны, на Белорусском фронте началось Витебское сражение, в ходе которого бойцы Красной Армии оказали ожесточенное сопротивление фашистским захватчикам. В той битве советский народ не только дал отпор врагу, но и предпринял попытку контрнаступления против превосходящих сил противника. В этом этапе войны принимал участие и старший лейтенант Яков Джугашвили – первый сын Иосифа Сталина. О Витебском сражении, подвиге, который совершил сын Верховного Главнокомандующего, его судьбе и гибели в немецком плену – в сегодняшнем материале.

Белорусский фронт


22 июня 1941 г. произошло одно из самых трагических событий в нашей истории – нападение гитлеровской Германии на СССР. В первые же часы войны немцы уничтожили большую часть советской авиации, сосредоточенной в европейской части страны. Затем, пользуясь преимуществом в воздушном пространстве, в течение двух недель германская армия разгромила разрозненные воинские части Западного советского фронта.

Неделю продолжалась героическая оборона Брестской крепости, защитники которой отбивали по 7-8 атак ежедневно и сразили порядка 500 немецких оккупантов. К 1 июля 3-я и 10-я советские армии после отчаянных боев были взяты в окружение в Белостокском котле. 28 июня немцы прорвались в Минск, а уже 8 июля город был полностью оккупирован силами врага. Все потери белорусских территорий сопровождались контрударами советских войск, которые захлебывались в превосходящей по численности армии врага. Именно в тот период активное сопротивление советского народа отметили в Вермахте, начальник которого Франц Гальдер написал в своем дневнике известную на весь мир фразу: «Русские всюду сражаются до последнего человека».

После разгрома Западного советского фронта перед немецким военным руководством стала новая задача – форсировать реки Днепр и Западную Двину, чтобы затем продолжить наступление на Москву. С этой целью 4-я танковая армия группы армий «Центр», под руководством генерала фон Клюге направилась в сторону Витебска и Орши. Для предотвращения планов немецкого командования руководство Генштаба СССР ко 2 июля сосредоточило Второй эшелон Красной Армии на рубеже Западной Двины и Днепра. В состав эшелона входила 20-я армия, в которой и служил старший лейтенант Яков Джугашвили.

Жизнь сына Сталина


Первый сын Сталина, Яков Джугашвили, отправился на фронт в первый же день Великой Отечественной Войны под лаконичное напутствие отца: «Иди и сражайся!». Чтобы разобраться во взаимоотношениях отца и сына, а также причинах печальной судьбы последнего, необходимо ознакомиться с его биографией.

Яков родился 18 марта 1907 г. в грузинском селе Баджи. Его мать – Екатерина Сванидзе – умерла спустя полгода после родов. Сталин, огорченный смертью любимой супруги, всецело ушел в революционную деятельность, а воспитанием Якова занялись бабушка с дедушкой и Алексей Сванидзе – брат матери и коллега отца по партии. Росший в отдаленном селе на окраине Российской Империи, Яков выучился говорить по-грузински, впитал в себя кавказскую культуру.

Шли годы, в России вспыхнула Первая мировая война, затем две революции, а младший Джугашвили практически ничего не знал о своем отце. В 1921 г., в возрасте 14 лет, по инициативе своего дяди он переехал в Москву. Воспитанный в другой культуре, не знавший русского языка, Яков был с равнодушием встречен Сталиным. К тому моменту Иосиф уже женился на молодой Надежде Аллилуевой, с которой у них вскоре появился сын Василий, и стал видным государственным деятелем. Новая семья, большой город и незнакомая обстановка сделали Якова застенчивым юношей. Ему тяжело давалась учеба в столичной школе.

Прошло еще несколько лет, и Яков решил взять в жены свою бывшую одноклассницу, дочь священника Зою. Отец, преданный коммунистической идеологии, не мог позволить сыну жениться на «дочери попа»[1]. Накопившиеся противоречия вылились в разрыв отношений между старшим и младшим Джугашвили. После ссоры с отцом Яков переехал в Ленинград, где несколько лет проработал на одной из подстанций Волховской ГЭС – одном из первых результатов ленинского плана электрификации.

