14 Августа 2019 г. 18:02

Какое будущее ждет атомную энергетику Армении

Какое будущее ждет атомную энергетику Армении
Фото: rosenergoatom.ru

Больше трети электроэнергии Армении обеспечивает Мецаморская АЭС. Построенная в конце советского периода станция, которая недавно с блеском прошла ряд международных проверок безопасности, прослужит после модернизации еще до 2027 г. После этого перед Ереваном встанет выбор: перейти на использование других способов генерации электричества, или продолжить использование атома. За отказ от АЭС ратует Евросоюз, с которым Армения развивает партнерские отношения, однако экономические перспективы атомной энергетики весьма привлекательны. Направления, в которых может развиваться армянская энергетика, а также факторы, склоняющие чашу весов в ту или иную сторону проанализировал кандидат политических наук, президент Института энергетической безопасности (Армения) Ваге Давтян.

Геоэкономика армянской энергетики


Армянская (Мецаморская) АЭС, построенная в 80‑х гг. прошлого века, продолжает обеспечивать здоровое и безопасное функционирование энергосистемы Армении и сейчас, выступая гарантом энергетической безопасности республики. Неслучайно, что после ее запуска на Армению было возложено основное бремя по обеспечению энергетической безопасности всего Закавказья в рамках Объединенных электроэнергетических сетей. Более того, наличие в энергосистеме избыточных мощностей позволило СССР начать разработку стратегии налаживания устойчивого экспорта электроэнергии в страны Ближнего Востока – вплоть до Ирака и Сирии. Конечно, геополитические трансформации конца 1980-х годов не позволили воплотить в жизнь данную логистическую стратегию, однако и до сих пор энергосистема Армении, благодаря избыточными мощностям и с учетом синхронизированности с энергосистемой Ирана, в состоянии выступать в качестве страны-экспортера электроэнергии не только в традиционных грузинском и иранском направлениях, но также далеко за их пределами.

Ядерный комплекс Армении, наряду с гидроэнергетикой, обеспечивает весьма низкую себестоимость производимой электроэнергии, что имеет особую важность как с точки зрения повышения конкурентоспособности на внешних рынках, так и проведения социально ориентированной тарифной политики в самой Армении.

Следовательно, развитие «мирного атома» в Армении следует рассматривать в широком геоэкономическом контексте, в непосредственной увязке с реализацией экспортных стратегий, столь значимых для преодоления энерготранспортной блокады республики.

Важно подчеркнуть, что реализуемый ныне проект электроэнергетического коридора «Север-Юг» (Иран-Армения-Грузия-Россия) может быть экономически оправдан лишь при сохранении ядерного компонента в основе энергосистемы Армении. Данная модель энергосистемы (в генерационной структуре которой 40% обеспечивает АЭС, 40% – ТЭС, 20% – ГЭС) позволит в среднесрочной перспективе определить перспективы экспорта производимой в Армении конкурентоспособной электроэнергии на вышеуказанные ближневосточные рынки, что обретает особую актуальность в связи с нацеленностью Москвы на участие в процессе преодоления энергетического кризиса в Сирии.

Данное участие имеет две компоненты: восстановление тепловых электростанций и налаживание импорта электроэнергии. Учитывая географическую отдаленность России от Сирии, а также непосредственное и активное участие российского капитала в поддержании «мирного атома» в Армении, перспективы свопового экспорта генерируемой в Армении электроэнергии в рамках логистического коридора Армения-Иран-Ирак-Сирия могут обрести вполне конкретные очертания. При этом генерационные возможности для этого у Армении имеются: из 3555 МВт установленных мощностей сегодня используется 2320 МВт. Это свидетельствует об избыточности системы, а следовательно – о высоком экспортном потенциале, нереализуемом вследствие сложившейся, но все же преодолимой региональной геополитической архитектуры.

В связи с этим периодические заявления представителей ЕС, призывающих Ереван выбрать дискриминационную модель ядерной энергетики, в целом свидетельствуют об игнорировании национальных интересов Армении.

ЕС против ядерной энергетики


Ядерная энергетика является сферой, в которой столкновение между Россией и ЕС будет иметь перманентный характер. Нападкам со стороны ЕС подвергается и турецкая АЭС «Аккую», и венгерская АЭС «Пакш», и болгарская «Белене», и многие другие проекты, реализуемые при участии или поддержке Москвы. Вряд ли Армянская АЭС будет составлять исключение.

Одним из ключевых и, пожалуй, самых болезненных пунктов подписанного в ноябре 2017 г. Соглашения о расширенном и всеобъемлющем партнерстве между Арменией и ЕС стало требование вывода Мецаморской АЭС из эксплуатации. Во второй главе соглашения («Энергетическое сотрудничество, включая ядерную безопасность») указывается, что стороны должны сотрудничать по вопросам энергетики на основе принципов партнерства, взаимной выгоды, прозрачности и предсказуемости. В частности, сотрудничество должно включать «закрытие и безопасный вывод из эксплуатации Мецаморской АЭС и скорейшее принятие дорожной карты или плана действий с учетом необходимости заменить её новыми мощностями для обеспечения энергетической безопасности и устойчивого развития Республики Армения». Данное положение, по сути, повторяет позицию ЕС в отношении будущей армянской ядерной энергетики, выработанную в начале 2000‑х гг.

