04 Марта 2019 г. 19:25

Конфликт Индии и Пакистана: кого выберет Беларусь

Конфликт Индии и Пакистана: кого выберет Беларусь
Фото: kpcdn.net

В феврале обострилась ситуация на индийско-пакистанской границе. В ответ на теракт против своих силовиков ВВС Индии нанесли серию ударов по предполагаемому месту дислокации террористов в Пакистане. В итоге между двумя странами разразился вооруженный конфликт: 4 марта стороны обстреляли позиции друг друга в Кашмире. Корни этого противостояния, однако, уходят куда глубже нынешних событий. Белорусский политолог, востоковед Сергей Богдан специально для «Евразия.Эксперт» разбирается в пакистано-индийском конфликте и объясняет, какое отношение к нему имеют Афганистан и Иран, и с к сотрудничеству с какой из противоборствующих сторон склоняется последнее время Беларусь.

Команда колонизаторов: стравить!


Конфликт Индии и Пакистана длится с момента образования этих государств. Уход британцев в 1947 г. вылился в резню, в которой погибли сотни тысяч. Не потому что без «белого человека» они не смогли ужиться друг с другом: далеко не идиллически, но веками они жили вместе. А потому что британское правительство целенаправленно уже в ХХ в. довело территорию индийского субконтинента до раздела по конфессиональному признаку.

Свой вклад в это внес и такой образцовый британский политик, как Уинстон Черчилль. Он не скрывал удовлетворения, наблюдая, как разгорается раздуваемое в том числе и британцами пламя вражды между Мусульманской лигой и Индийским национальным конгрессом – партиями, которые и создали Пакистан и Индию. Черчилль выразил надежду, что конфликт этот «будет ожесточенным и кровавым». Он таким и стал.

Раздел территорий в процессе экстренного создания двух стран оставил нерешенным ряд споров о том, куда должна была войти та или иная территория. Ведь во многих местах мусульмане, индусы и сикхи жили вперемешку.

Одним из таких спорных районов стал Кашмир. Чрезвычайная жестокость в процессе раздела субконтинента на два государства была чаще всего связана с социально-экономическими конфликтами и борьбой за ресурсы, а не со столкновением цивилизаций, религий или идеологий. Тем не менее многие сотни тысяч убитых, изнасилованных, пропавших без вести, не говоря уже об ограбленных, либо изгнанных из родных домов, стали гарантией, что два новосозданных государства долго еще не смогут договориться даже по насущным вопросам.

Геополитический раздел


Холодная война тоже поддержала огонь вражды. Индия стала соосновательницей Движения неприсоединения и поддерживала близкие отношения с СССР. Пакистан твердо держался прозападного курса, был и остается главным союзником КНР в регионе. Китайские дипломаты открыто называют Пакистан «своим Израилем» сравнивая тем самым свои отношения с Исламабадом с американской поддержкой Израиля.

Итогом стал ряд войн. В результате одной из них Индия активно способствовала отделению от Пакистана его восточной половины, которая и стала государством Бангладеш.

Тут следует отметить, что благодаря встроенности и Индии, и Пакистана в систему международных альянсов и блоков, они по сути никогда не воевали «один на один», но всегда опираясь на могущественных союзников с их огромными ресурсами и совсем иными интересами.

В результате индо-пакистанские войны были лишь пресловутым «продолжением политики другими средствами» и не могли кардинально изменить ситуацию военным путем.

Афганистан как источник нынешнего конфликта


То же самое можно сказать и о нынешнем конфликте. Конфронтация по Афганистану как ключу к Центральной Азии привела к очередному прямому военному столкновению. Обострение сейчас связано с прорывом на переговорах с «Талибаном» (организация запрещена в РФ – прим. «ЕЭ») в Катаре, ведь еще никогда на этих переговорах не участвовал, как сейчас, фактический руководитель движения. На это накладываются и результаты, достигнутые на встречах афганских политиков в Москве. Фактически это для Пакистана означает, что действующее афганское правительство сужает возможности для влияния Исламабада на Афганистан, прежде всего через «Талибан»*.

С точки зрения Пакистана, все афганские правительства после «Талибана»* были чуть ли не в руках Индии. Терпеть это Исламабад не намерен.

Вопрос влияния на Афганистан – это не просто вопрос доминирования в далекой экономически бедной стране. Это потенциально вопрос гигантского транзита в страны Центральной Азии и из нее, особенно остро вставший после распада СССР.

Логистические войны


Этот транзит пытаются перехватить и Пакистан, и Иран. Для этого они даже построили дополнительно два порта: Гвадар и Чехбехар соответственно. В пакистанский Гвадар вложилась и КНР. Иранский же Чехбехар, как убеждали автора этой статьи пакистанские военные, связан с индийской политикой и российским участием. Во всем этом много конспирологии, но в любом случае цена вопроса высока.

Поэтому примечательно и то, что нынешнее обострение произошло на фоне того, как Ирану удалось добиться отправки первого каравана с афганскими грузами в свой Чехбехар.

Сам Иран тоже сразу же столкнулся с крупной диверсией, когда экстремистскими группами, которые, по мнению иранских силовиков, пользуются поддержкой Пакистана, был подорван автобус с членами Корпуса стражей исламской революции в той самой провинции, где и расположен Чехбехар. Афганские официальные лица, кстати, и не скрывают, что через Чехбехар намерены значительно увеличить торговлю именно с Индией.

Место Беларуси в конфликте


В ситуации индо-пакистанского конфликта Беларусь всегда пыталась выстраивать отношения с обеими сторонами. Впрочем, нельзя сказать, что они были сбалансированы по объему. Ведь Индия наряду с КНР, Индонезией и Бразилией является одним из четырех стратегических рынков для важнейшего белорусского экспортного товара – калия. Поэтому неудивительно, что Минск в марте прошлого года согласился продать Афганистану ударные вертолеты Ми-24, получив оплату от Индии. Афганское правительство нуждалось в них, чтобы улучшить военную ситуацию, подавив силы талибов* накануне нынешних переговоров.

Это тут же втянуло в прошлом году Минск в региональную игру в Южной Азии. Беларусь заключила договор о военно-техническом сотрудничестве с Афганистаном и приняла у себя спикера нижней палаты индийского парламента Сумитру Махаджан. В ответ в декабре в Минск приехал председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил Пакистана Зубайр Махмуд Хайят.

Ведь несмотря на традиционно тесные отношения с Индией, в последние лет пять региональные связи Беларуси имеют устойчивую тенденцию склоняться в сторону контактов с Пакистаном.

Объяснение простое: это результат сближения Беларуси с Китаем и арабскими государствами Персидского залива. Ведь именно они часто платят за Пакистан, когда речь идет об амбициозных проектах.

Сам Минск не скрывает, что рассматривает отношения с южноазиатской страной не только как двусторонние. На декабрьской встрече Хайята с президентом Александром Лукашенко, по официальной информации, обсуждалось сотрудничество двух стран в интеграционных объединениях, в частности «в контексте строительства китайско-пакистанского экономического коридора и экономического пояса Шелкового пути».


Сергей Богдан, востоковед, доктор политологии (PhD), Свободный университет Берлина


*Движение «Талибан» – запрещенная в России террористическая организация.

Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

37 000

военных соберут учения США и НАТО DEFENDER-Europe 20. Из них 20 тыс. будут переброшены в Европу с континентальной части США, 9 тыс. – американские солдаты с европейских баз США, а 8 тыс. примут участие от других стран

Mediametrics