Казахстану нужно взвесить риски строительства водородного завода на Каспии – эксперт Казахстану нужно взвесить риски строительства водородного завода на Каспии – эксперт

Казахстан собирается стать одним из мировых лидеров по экспорту «зеленого водорода», заявил в начале ноября премьер-министр республики Алихан Смаилов. Накануне казахстанские власти подписали с европейскими компаниями несколько соглашений о создании водородных заводов в ряде регионов страны, в том числе – на берегу Каспия. Экологичное топливо будут производить методом электролиза, который требует большого расхода воды. Однако сегодня Каспийское море стремительно мелеет. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев даже предлагал создать специализированный НИИ для решения этой проблемы. Какие риски несут «зеленые» проекты ЕС в сфере водородной энергетики, в беседе с «Евразия.Эксперт» оценил председатель астраханского регионального отделения Русского географического общества, ведущий научный сотрудник Института водных проблем РАН, доктор географических наук Петр Бухарицин.

– Петр Иванович, по словам главы Национальной службы гидрометеорологии Азербайджана Умайра Тагиева, уровень Каспия понизился в 2021 г. на 35 см, что является максимальным показателем по сравнению с предыдущими годами. С чем это связано? Какие риски создает?

– Для меня ситуация с уровнем Каспия не является неожиданной. Даже можно сказать, что все идет по плану. Я ведь в своих сверхдолгосрочных климатических прогнозах именно такой сценарий и предусматривал – эпоха маловодья для впадающих в Каспийское море рек.

В 1970-е годы прошлого века ситуация с уровнем была еще более тревожная. В 1977 г. средний уровень моря понизился до отметки -29 м абс.[1], а при сгонах, по отдельным участкам побережья, достигал отметки -31 м абс.! Главной причиной текущего этапа понижения уровня Каспия, безусловно, являются климатические изменения, происходящие на всем Евразийском континенте. Влага, приносимая атлантическими циклонами в конце ХХ века на европейскую территорию России, в изобилии питала реки ее южного склона (Дон, Волга, Урал). Водность этих рек была в этот период больше средних многолетних значений. В результате замкнутый водоем, которым является Каспийское море, стал получать с речным стоком больше воды, чем уходило на испарение.

К 1996 г. уровень моря достиг своей наивысшей отметки. Последующая климатическая перестройка привела к тому, что основная часть осадков, приносимых на сушу атлантическими циклонами, стала выпадать над территорией западной и центральной Европы. В то же время европейская часть России оказалась на протяжении двух десятилетий на «голодном пайке». В результате водность Волги, рек Урала (да и рек Кавказа) уменьшилась ниже средних многолетних значений, что и привело в первые годы к стабилизации, а затем к устойчивому падению уровня Каспия, которое продолжается и в настоящее время.

Человеческий фактор при этом минимален. Он сказывается лишь на региональном уровне, когда в интересах той или иной территории осуществляются мероприятия по перераспределению речного стока. Чаще всего этими действиями общая ситуация может только усугубляться.

В настоящее время ситуация с уровнем может стабилизироваться к концу 2020-х годов, а затем начнется новый цикл, и уровень моря начнет повышаться.

Риски известны, просто люди быстро забывают о событиях, происходивших сравнительно недавно, и, что самое главное, не делают никаких выводов, вновь и вновь наступая на те же грабли. На мой взгляд, нужно не стараться каждый раз «исправить» ситуацию, а приспособить свою деятельность под сложившиеся условия. Так будет и дешевле, и безопаснее.

– Осенью Hyrasia One, дочерняя компания немецко-шведского концерна Svevind и правительство Казахстана подписали соглашение, в рамках которого планируется строительство на территории Казахстана одного из крупнейших в мире предприятий по производству «зеленого» водорода. Источником воды для него станет Каспийское море. Но ведь достаточно небольшого вмешательства в экосистему, чтобы нанести удар и по уникальной фауне Каспия, и по экономике местных регионов. Какие риски в связи с этим провоцирует строительство предприятия?

– Первый опыт использования каспийской воды был осуществлен еще в XIX веке. В Баку была запущена опреснительная установка по получению пресной воды из соленой каспийской. Затем, в 1960-е годы в г. Шевченко (ныне Актау, Казахстан), была создана и запущена мощная опреснительная установка, для обеспечения работы которой потребовалось построить атомную электростанцию. Эта опреснительная установка обеспечивала весь город и промзону пресной водой (отдельно питьевой и отдельно технической).