Примирению с отцом способствовал возврат сына в Москву и поступление в Московский институт инженеров транспорта в 1930 г. Поначалу Якову тяжело давалось обучение, однако в 1936 г. он сдал почти все выпускные экзамены на четверки. Сталин, видя, что сын взялся за ум, смягчил свое отношение к нему, однако твердый характер брал свое. Он хотел, чтобы Яков был военным, и тот пошел учиться вновь – теперь в Артиллерийскую академию имени Дзержинского. Понимая сложность артиллерийского дела, младший Джугашвили упорно занимался, и окончил заведение в звании старшего лейтенанта с положительной характеристикой руководства. На собрании выпускников военных академий в Кремле Сталин даже поднял тост за сына перед членами Политбюро: «Ну, Яша, мы рады за тебя. Поздравляю! Артиллеристы нужны Родине».

На фронте Великой Отечественной


После получения диплома Якова Джугашвили направили для продолжения воинской службы командиром гаубичной батареи в 14-ю танковую дивизию, которая располагалась в Подмосковье. Там его и застала весть о нападении Германии на СССР. Яков лишь успел проститься с семьей и получить наставление от отца, после чего началась подготовка к выступлению на фронт. Уже через несколько дней 6-я артиллерийская батарея под руководством сына Сталина расположилась в лесах между Витебском и Оршей. Она входила в состав той самой 20-й армии, которая должна была остановить немецкое наступление на рубеже Днепра и Западной Двины, чтобы не дать врагу пробиться к Москве. Командовал армией будущий Герой Советского Союза, генерал-лейтенант Павел Курочкин.  

К сожалению, до наших дней дошло только одно упоминание об участии Якова Джугашвили в Великой Отечественной Войне из официальных источников. Это записка заместителя командующего Западным фронтом генерал-майора Андрея Еременко, будущего Маршала СССР, в газете «Красная звезда»: «Изумительный пример подлинного героизма показал в боях под Витебском командир батареи Яков Джугашвили. В ожесточенном бою он до последнего снаряда не оставлял своего боевого поста, уничтожая врага».

Однако в книге Якова Сухотина «Жизнь и гибель Якова Джугашвили» приводятся воспоминания В.А. Кривоносова, служившего с сыном Сталина в одном полку. Он подробно описывает первые недели войны, в которые сражался бок о бок с сыном главноекомандующего, а также его участие в Витебском сражении.

Кривоносов упоминает первые столкновения 14-й танковой дивизии 20-й армии с фашистами на западе от Витебска в конце июня 1941 г. Тяжелые бои сопровождались постоянными бомбардировками с воздуха со стороны преобладающих сил врага. 6 июля 14-я советская дивизия начала наступление на поселок Черногостье при поддержке танков и артиллерии. Сослуживец отметил быстроту реакции и смелость старшего лейтенанта Якова Джугашвили, который под вражеским огнем смог подготовить данные для стрельбы 6-й артиллерийской батареи и тем самым подавить немецкие пулеметные точки. Благодаря этому пехоте удалось захватить господствующую высоту и взять нескольких фашистов в плен.

По свидетельству Кривоносова, сын Сталина тогда сказал: «Не так страшен черт, как его малюют фашистские писаки». Но к вечеру того же дня занятые советскими войсками позиции подверглись массированным бомбардировкам вражеской авиации и понесли большие потери.

Уже 7-8 июля немцы обошли части 20-й советской армии и направились в сторону Витебска и Борисова. Дивизия Якова оказалась в окружении и советским солдатам поступил приказ об отступлении. К тому моменту бо́льшая часть личного состава погибла в бою, поэтому из разрозненных подразделений стрелков, артиллеристов и танкистов был создан один отряд во главе с командиром второго батальона Чепурным. Старший лейтенант Джугашвили возглавил одну из частей этого отряда, фактически заменив убитого командира роты. Так как кругом было много немцев, все офицеры сняли знаки отличия и переоделись в обычную солдатскую форму, то же самое сделал и Яков. Бойцы Красной Армии стали выбираться из окружения, каждый день ведя бои с врагом. Как пишет в своих воспоминаниях Кривоносов, спустя короткое время Джугашвили «уже воевал как пехотинец». Боевой товарищ характеризует сына Сталина как храброго и уравновешенного человека, который не терял самообладания даже в критических ситуациях.

