«Киев мог создать ядерное оружие за несколько лет». Эксперт – об атомном потенциале Украины «Киев мог создать ядерное оружие за несколько лет». Эксперт – об атомном потенциале Украины

16 марта президент России Владимир Путин вновь высказался о причинах спецоперации на Украине. В числе прочего он напомнил о заявлениях Киева о намерении создать ядерное оружие и средства его доставки. После перехода Чернобыльской станции под контроль российской армии ее линии электроснабжения были атакованы украинскими нацбатами, после чего ее пришлось экстренно подключать к белорусским сетям. Риски, которые несло подобное отключение, и возможности Украины по созданию ядерного оружия в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт» оценил главный редактор портала Atominfo Александр Уваров.

– По данным Минобороны России, 9 марта украинские нацбаты атаковали подстанции и линии электропередач, питающие Чернобыльскую АЭС. К каким последствиям для радиационной безопасности это могло привести?

– Тема Чернобыльской АЭС жестко политизирована с украинской стороны. Но даже в МАГАТЭ, которое сейчас реагирует в основном по украинским сводкам, говорили, что критической угрозы для безопасности не существует. Глобальный вывод – ничего страшного там не должно было произойти. Но есть и моменты, на которые нужно обращать пристальное внимание.

На Чернобыльской АЭС есть два хранилища отработанного топлива (ХОЯТ-1 и ХОЯТ-2). Основное топливо лежит в хранилище ХОЯТ-1: это советское хранилище, пущенное в 1986 г., практически сразу после аварии. В него перегрузили отработанное топливо ЧАЭС. Это хранилище так называемого мокрого типа, то есть, грубо говоря, это топливо в контейнерах находится в бетонных бассейнах, залитых водой. Для чего нужна вода? Хотя топливо уже старое, выдержанное, оно, тем не менее, все равно немножко греется. Это тепло надо отводить, и поэтому там нужна вода, но вода ведь тоже будет нагреваться. Для этого работают насосы, которые эту воду прокачивают, меняют и обеспечивают таким образом охлаждение.

Что будет, если насосы перестанут работать? После Фукусимы к таким хранилищам было особое внимание во всем мире, и Чернобыльское хранилище прошло европейские стресс-тесты. По результатам специалисты пришли к выводу, что даже если энергоснабжение будет прекращено, то вода нагреется до 70 градусов и не более. Вода при 70 градусах – это еще не кипящая вода, поэтому безопасность хранилища обеспечивается.

Но еще там есть вентиляция, чтобы отводить водород, который может выделяться. Это тоже могло вызвать обеспокоеннность, и в результате стресс-тестов был дан ответ, что консервативная модель, которая была заложена при проектировании («консервативная» означает, что мы не понимаем, что на самом деле происходит, и берем самые страшные условия, которые можем придумать) доказывает, что водород может накопиться до нижней границы безопасности дней за десять. Экспериментально, когда попробовали посмотреть, как будет накапливаться водород, поняли, что он вообще не накапливается.

Поэтому в реальности МАГАТЭ совершенно правильно, несмотря на все письма со стороны Украины, дала понять, что «нам это не нравится, но, тем не менее, критического нарушения безопасности нет».

– Переход Чернобыльской АЭС под контроль российских войск Киев использовал для отказа от исполнения в полном объеме обязательств по соглашению с МАГАТЭ в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия. О чем говорит данный шаг?

– Здесь существует юридическая коллизия. МАГАТЭ следит за тем, чтобы такие страны, как Украина, не использовали свой атомный потенциал в военных целях. МАГАТЭ ведет контроль путем инспекций и получения информации – в данном случае, от Украины. Чернобыльская АЭС находится на территории Украины, таким образом, с формальной точки зрения именно Украина должна информировать МАГАТЭ о том, что там происходит. Но Украина говорит, что не может сообщить, что на Чернобыльской АЭС все в порядке, поскольку не контролирует сейчас станцию, ее контролирует Россия. А Россия не может сообщить, потому что Чернобыльская АЭС находится на территории Украины.

Вот суть этой коллизии, и пока не будет завершена спецоперация, эта коллизия будет сохраняться. Украина будет постоянно писать в МАГАТЭ, это будет громко распространяться, что, мол, Украина теперь не может дать точный ответ по Чернобыльской АЭС. И, конечно, есть попытка намекнуть, что Россия сейчас этими материалами, что есть на Чернобыльской АЭС, будет как-то нелегально распоряжаться. Но, разумеется, мы этого делать не будем, в этом просто нет никакого смысла.