А в 80-е годы на прибрежном нефтепромысле Каражанбас (Казахстан) был построен водозабор для работы еще одной опреснительной установки, на этот раз для нефтедобытчиков. Добываемая здесь нефть – с большим содержанием парафина, при подъеме из скважины она остывала, и парафин забивал скважину. Требовалось большое количество пресной воды, чтобы под давлением нагреть ее до температуры выше 100 градусов и перегретый пар закачивать в скважины.

Относительно производства «зеленого» водорода следует семь раз взвесить «за» и «против». Ведь для разложения воды на водород и кислород потребуется электроэнергия, и немалая! Откуда? Электростанции – атомные, тепловые, ветровая энергетика? Какой-то замкнутый круг получается.

Справка «Евразия.Эксперт»:

Европа не сможет выработать весь необходимый ей «зеленый» водород в условиях энергетического кризиса, в котором регион пребывает из-за антироссийских санкций. Электролизеры водородного завода в Казахстане, по оценкам самих европейцев, покроют одну пятую цели ЕС по импорту зеленого водорода к 2030 г. (до 2 млн тонн климатически нейтрального водорода). Однако электролиз требует больших энергозатрат, и по мнению экспертов, оправдан только в тех случаях, когда вырабатываемую энергию необходимо запасти. В Казахстане, тем временем, ожидается дефицит электроэнергии к 2030 г. Таким образом, республика интересна европейцам только как источник сырья для покрытия собственных нужд. Даже если сегодня она получит инвестиции, в долгосрочной перспективе это может выйти стране боком.

– Осенью 2022 г. глава Казахстан отмечал, что сегодня остро стоит проблема снижения уровня воды в Каспийском море. С 2005 г. оно составило уже свыше одного метра. «По данной проблеме правительству следует тесно взаимодействовать с коллегами из других прикаспийских государств», – отметил Токаев. Как это соотносится с планами строительства подобного предприятия?

– Очевидно, Токаев прекрасно владеет текущей ситуацией с уровнем Каспия. На мой взгляд, Казахстану необходимо предоставить главам прикаспийских государств, ученым и специалистам все технические характеристики предполагаемого проекта предприятия по производству «зеленого» водорода: его масштабы, объемы, сроки и так далее, чтобы они смогли сообща прийти к какому-то решению.

Каспий у нас один на всех, и решать такие важные проблемы следует сообща, чтобы не навредить себе и соседям, тем более в такой критический для всех прикаспийских государств период.

– Важнейшими экологическими проблемами Каспийского моря сегодня являются загрязнение, обмеление, а также нерациональное использование биологических ресурсов. Как продвигается работа по их устранению? Насколько активно прикаспийские страны вовлечены в решение этих вопросов?

– Загрязнение моря – это проблема, которую породили сами люди, и они сами же ее должны разрешить. Не вмешиваться в природные процессы с умным выражением лица, а исправлять собственные «косяки». И не жалеть на это денег, особенно на научные исследования. Есть еще одна причина загрязнения моря углеводородами – естественная, связанная с флюидопроявлениями. Недавнее извержение подводного вулкана в Азербайджанском секторе – одно их многих тому подтверждений. Активизация сейсмической активности, увеличение нефте– и газодобычи со дна Каспийского моря провоцирует эти процессы. Привносит свой вклад и понижение уровня моря – уменьшение давления массы морской воды на многокилометровый «пирог» донных отложений также приводит к активизации выхода нефтегазовых флюидов на поверхность моря.

– Как нынешнее состояние Каспийского моря влияет на фауну?

– Конечно, падение уровня моря влияет и на фауну. Особенно это касается северной, мелководной его части. Летом вода очень сильно прогревается, возникают зоны гипоксии и даже заморы рыб. В последние годы практически на всей акватории Северного Каспия в массовых количествах стал появляться вселенец Каспийского моря гребневик Мнемиопсис леди – хищник, выедающий практически весь планктон, который является пищей для молоди всех рыб (ранее этот организм встречался лишь в Южном и Среднем Каспии).

Зимой даже образование тонкого льда на обширных мелководьях при сгонах может приводить к массовой гибели рыбы: она оказывается прижатой льдом ко дну. Возрастает интенсивность торосообразования и взаимодействия дрейфующих льдов с грунтом (ледовая экзарация дна).


[1] Здесь имеется в виду абсолютная высота, которая отсчитывается от среднего уровня моря или океана. В России абсолютные высоты точек земной поверхности отсчитывают от среднемноголетнего уровня Балтийского моря, определенного от нуля футштока в Кронштадте.