В немецком плену


11 июля около смоленской железной дороги отряд Якова натолкнулся на белорусскую деревню, занятую фашистами. Красноармейцы решили уничтожить врага, который расстреливал плененных солдат и крестьян. В этом бою с немцами особенно отличился младший Джугашвили, который со своими бойцами прорвался в центр поселения и не дал сбежать противнику. После того как деревня была зачищена от фашистов, поредевший отряд направился в сторону Рудни, где надеялся найти регулярные части советской армии. 16 июля под Лиозно советские воины вновь натолкнулись на противника, который быстро взял их в окружение. После скоротечного боя, в котором обе стороны понесли большие потери, остатки отряда были вынуждены отступить вглубь леса. Однако среди сумевших спастись от врага Якова не оказалось.

Существует несколько версий пленения сына Сталина на белорусском фронте. Тот же Кривоносов пишет, что во время боя немцы окружили старшего лейтенанта, выбили из рук оружие и взяли в плен. По его словам, Яков хотел покончить с собой, чтобы не сдаваться, однако враги не дали ему этого сделать.

Согласно статье писателя Бориса Сопельняка «Голгофа Якова Джугашвили», опубликованной на сайте ФСБ России, старший лейтенант Джугашвили вместе с товарищем уничтожили свои документы и переоделись в крестьянскую одежду, чтобы беспрепятственно выйти к своим. Однако по дороге Яков «присел передохнуть», а его сослуживец отправился дальше и вскоре вышел к регулярным частям советской армии. Сын Сталина, в свою очередь, до союзников не добрался. Описывая эти события, Сопельняк ссылается на «красноармейца Лопуридзе», который, впрочем, не мог точно знать, что перед ним находится сын Верховного Главнокомандующего.

Исследователь Александр Колесник выдвигает версию, сильно отличающуюся от других. По его мнению, Яков попал в плен не случайно, а намеренно был захвачен немецкими разведчиками. Колесник упоминает сведения, полученные от И.Д. Дубова, который был командиром радиоотделения 5-й батареи 14-го гаубичного полка. По его словам, старший лейтенант Джугашвили был захвачен в плен в ночь с 7 на 8 июля, когда личный состав отправили строить блиндажи на наблюдательном пункте.

Как бы то ни было, Яков оказался в немецком плену. Когда фашисты удостоверились что перед ними сын Сталина, его стали использовать как инструмент пропаганды. Вермахт приготовил полностью сфальсифицированные данные для печати листовок, которые массово сбрасывались на головы красноармейцев. В них говорилось что сын Верховного Главнокомандующего отрекся от Советского Союза, добровольно сдался в плен и готов помогать немецкой армии.

На самом же деле старший лейтенант Джугашвили и не думал сотрудничать с фашистами. Об этом свидетельствуют и материалы «Дела № Т-176», которое было найдено после войны в одном из берлинских архивов. В нем находится подробная стенограмма допроса сына Сталина немецкими офицерами 18 июля 1941 г. Вот несколько отрывков из этого документа:

«– Как вы попали к нам?

– Я, то есть, собственно, не я, а остатки дивизии, мы были разбиты и окружены.

– Вы добровольно пришли к нам или были захвачены в бою?

– Недобровольно. Я был вынужден.

– Каким образом выяснилось, что вы сын Сталина, если у вас не обнаружили никаких документов?

– Меня выдали некоторые военнослужащие моей части.

– Каковы ваши отношения с отцом?

– Не такие хорошие. Я не во всем разделяю его политические взгляды.

– Считаете ли вы, что ваши войска еще имеют шанс добиться поворота в этой войне?

– Считаю лично, что борьба будет продолжаться.

– А что произойдет, если мы вскоре займем Москву, обратим в бегство вашу власть и возьмем все под свое управление?

– Не могу себе такого представить.

– Вы считаете, что новое устройство в Советской России более соответствует интересам рабочих и крестьян, чем в былые времена?

– Конечно. А вы спросите их, каково им было при царях. Спросите-ка да подумайте, что они скажут.

– Но известно, что комиссары призывают гражданское население сжигать при отступлении все ценное и уничтожать все запасы, обрекая тем самым русских на лишения и беды?

– Во времена Наполеона мы действовали точно так же.

– Разве это правильно?

– По чести говоря, правильно.

– Почему?

– К чему играть в прятки: мы с вами враги! В борьбе с врагом надо использовать все возможности. Человек всегда должен сражаться, пока есть хоть малейшая возможность».