– 19 февраля, за несколько дней до начала российской спецоперации, президент Украины Владимир Зеленский пригрозил выходом из Будапештского меморандума, фиксировавшего безъядерный статус республики. Какие риски создавала данная инициатива, сопровождавшаяся заявлениями украинских властей о разработке ядерного оружия?

– Я технарь, а не политик и не разведчик, поэтому отвечу так: если бы было принято политическое решение на Украине о создании ядерного оружия, то они смогли бы получить свой первый заряд в течение нескольких лет.

Я апеллирую к истории ядерной программы ЮАР. У них политическое решение было в 1971 г., работали они не спеша. В 1975 г. в Анголе победила просоветская партия, и вот тут они забегали и уже в 1977 г. рыли шахту для испытаний. В 1990 г. у них было уже 6 зарядов. А атомная отрасль ЮАР слабее, чем атомная отрасль Украины.

На Украине есть носители, есть ракеты, способные нести ядерный заряд. Можно ли назвать заявление Зеленского политическим решением – этого я уже не знаю.

– Как в целом можно оценить состояние атомной сферы на Украине? Какие риски существуют с учетом деятельности национал-радикалов?

– На Украине сейчас 15 энергоблоков, и это много. У них есть свой уран в Днепропетровской области, довольно неплохое месторождение, добывают где-то тысячу тонн в год. Есть свои атомные вузы в Киеве, в Одессе, они выпускают своих специалистов, у них есть исследовательский реактор. Харьковский физтех сейчас утратил свои позиции, но, тем не менее, в нем при Советском Союзе работали такие ученые как Ландау, например. Есть советские кадры еще, которые вполне в силе.

Это не слабая отрасль на Украине, тут не надо шапокзакидательством заниматься. С точки зрения атомной отрасли Украина – одна из передовых стран. Если использовать спортивные термины, то это вторая лига или даже лидеры второй лиги. Что, на самом деле, немало.


Беседовал Владимир Крапоткин

17 марта 2022 г. 08:39

«Киев мог создать ядерное оружие за несколько лет». Эксперт – об атомном потенциале Украины

/ «Киев мог создать ядерное оружие за несколько лет». Эксперт – об атомном потенциале Украины

16 марта президент России Владимир Путин вновь высказался о причинах спецоперации на Украине. В числе прочего он напомнил о заявлениях Киева о намерении создать ядерное оружие и средства его доставки. После перехода Чернобыльской станции под контроль российской армии ее линии электроснабжения были атакованы украинскими нацбатами, после чего ее пришлось экстренно подключать к белорусским сетям. Риски, которые несло подобное отключение, и возможности Украины по созданию ядерного оружия в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт» оценил главный редактор портала Atominfo Александр Уваров.

– По данным Минобороны России, 9 марта украинские нацбаты атаковали подстанции и линии электропередач, питающие Чернобыльскую АЭС. К каким последствиям для радиационной безопасности это могло привести?

– Тема Чернобыльской АЭС жестко политизирована с украинской стороны. Но даже в МАГАТЭ, которое сейчас реагирует в основном по украинским сводкам, говорили, что критической угрозы для безопасности не существует. Глобальный вывод – ничего страшного там не должно было произойти. Но есть и моменты, на которые нужно обращать пристальное внимание.

На Чернобыльской АЭС есть два хранилища отработанного топлива (ХОЯТ-1 и ХОЯТ-2). Основное топливо лежит в хранилище ХОЯТ-1: это советское хранилище, пущенное в 1986 г., практически сразу после аварии. В него перегрузили отработанное топливо ЧАЭС. Это хранилище так называемого мокрого типа, то есть, грубо говоря, это топливо в контейнерах находится в бетонных бассейнах, залитых водой. Для чего нужна вода? Хотя топливо уже старое, выдержанное, оно, тем не менее, все равно немножко греется. Это тепло надо отводить, и поэтому там нужна вода, но вода ведь тоже будет нагреваться. Для этого работают насосы, которые эту воду прокачивают, меняют и обеспечивают таким образом охлаждение.

Что будет, если насосы перестанут работать? После Фукусимы к таким хранилищам было особое внимание во всем мире, и Чернобыльское хранилище прошло европейские стресс-тесты. По результатам специалисты пришли к выводу, что даже если энергоснабжение будет прекращено, то вода нагреется до 70 градусов и не более. Вода при 70 градусах – это еще не кипящая вода, поэтому безопасность хранилища обеспечивается.