23 ноября 2022 г. 08:23

Казахстану нужно взвесить риски строительства водородного завода на Каспии – эксперт

/ Казахстану нужно взвесить риски строительства водородного завода на Каспии – эксперт
Казахстану нужно взвесить риски строительства водородного завода на Каспии – эксперт
Фото: Getty

Казахстан собирается стать одним из мировых лидеров по экспорту «зеленого водорода», заявил в начале ноября премьер-министр республики Алихан Смаилов. Накануне казахстанские власти подписали с европейскими компаниями несколько соглашений о создании водородных заводов в ряде регионов страны, в том числе – на берегу Каспия. Экологичное топливо будут производить методом электролиза, который требует большого расхода воды. Однако сегодня Каспийское море стремительно мелеет. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев даже предлагал создать специализированный НИИ для решения этой проблемы. Какие риски несут «зеленые» проекты ЕС в сфере водородной энергетики, в беседе с «Евразия.Эксперт» оценил председатель астраханского регионального отделения Русского географического общества, ведущий научный сотрудник Института водных проблем РАН, доктор географических наук Петр Бухарицин.

– Петр Иванович, по словам главы Национальной службы гидрометеорологии Азербайджана Умайра Тагиева, уровень Каспия понизился в 2021 г. на 35 см, что является максимальным показателем по сравнению с предыдущими годами. С чем это связано? Какие риски создает?

– Для меня ситуация с уровнем Каспия не является неожиданной. Даже можно сказать, что все идет по плану. Я ведь в своих сверхдолгосрочных климатических прогнозах именно такой сценарий и предусматривал – эпоха маловодья для впадающих в Каспийское море рек.

В 1970-е годы прошлого века ситуация с уровнем была еще более тревожная. В 1977 г. средний уровень моря понизился до отметки -29 м абс.[1], а при сгонах, по отдельным участкам побережья, достигал отметки -31 м абс.! Главной причиной текущего этапа понижения уровня Каспия, безусловно, являются климатические изменения, происходящие на всем Евразийском континенте. Влага, приносимая атлантическими циклонами в конце ХХ века на европейскую территорию России, в изобилии питала реки ее южного склона (Дон, Волга, Урал). Водность этих рек была в этот период больше средних многолетних значений. В результате замкнутый водоем, которым является Каспийское море, стал получать с речным стоком больше воды, чем уходило на испарение.

К 1996 г. уровень моря достиг своей наивысшей отметки. Последующая климатическая перестройка привела к тому, что основная часть осадков, приносимых на сушу атлантическими циклонами, стала выпадать над территорией западной и центральной Европы. В то же время европейская часть России оказалась на протяжении двух десятилетий на «голодном пайке». В результате водность Волги, рек Урала (да и рек Кавказа) уменьшилась ниже средних многолетних значений, что и привело в первые годы к стабилизации, а затем к устойчивому падению уровня Каспия, которое продолжается и в настоящее время.

Человеческий фактор при этом минимален. Он сказывается лишь на региональном уровне, когда в интересах той или иной территории осуществляются мероприятия по перераспределению речного стока. Чаще всего этими действиями общая ситуация может только усугубляться.

В настоящее время ситуация с уровнем может стабилизироваться к концу 2020-х годов, а затем начнется новый цикл, и уровень моря начнет повышаться.

Риски известны, просто люди быстро забывают о событиях, происходивших сравнительно недавно, и, что самое главное, не делают никаких выводов, вновь и вновь наступая на те же грабли. На мой взгляд, нужно не стараться каждый раз «исправить» ситуацию, а приспособить свою деятельность под сложившиеся условия. Так будет и дешевле, и безопаснее.

– Осенью Hyrasia One, дочерняя компания немецко-шведского концерна Svevind и правительство Казахстана подписали соглашение, в рамках которого планируется строительство на территории Казахстана одного из крупнейших в мире предприятий по производству «зеленого» водорода. Источником воды для него станет Каспийское море. Но ведь достаточно небольшого вмешательства в экосистему, чтобы нанести удар и по уникальной фауне Каспия, и по экономике местных регионов. Какие риски в связи с этим провоцирует строительство предприятия?

– Первый опыт использования каспийской воды был осуществлен еще в XIX веке. В Баку была запущена опреснительная установка по получению пресной воды из соленой каспийской. Затем, в 1960-е годы в г. Шевченко (ныне Актау, Казахстан), была создана и запущена мощная опреснительная установка, для обеспечения работы которой потребовалось построить атомную электростанцию. Эта опреснительная установка обеспечивала весь город и промзону пресной водой (отдельно питьевой и отдельно технической).

