16 Апреля 2019 г.

Китай и Евросоюз: партнеры или конкуренты?

Китай и Евросоюз: партнеры или конкуренты?
Фото: rackcdn.com

В марте-апреле 2019 года председатель КНР Си Цзиньпин посетил с государственными визитами несколько стран ЕС для укрепления двусторонних связей и продвижения проекта «Один пояс – один путь». Европейский союз выступает одним из крупнейших торговых партнеров Китая, а четверть иностранных инвестиций КНР вложены в европейский бизнес. Внушительный товарооборот и инвестиционная активность постепенно приводят к тому, что Европа и Китай становятся стратегическими партнерами. Однако не стоит забывать, что стремительный рост Китая сделал его не только партнером, но и конкурентом Европы в евразийской и глобальной политике.

В марте 2019 г. в Страсбурге на заседании Европейской комиссии были представлены меры в отношениях с Китайской Народной Республикой. Европейская комиссия, разрабатывая новые подходы к сотрудничеству с КНР, учитывала, что сегодня Пекин наращивает экономическую мощь и становится влиятельной силой в системе международных отношений. Поэтому Европа видит как возможности, так и вызовы при развитии отношений с Китаем.

Еврокомиссия пришла к заключению, что ЕС должен выработать более реалистичный и многогранный подход к развитию отношений с КНР. Предложения Еврокомиссии преследуют три цели. Во-первых, Европа хочет усилить взаимодействие с Китаем для продвижения общих интересов на мировом уровне, опираясь на четко определенные принципы. Во-вторых, ЕС должен заниматься выстраиванием более совершенных экономических отношений с КНР. В-третьих, ЕС должен адаптироваться к развитию мировой экономики, чтобы сохранить свои ценности и социальную модель.

Меры в области отношений с Китаем нельзя считать коренным изменением европейской политики в отношении Пекина.

Пекин и Брюссель продолжают переговоры относительно выстраивания всеобъемлющего стратегического партнерства, предусмотренного Стратегической повесткой дня в области сотрудничества между Китаем и ЕС до 2020 г. Однако некоторые меры отражают изменения в политическом сознании Европы.

Предложенные шаги включают положения по укреплению совместных действий ЕС и КНР в рамках ООН, включая права человека, укрепление мира и безопасности, а также ускорение глобального развития.

Данный аспект любопытен прежде всего тем, что он отражает проблематику соперничества КНР и США, их борьбу за умы и сердца мирового сообщества.

Тогда как президент США Дональд Трамп принял решение о выходе Штатов из Парижского соглашения по климату, премьер КНР Ли Кэцян, напротив, подтвердил приверженность Пекина этому соглашению. Символично, что китайский премьер сделал это заявление в Берлине. Кроме того, в Европе подчеркивают, что Китай выступает крупнейшим мировым инвестором в возобновляемые источники энергии.

Что касается прав человека, США стремятся предложить общую точку зрения относительно нарушений прав человека в КНР. Параллельно с этим Пекин начинает использовать аналогичную стратегию против Вашингтона, указывая на проблемы с обеспечением прав человека в США. В глазах европейцев США выступают как безответственный актор, который, к тому же, склонен к использованию двойных стандартов. Пекин же медленно, но верно получает необходимый ему кредит доверия от важнейших глобальных центров силы.

Упор на развитие сотрудничества ЕС и КНР в ООН можно рассматривать через ряд отдельных положений: использование права вето, финансовый вклад, вклад в операции по поддержанию мира, борьба со вмешательством в права человека. Пекин использует право вето реже Москвы, но чаще Вашингтона, Лондона и Парижа.

Китай выступает вторым крупнейшим спонсором ООН, уступая по объему вкладов лишь США.

Вместе с тем разобщенность членов ООН гарантирует отсутствие общего давления на Пекин даже в случае реальных нарушений каких-либо положений международного права. В этой связи Европе выгодно делать упор на развитие контактов с КНР по линии ООН, поскольку это поможет создавать коалиции ad hoc для достижения результатов в миротворческой деятельности, а также голосований по резолюциям.

Многие положения Еврокомиссии касаются торгово-экономических отношений. Еврокомиссия надеется достичь сбалансированных торговых отношений с Китаем. Кроме того, ЕС рассчитывает на содействие Пекина в реформировании ВТО, а также на завершение переговоров по Всеобъемлющему соглашению по инвестициям к 2020 г.

Оно и понятно: если обратить внимание на торговый баланс ЕС и КНР за последние десять лет, то в глаза бросается значительный разрыв между экспортом и импортом.

Как следствие, торговый баланс ЕС и КНР стабильно отрицательный. На конференциях и круглых столах, посвященных развитию инициативы «Пояса и пути», часто можно услышать тезис, что товарные поезда из КНР в Европу могут быть полностью загружены, тогда как обратно поезд будет возвращаться частично с пустыми вагонами.

Основными товарными группами экспорта и импорта Брюсселя и Пекина выступают машины и транспортные средства, товары фабричного производства и продукты химической промышленности. Таким образом, структура экспорта и импорта сторон совпадают практически полностью, что делает рынки ЕС и Китая не взаимодополняемыми, а, наоборот, конкурентными.

Импорт телекоммуникационного оборудования показывает наиболее быстрый рост. В связи с этим Еврокомиссия подчеркивает необходимость выверить все риски и добиться максимальной безопасности в сфере использования сетей 5G. Бесспорно, подобные опасения перекликаются с продолжающимся скандалом вокруг компании «Huawei», одного из поставщиков сетей 5G.

Политика США приводит к переменам в восприятии глобального лидерства в мире и в Европе. В мировом рейтинге лидерства действия КНР достигли уровня одобрения в 34%, тогда как действия США поддерживают 31%, а России – 30%. Относительное равенство уровня одобрения действий крупнейших акторов мировой политики говорит о том, что мир постепенно приходит к ситуации реальной конкуренции политики «мягкой силы» для завоевания сердец мирового сообщества.

Десять мер в области отношений ЕС и КНР – своего рода маркер изменений, происходящих в мировой политике. Пекин становится не просто экономическим конкурентом Вашингтона, но и конкурентом политическим.

С другой стороны, к ЕС приходит осознание, что Китай изменился и стал серьезным конкурентом, с которым нужно договариваться на равных. При этом Китай также заинтересован в сбалансированном торговом балансе в Евразии, поскольку заполняемость товарных поездов на маршрутах «Пояса и пути» становится важным маркером успеха китайской инициативы. В этой связи ЕАЭС мог бы предложить варианты по диверсификации производства и тем самым выравнивания торгового баланса. В Европе тем временем отмечают, что сегодня довольно сложно прийти к полноценному сближению России и Запада, однако углубление российско-китайского сотрудничества еще не прошло точку невозврата. В таком случае ЕС еще может поспорить с Россией и ЕАЭС за статус важнейшего партнера Пекина в Евразии.


Владимир Нежданов, магистр международных отношений, эксперт Центра изучения перспектив интеграции

Загрузка...
Комментарии
11 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Парламентские выборы откроют новый политический цикл в Беларуси.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$335,5 млн

составила сумма сделок, заключенных на полях Первого Каспийского экономического форума. Всего было заключено 72 различных соглашения

Mediametrics