28 Ноября 2016 г. 00:00

Каспийская интрига. Придет ли туркменский газ в Европу?

Каспийская интрига. Придет ли туркменский газ в Европу?
Фото: 1c-rating.kz

Во второй половине декабря в Ашхабаде будет предпринята очередная попытка приблизиться к решению вопроса о правовом статусе Каспийского моря. Со времени распада СССР эта проблема так же, как Нагорный Карабах или Приднестровье, обрела имидж почти что вечной. И шансов на то, что в этот раз удастся найти устраивающий всех вариант ее решения, немного. Какие интересы стоят за каспийской интригой, и удастся ли туркменскому газу попасть в Европу через Каспий?

Туркменский интерес

В столице Туркменистана планируется провести заседание специальной рабочей группы по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Ожидается, что в ней примут участие делегации всех прикаспийских государств - Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана. Предыдущая встреча, на которой обсуждались вопросы эксплуатации водных ресурсов, навигации, транзита, энергоресурсов, прошла на уровне заместителей министров иностранных дел в Тегеране в октябре.

Одновременно с появлением сообщения о предстоящей встрече президент Г. Бердымухаммедов заявил, что Туркменистан привержен «широкому конструктивному сотрудничеству в Каспийском регионе», отметив важность усилий по выработке правового статуса моря. Каспийский бассейн, по его словам – важнейший стратегический регион, обладающий огромным экономическим, энергетическим и транспортным потенциалом, реализация которого отвечает общим целям. Появление этого заявления, как и место проведения очередных «каспийских» переговоров, не случайны. 

Дело в том, что Туркменистан больше всех других прибрежных стран заинтересован в том, чтобы определить наконец статус Каспийского моря.

Из-за отсутствия выхода к мировому океану Каспий считается не морем, а замкнутым водным бассейном - озером, и действие международного морского права на него не распространяется. Договориться же о том, какой международно-правой режим следует установить на Каспийском море, прибрежные государства не могут вот уже четверть века, поскольку их интересы существенно различаются.

Право, нефть и газ

Проблема правового статуса Каспийского моря возникла в результате распада СССР. До 1991 г. статус Каспия определялся советско-иранскими договорами 1921 и 1940 гг., предусматривавшими свободу судоходства, рыболовства (за исключением 10-мильных национальных зон) и запрет на плавание иностранных судов. Вопросы недропользования, экологии и обороны этими договорами не регулировались. Тем не менее, пользуясь своим военным превосходством, СССР фактически превратил Каспий в свой внутренний водоем, где его доминирование не подвергалось сомнению.

После 1991 г. прикаспийских государств стало не два, а пять, и не все из них признали действие советско-иранских соглашений. Поэтому вопрос о правовом статусе Каспия стал вновь актуальным. Положение усугублялось большими нефтегазовыми ресурсами, которые, как считалось в 1990-е гг., сопоставимы с запасами Персидского залива. Впоследствии оказалось, что углеводородные ресурсы Каспийского бассейна существенно переоценены, но обнаруженные запасы все равно оказались достаточно значительными, чтобы вызвать интерес у западных корпораций и правительств. Началась ожесточенная конкуренция за контроль над добычей каспийской нефти и газа, а также за маршруты их транспортировки в Европу.

Месторожд.jpg

Месторождение имени Юрия Корчагина в северной части Каспийского моря. Источник: allpetro.ru.

Поскольку вся транспортная и трубопроводная инфраструктура СССР была замкнута на Россию, новые трубопроводы США и ЕС стремились провести вне ее территории. Считалось, что это позволит снизить геополитическое и экономическое влияние РФ, а также обеспечить независимость от нее стран СНГ. В отношении Азербайджана эта стратегия в целом удалась. В 2006 г. заработал нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, обеспечивший независимый от России экспорт азербайджанской нефти через Грузию и Турцию, а в 2007 г. был запущен газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум, пролегавший почти по тому же маршруту. На этом успехи закончились. Оба трубопровода, которые должны были «раскупорить» нефтегазовые ресурсы Средней Азии, на деле оказались востребованы в основном самим Азербайджаном.

Транскаспийский тупик

Для того, чтобы поставки казахстанских, узбекистанских и туркменских углеводородов на Запад через Азербайджан, Грузию и Турцию стали реальностью, нужно построить нефте- и газопроводы по дну Каспийского моря. А сделать это не позволяет все тот же правовой статус Каспия.

Против постройки трубопроводов резко возражают Россия и Иран, указывающие на экологические риски. К тому же разграничение между Азербайджаном, Туркменией и Ираном до сих пор не осуществлено, и по чьей именно территории пройдет будущая труба – неясно. Иран, например, контролирующий около 12% побережья Каспия, настаивал на его разделе на пять равных частей по 20%, что могло бы заметно увеличить его зону.

Больше всего в строительстве транскаспийского газопровода заинтересован Туркменистан. Если основным экспортным продуктом Казахстана является нефть, которую он поставляет в ЕС по трубопроводу «КТК» через территорию РФ, то для Туркменистана таким продуктом служит газ. Но после газового конфликта с Россией 2009 г. поставки его газа на Запад оказались заблокированными, а продажи в Иран и Китай дают гораздо меньший по сравнению с европейскими рынками объем выручки. Отсюда и настойчивые попытки Ашхабада решить, наконец, вопрос с международным правовым статусом Каспия, который позволил бы построить газопровод и начать поставки газа в Европу.

Этим же обстоятельством объясняется и негативная реакция туркменских властей на удар Каспийской флотилии «калибрами» по ИГ в октябре 2015 г. из южной части Каспия, нарушающий неформальный мирный статус моря.

Впрочем, в условиях острого противостояния России и Запада шансы на решение «каспийского вопроса» невелики. Обеспечивать своих геополитических конкурентов дополнительными объемами газа ни Москве, ни Тегерану нет никакого смысла.

Тем более, что появление в Европе среднеазиатского газа и увеличение экспорта нефти приведут к снижению цен, которые за последние годы и так резко упали. Поэтому очередная встреча по Каспию, судя по всему, окажется еще одной «сверкой часов».

Александр Шустов, кандидат исторических наук


Загрузка...
Комментарии
19 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Форум регионов отразил состояние интеграционных процессов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$1 трлн

составили расходы НАТО на военные нужды в 2018 г. Из них $700 млрд было потрачено США. В сравнении, Россия за прошлый год потратила на те же цели менее $50 млрд – МИД РФ

Mediametrics