А в 80-е годы на прибрежном нефтепромысле Каражанбас (Казахстан) был построен водозабор для работы еще одной опреснительной установки, на этот раз для нефтедобытчиков. Добываемая здесь нефть – с большим содержанием парафина, при подъеме из скважины она остывала, и парафин забивал скважину. Требовалось большое количество пресной воды, чтобы под давлением нагреть ее до температуры выше 100 градусов и перегретый пар закачивать в скважины.

Относительно производства «зеленого» водорода следует семь раз взвесить «за» и «против». Ведь для разложения воды на водород и кислород потребуется электроэнергия, и немалая! Откуда? Электростанции – атомные, тепловые, ветровая энергетика? Какой-то замкнутый круг получается.

Справка «Евразия.Эксперт»:

Европа не сможет выработать весь необходимый ей «зеленый» водород в условиях энергетического кризиса, в котором регион пребывает из-за антироссийских санкций. Электролизеры водородного завода в Казахстане, по оценкам самих европейцев, покроют одну пятую цели ЕС по импорту зеленого водорода к 2030 г. (до 2 млн тонн климатически нейтрального водорода). Однако электролиз требует больших энергозатрат, и по мнению экспертов, оправдан только в тех случаях, когда вырабатываемую энергию необходимо запасти. В Казахстане, тем временем, ожидается дефицит электроэнергии к 2030 г. Таким образом, республика интересна европейцам только как источник сырья для покрытия собственных нужд. Даже если сегодня она получит инвестиции, в долгосрочной перспективе это может выйти стране боком.

– Осенью 2022 г. глава Казахстан отмечал, что сегодня остро стоит проблема снижения уровня воды в Каспийском море. С 2005 г. оно составило уже свыше одного метра. «По данной проблеме правительству следует тесно взаимодействовать с коллегами из других прикаспийских государств», – отметил Токаев. Как это соотносится с планами строительства подобного предприятия?

– Очевидно, Токаев прекрасно владеет текущей ситуацией с уровнем Каспия. На мой взгляд, Казахстану необходимо предоставить главам прикаспийских государств, ученым и специалистам все технические характеристики предполагаемого проекта предприятия по производству «зеленого» водорода: его масштабы, объемы, сроки и так далее, чтобы они смогли сообща прийти к какому-то решению.

Каспий у нас один на всех, и решать такие важные проблемы следует сообща, чтобы не навредить себе и соседям, тем более в такой критический для всех прикаспийских государств период.

– Важнейшими экологическими проблемами Каспийского моря сегодня являются загрязнение, обмеление, а также нерациональное использование биологических ресурсов. Как продвигается работа по их устранению? Насколько активно прикаспийские страны вовлечены в решение этих вопросов?

– Загрязнение моря – это проблема, которую породили сами люди, и они сами же ее должны разрешить. Не вмешиваться в природные процессы с умным выражением лица, а исправлять собственные «косяки». И не жалеть на это денег, особенно на научные исследования. Есть еще одна причина загрязнения моря углеводородами – естественная, связанная с флюидопроявлениями. Недавнее извержение подводного вулкана в Азербайджанском секторе – одно их многих тому подтверждений. Активизация сейсмической активности, увеличение нефте– и газодобычи со дна Каспийского моря провоцирует эти процессы. Привносит свой вклад и понижение уровня моря – уменьшение давления массы морской воды на многокилометровый «пирог» донных отложений также приводит к активизации выхода нефтегазовых флюидов на поверхность моря.

– Как нынешнее состояние Каспийского моря влияет на фауну?

– Конечно, падение уровня моря влияет и на фауну. Особенно это касается северной, мелководной его части. Летом вода очень сильно прогревается, возникают зоны гипоксии и даже заморы рыб. В последние годы практически на всей акватории Северного Каспия в массовых количествах стал появляться вселенец Каспийского моря гребневик Мнемиопсис леди – хищник, выедающий практически весь планктон, который является пищей для молоди всех рыб (ранее этот организм встречался лишь в Южном и Среднем Каспии).

Зимой даже образование тонкого льда на обширных мелководьях при сгонах может приводить к массовой гибели рыбы: она оказывается прижатой льдом ко дну. Возрастает интенсивность торосообразования и взаимодействия дрейфующих льдов с грунтом (ледовая экзарация дна).


[1] Здесь имеется в виду абсолютная высота, которая отсчитывается от среднего уровня моря или океана. В России абсолютные высоты точек земной поверхности отсчитывают от среднемноголетнего уровня Балтийского моря, определенного от нуля футштока в Кронштадте.

Загрузка...
01 декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Россия может стать опорой стабильности для стран постсоветского пространства.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

33%

составил рост товарооборота между Узбекистаном и ЕАЭС по итогам 2022 г., достигнув $17 млрд – премьер-министр Узбекистана

Mediametrics