В 2000 г., по итогам заседания совместной рабочей группы Еврокомиссия –Армения, было принято решение о предоставлении финансовой помощи армянской стороне в рамках программы TACIS (Техническое содействие странам СНГ) с целью консервации Мецаморской АЭС. Финансовая помощь предполагала:

1) возведение новых и модернизация существующих ГЭС в Армении в течение 2000‑2003 гг. – €34 млн ($37,9 млн);

2) восстановление и строительство газотранспортной инфраструктуры Армении с целью соединения с Ираном в рамках программы INOGATE (Программа международного сотрудничества в энергетической сфере между ЕС, Причерноморскими и Прикаспийскими государствами, а также соседними с ними странами) в 2000‑2004 гг. – €16 млн ($17,8 млн);

3) реализация Межправительственной программы действий по атомной безопасности в 2000-2004 гг. – €50 млн ($55,7 млн);

4) предоставление «Евроатомом» кредита в размере €138 млн ($153,8 млн) с целью вывода из эксплуатации двух блоков АЭС.

Таким образом, в представленной программе не было сказано ни слова о возведении нового блока, упор делался лишь на замену его другими мощностями (гидроэнергетическими и газотранспортными). При этом с реализацией ряда пунктов (например, строительства ГЭС) возникли проблемы.

Этот же подход применяется в рамках Соглашения с ЕС и сегодня – с той лишь разницей, что в качестве главного направления создания новых мощностей рассматривается возобновляемая энергетика – не всегда дешевая, нестабильная и, как правило, требующая государственного субсидирования.

Сегодня в ЕС осуществляется политика атомной дискриминации, которая нацелена на понижение удельного веса ядерной энергетики в энергобалансе Союза. И вполне логично, что базовые положения этой политики нашли свое отражение также в Соглашении о партнерстве между Арменией и ЕС. При этом на фоне многочисленных дискуссий о будущем Мецаморской АЭС все чаще тиражируется тезис о том, что «Евроатом» будет выступать в качестве главного актора в процессе ее консервации.

Роль контролеров и разница технологий


В связи с этим важно понимать, что «Евроатом» – это контролирующий орган, призванный содействовать развитию «мирного атома», способствовать понижению цен на обогащенный уран, формировать общие правила игры для участников европейского «ядерного клуба». Участие «Евроатома» в процессах, связанных с дальнейшей эксплуатацией Мецаморской АЭС не имеет императивного характера, организация выполняет лишь рекомендательную функцию. Стандарты «Евроатома» распространяются лишь на членов ЕС, и даже ассоциированные с ЕС страны не несут перед «Евроатомом» никаких конкретных обязательств, а могут лишь принять к сведению принципы и критерии европейской ядерной политики.

Главным же контролирующим органом для Мецаморской АЭС продолжает оставаться МАГАТЭ. Отметим, что в результате проведенного в 2015 г. на станции стресс-теста было выявлено, что безопасность станции соответствует всем критериям МАГАТЭ. Данный отчет, в свою очередь, был оценен и утвержден со стороны Европейской группы регулирующих органов по ядерной безопасности (European Nuclear Safety Regulators Group), а также специальной экспертной группой ЕС.

Одновременно важно понимать, что возведение атомных станций – это почти всегда процесс международной кооперации. Страны, развивающие атомную энергетику, как правило, имеют свою специфику строительства и эксплуатации АЭС. Это связано в основном с особенностью ландшафта, сейсмическими условиями, климатом и т.д. Таким образом, у каждой «атомной страны» есть своей особенный и неповторимый опыт, который может быть применен и другими странами.

Мецаморская АЭС, построенная Советским Союзом, долгие годы эксплуатировалась и продолжает эксплуатироваться по российским технологиям, с применением французских технологий по хранению отработанного ядерного топлива сухим методом. Следовательно, участие российских специалистов в программе продления срока Армянской АЭС является важной предпосылкой ее устойчивой и безопасной эксплуатации.

Более того, любая АЭС – это, прежде всего, школа, в том числе научная. И ее развитие зависит от уровня научно-технической интеграции, обмена знаниями и опытом управления этого сложнейшего организма, поэтому диалог между научными, инженерными и управленческими сообществами всегда является важным предусловием устойчивого развития атомного комплекса.

Таким образом, осуществляемые сегодня работы по модернизации 2‑го блока Мецаморской АЭС формируют определенные предпосылки для продолжения диалога с Москвой на предмет строительства нового блока. Базовая проблема, однако, заключается в том, что в настоящее время в Армении нет единого видения того, какой мощностью он должен обладать и какие финансовые средства для этого необходимы. Имеющиеся же в программе правительства тезисы о необходимости развития ядерной энергетики и поиска доноров для возведения нового энергоблока носят скорее декларативный, нежели прикладной характер.


Ваге Давтян – кандидат политических наук, доцент Российско-армянского университета, президент Института энергетической безопасности (Армения)

Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

3,5%

населения мира составляют мигранты, что эквивалентно 272 млн чел. С 2010 г. данный показатель увеличился на 51 млн чел. – ООН

Mediametrics