Но еще там есть вентиляция, чтобы отводить водород, который может выделяться. Это тоже могло вызвать обеспокоеннность, и в результате стресс-тестов был дан ответ, что консервативная модель, которая была заложена при проектировании («консервативная» означает, что мы не понимаем, что на самом деле происходит, и берем самые страшные условия, которые можем придумать) доказывает, что водород может накопиться до нижней границы безопасности дней за десять. Экспериментально, когда попробовали посмотреть, как будет накапливаться водород, поняли, что он вообще не накапливается.

Поэтому в реальности МАГАТЭ совершенно правильно, несмотря на все письма со стороны Украины, дала понять, что «нам это не нравится, но, тем не менее, критического нарушения безопасности нет».

– Переход Чернобыльской АЭС под контроль российских войск Киев использовал для отказа от исполнения в полном объеме обязательств по соглашению с МАГАТЭ в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия. О чем говорит данный шаг?

– Здесь существует юридическая коллизия. МАГАТЭ следит за тем, чтобы такие страны, как Украина, не использовали свой атомный потенциал в военных целях. МАГАТЭ ведет контроль путем инспекций и получения информации – в данном случае, от Украины. Чернобыльская АЭС находится на территории Украины, таким образом, с формальной точки зрения именно Украина должна информировать МАГАТЭ о том, что там происходит. Но Украина говорит, что не может сообщить, что на Чернобыльской АЭС все в порядке, поскольку не контролирует сейчас станцию, ее контролирует Россия. А Россия не может сообщить, потому что Чернобыльская АЭС находится на территории Украины.

Вот суть этой коллизии, и пока не будет завершена спецоперация, эта коллизия будет сохраняться. Украина будет постоянно писать в МАГАТЭ, это будет громко распространяться, что, мол, Украина теперь не может дать точный ответ по Чернобыльской АЭС. И, конечно, есть попытка намекнуть, что Россия сейчас этими материалами, что есть на Чернобыльской АЭС, будет как-то нелегально распоряжаться. Но, разумеется, мы этого делать не будем, в этом просто нет никакого смысла.

– 19 февраля, за несколько дней до начала российской спецоперации, президент Украины Владимир Зеленский пригрозил выходом из Будапештского меморандума, фиксировавшего безъядерный статус республики. Какие риски создавала данная инициатива, сопровождавшаяся заявлениями украинских властей о разработке ядерного оружия?

– Я технарь, а не политик и не разведчик, поэтому отвечу так: если бы было принято политическое решение на Украине о создании ядерного оружия, то они смогли бы получить свой первый заряд в течение нескольких лет.

Я апеллирую к истории ядерной программы ЮАР. У них политическое решение было в 1971 г., работали они не спеша. В 1975 г. в Анголе победила просоветская партия, и вот тут они забегали и уже в 1977 г. рыли шахту для испытаний. В 1990 г. у них было уже 6 зарядов. А атомная отрасль ЮАР слабее, чем атомная отрасль Украины.

На Украине есть носители, есть ракеты, способные нести ядерный заряд. Можно ли назвать заявление Зеленского политическим решением – этого я уже не знаю.

– Как в целом можно оценить состояние атомной сферы на Украине? Какие риски существуют с учетом деятельности национал-радикалов?

– На Украине сейчас 15 энергоблоков, и это много. У них есть свой уран в Днепропетровской области, довольно неплохое месторождение, добывают где-то тысячу тонн в год. Есть свои атомные вузы в Киеве, в Одессе, они выпускают своих специалистов, у них есть исследовательский реактор. Харьковский физтех сейчас утратил свои позиции, но, тем не менее, в нем при Советском Союзе работали такие ученые как Ландау, например. Есть советские кадры еще, которые вполне в силе.

Это не слабая отрасль на Украине, тут не надо шапокзакидательством заниматься. С точки зрения атомной отрасли Украина – одна из передовых стран. Если использовать спортивные термины, то это вторая лига или даже лидеры второй лиги. Что, на самом деле, немало.


Беседовал Владимир Крапоткин

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

150 млн

тонн составляет ожидаемый урожай зерна в России по итогам 2022 г. Показатель станет рекордным за всю историю страны – президент России Владимир Путин

Mediametrics