05 Декабря 2018 г. 21:00

Катар выходит из ОПЕК. Что ждет нефтяной рынок?

Катар выходит из ОПЕК. Что ждет нефтяной рынок?
Фото: kpcdn.net

Главным ньюсмейкером начала этой недели стал Катар, который заявил, что с 1 января 2019 г. выходит из ОПЕК – картеля стран-экспортеров нефти. Журналисты и аналитики уже окрестили его «ПровоКатаром». Действительно, событие очень яркое, особенно учитывая, что в последние годы мы привыкли к тому, что все больше государств предпочитают сотрудничать на мировом рынке нефти для поддержания цен. Однако действия Катара в данном случае, скорее всего, мотивированы политическими, а не экономическими основаниями. Подробнее о причинах выхода Дохи из организации и последствиях этого события для ОПЕК и мирового рынка нефтепродуктов читайте в данной статье.

Не стоит считать, что выход Дохи из ОПЕК приведет к существенному падению цен на нефть на мировом рынке. Катар в основном добывает газ, экспортируя в дальнейшем его в сжиженном виде, а также продавая газовый конденсат, добытый вместе с метаном. Страна добывает не так много нефти, как другие члены ОПЕК. Экспорт жидких углеводородов в 2017 г. составил примерно 68 млн т. Для сравнения, все страны ОПЕК в 2017 г. добыли 1860 млн т жидких углеводородов. Т.е. на Катар внутри ОПЕК приходится только 4,3% добычи.

график.png

Источник: BP Statistical Review of World Energy

Даже при выходе Катара из всех соглашений по ограничению добычи страна не сможет увеличить добычу настолько, чтобы изменить баланс спроса и предложения на мировом рынке нефти и сколько-нибудь значимо увеличить перепроизводство.

К тому же пока не ясно, будет ли Доха отказываться от участия в соглашении об ограничении добычи нефти ОПЕК+. Да, они вышли из самого картеля, но можно согласовывать объемы производство и не являясь членом ОПЕК, так, как это делает Россия.

Пока Катар не прояснил, будет ли он оставаться членом соглашения ОПЕК+. Есть основания полагать, что он продолжит соблюдать сделку.

Несмотря на то, что катарские представители уверяют, что страна покидает организацию стран-экспортеров газа исключительно по экономическим причинам, в политическую версию верится охотнее.

Катар вступил в ОПЕК в 1961 г. В 1965 г. королевство добывало 11,6 млн т нефти и фактически не добывало газа. Естественно, и влияние у катарских шейхов было гораздо меньше, чем сейчас. В настоящее время Катар является мировым лидером по производству СПГ, а получаемая им прибыль позволяет Дохе претендовать как минимум на региональное лидерство. Поэтому оставаться в тени Саудовской Аравии Катар больше не желает. Это уже привело к открытому конфликту двух монархий: саудиты и их союзники в регионе устроили блокаду Катара, которая, впрочем, не привела к каким-либо значимым результатам. Поэтому выход Дохи из ОПЕК можно расценивать как желание повысить свой статус: Саудовская Аравия, являясь лидером в рамках картеля, больше не сможет давить на Катар, а он, в свою очередь, встанет вровень с Россией и Эр-Риядом в процессе переговоров ОПЕК+.

Не последуют ли другие страны – члены ОПЕК примеру Катара? Шансы на это невелики. С одной стороны, ОПЕК как отдельная самостоятельная организация фактически перестала существовать. Картель теперь функционирует только в рамках формата ОПЕК+, т.е. при участии России и других стран, формально не входящих в организацию. С этой точки зрения, не играет никакой роли, входит страна в сам ОПЕК или нет, главное, чтобы она участвовала в договоренностях по сдерживанию добычи ОПЕК+.

С другой стороны, череда публичных выходов стран из ОПЕК приведет к панике: если ОПЕК разваливается, значит, России и ряду других стран придется договариваться не с представителями картеля, а с каждой страной в отдельности. Это повышает риск, что вслед за ОПЕК распадется и расширенный формат.

А значит, мы вернемся в состояние 2014 г., когда каждая страна добывала столько нефти, сколько могла. Глобальное перепроизводство тогда росло, а цена нефти падала. Повторения этого никто в ОПЕК не хочет.

Таким образом, выход Катара из ОПЕК стоит воспринимать как продолжение конфликта Эр-Рияда и Дохи. Для России это вполне выгодно, так как стороны будут конкурировать за поддержку Москвы. А мы можем получить от ближневосточных монархий инвестиции и уступки на сирийской площадке.


Игорь Юшков, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности

Загрузка...
Комментарии
18 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск не получил ожидаемых результатов от шагов навстречу Западу.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$86,5 млн

составит бюджет Союзного государства в 2020 г. Запланированы расходы в сумме $84,3 млн, что влечет профицит в $2,3 млн (в 6 раз меньше прошлогоднего)

Mediametrics