Из этого диалога можно понять: Яков был целиком предан своей Родине. Но немцы не сдавались. Сначала сына Сталина поселили в роскошном отеле в самом Берлине, где постоянно пытались всячески задобрить и склонить к сотрудничеству. Когда фашистскому руководству стало понятно, что «по-хорошему» не получается, Якова бросили в концлагерь – сперва в «Офлаг ХШ-Д», затем в «Офлаг 10-Ц» и, в итоге, в Заксенхаузен. Там его перевели в специальное отделение, где находились родственники высокопоставленных лиц стран антигитлеровской коалиции.

По разным данным, к старшему лейтенанту Джугашвили немцы относились с той или иной степенью жестокости. Согласно автору Елене Прудниковой, Якова пытали психологически – его поселили рядом с иностранными военнопленными и провоцировали между англичанами и русскими конфликты. Однако существует версия писателя Якова Сухотина, который приводит в своем труде «Жизнь и Гибель Якова Джугашвили» множество свидетельств очевидцев – собратьев сына Сталина по несчастью, которые содержались с ним в одном лагере, а также охранников немецких концлагерей. Сухотин пишет, что Якова постоянно держали в одиночном карцере, изолировали от других заключенных и периодически пытали с целью склонить на свою сторону. Но он не сдавался до последнего.

Когда у младшего Джугашвили появлялась такая возможность, он передавал другим узникам всегда похожие слова: «Если мне не суждено вернуться на свою Родину, прошу сообщить моему отцу Иосифу Сталину, что я никогда не подводил его, а то, что преподносят гитлеровские пропагандисты, является несомненной ложью».

Жизнь Якова оборвалась неожиданно для окружающих. По одной из версий, 14 апреля 1943 года он отказался выполнять приказ эсэсовского охранника и побежал в сторону проволочного ограждения, которое находилось под высоким напряжением. На окрик часового Яков ответил: «Стреляйте!» и бросился на электрическую проволоку, после чего был застрелен. Доподлинно неизвестно, что толкнуло сына Сталина на такой поступок. По данным различных авторов, это была совокупность факторов – зверское отношение фашистов, ссоры с иностранными военнопленными, наличие предателей среди советских солдат, а также постоянно транслировавшееся в лагерях заявление, приписываемое геббельской пропагандой Верховному Главнокомандующему: «У нас нет пленных, есть предатели Родины!». По версии автора Сухотина, самоубийство Якова было подстроено немцами после того, как они отчаялись переманить его на свою сторону. Однако как все произошло на самом деле, в наши дни судить сложно.

Что же касается знаменитой на весь мир фразы Сталина «Я солдата на фельдмаршала не меняю», якобы сказанной в ответ на предложение немецкого командования обменять Якова на фельдмаршала Паулюса, то документальных подтверждений этим словам нет. Некоторые авторы приписывают ее западным публицистам или фашистской пропаганде. Самое же известное свидетельство близких к Сталину людей, которое приподняло завесу тайны над этой историей, принадлежит дочери Верховного Главнокомандующего Светлане Аллилуевой. В своих воспоминаниях она писала: «Уже после Сталинграда отец вдруг сказал мне в одну из редких наших встреч: «Немцы предлагали обменять Яшу на кого-нибудь из своих… Стану я с ними торговаться! Нет, на войне, как на войне». Он волновался, это было видно по его раздраженному тону. И больше он не стал говорить об этом ни слова».

Как бы то ни было, факт остается фактом. Сын Сталина был настоящим героем, который не предал свою Родину ни из-за жажды обогащения, ни из-за личных обид на отца, ни перед страхом смерти. Он до последнего сражался с врагом, пришедшим на нашу землю и неуклонно следовал идеалам советского человека. За свой героизм, проявленный в боях на белорусском фронте, а также за мужественное поведение в плену, старший лейтенант Джугашвили Яков Иосифович 27 октября 1977 г. был посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени.


Подготовил Лев Скляр


[1] Сухотин Я. Л. Сын Сталина. Жизнь и гибель Якова Джугашвили. – Л.: Лениздат, 1990. – 128 с.

Загрузка...
Комментарии
30 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

К чему приведет Минск санкционное давление Брюсселя.

Инфографика: Что дает Беларуси союз с Россией
инфографика
Цифра недели

1 млрд

рублей (около $13,6 млн) вложит «Казахстанская авиационная индустрия» в новый российский самолет «Байкал». Компания будет производить агрегаты для самолета и получит доступ к конструкторским разработкам.

Mediametrics