12 января 2024 г. 11:12

Корейский вектор перевооружения польских ракетных войск

/ Корейский вектор перевооружения польских ракетных войск

Варшава не отказывается от планов модернизации армии и ранее заключенных контрактов на поставки оружия, подтвердил новый министр обороны Польши Владислав Косиняк-Камыш. Несмотря на критику действий предыдущего правительства и начатый аудит, польские власти намерены реализовать договоренности. При этом в Варшаве собираются «изменить к лучшему то, что сегодня не работает и что нужно менять». Имеющиеся контракты, в частности, включают закупки американских «Хаймарсов» и южнокорейских самоходных гаубиц К9 и РСЗО K239 Chunmoo, которые проводятся в рамках модернизации Ракетных войск и артиллерии. Главный специалист Центра геополитических исследований Балтийского региона Института геополитических и региональных исследований Балтийского федерального университета им. И. Канта Юрий Зверев продолжает рассказ о перевооружении этого рода польских войск с акцентом на поставки из Южной Кореи.

В первой части статьи речь шла о состоянии польских ракетных войск, а также о ключевой программе их модернизации – закупке дальнобойных ракетных систем залпового огня (РСЗО) по программе Homar («Лобстер»). В качестве РСЗО по этой программе была выбрана находящаяся сейчас на слуху американская ракетная система M142 HIMARS. В 2019 г. был куплен один дивизион этих РСЗО, но установки по этому заказу поступили в Польшу только в 2023 г. На запрос на закупку еще почти 500 таких РСЗО, сделанный в мае 2022 г., США ответили не сразу, и рамочный контракт на закупку «Хаймарсов» Польша заключила только в сентябре 2023 г. Поставки же начнутся только с конца 2025 г., а может и позже. Польша же хочет иметь ракетные системы быстрее.

На выручку пришла Южная Корея, и программа Homar разделилась на две – Homar-A (закупка американских РСЗО HIMARS) и Homar-K (закупка южнокорейских РСЗО Chunmoo). Это разделение и по решаемым задачам. Homar-К предназначен для более низкого тактического звена, а Homar-А, в первую очередь, для стратегического и оперативного звена.

В этой статье я расскажу о закупке Польшей южнокорейских РСЗО и подведу некоторые итоги польским планам по перевооружению Ракетных войск и артиллерии (включая и ствольную).

Корейские аналоги «Хаймарсов»


Не дождавшись ответа от США на свой майский запрос о закупке «Хаймарсов», Польша 19 октября 2022 г. подписала рамочное соглашение о закупке 288 южнокорейских РСЗО K239 Chunmoo («Чунму»)[1] с 23 тыс. управляемых ракет калибра 239 мм с дальностью 80 км.

По своей концепции РСЗО K239 Chunmoo[2] (рис. 1), поступившая на вооружение южнокорейской армии в 2015 г.[3], похожа на американскую РСЗО M270 MLRS[4], прародительницу РСЗО HIMARS, с той разницей, что она имеет не гусеничное, а колесное шасси Hanwha K239L 8×8.


Рис. 1. Пуск управляемой ракеты калибра 239 мм с РСЗО K239 Chunmoo. Фото: Hanwha Defense.

Как и на MLRS, на шасси комплекса K239 устанавливаются два модульных транспортно-пусковых контейнера (ТПК). Однако, в отличие от американских систем MLRS и HIMARS, это система мультикалиберная. В каждом контейнере могут быть размещены ракеты разных типов калибра 130/230/239 мм или баллистическая оперативно-тактическая ракета. Ракеты устанавливаются и герметизируются в контейнерах на заводе, что позволяет хранить их без какого-либо обслуживания в течение нескольких лет.

В каждом ракетном контейнере можно разместить 20 130-мм неуправляемых ракет К33[5] с дальностью 36 км или шесть 230-мм неуправляемых ракет КМ26А2[6] с дальностью 45 км или две 400-мм управляемые ракеты Chunmoo II с дальностью более 200 км или шесть 239-мм управляемых ракет CGR080 с дальностью 80 км[7] или одну баллистическую оперативно-тактическую ракету CTM290 (Chunmoo Tactical Missile)[8] калибра 600 мм с дальностью полета около 290 км (рис. 2). Штатными считаются модули с 230-мм неуправляемыми (рис. 3) и 239-мм управляемыми ракетами.

Зверев 1201-2.png

Рис. 2. Некоторые типы ракет для РСЗО K239 Chunmoo. Фото: Hanwha Defense.


Рис. 3. Неуправляемая 230-мм ракета для РСЗО K239 Chunmoo. Фото: P. Valpolini.

На К239 можно, как считается, использовать также штатные шестизарядные модули американской РСЗО MLRS с неуправляемыми ракетами М26. Но применение модулей MLRS/HIMARS с управляемыми ракетами GMLRS, видимо, невозможно (по крайней мере, пока). K239 Chunmoo может быть загружена двумя разными типами ракетных блоков одновременно (например, одним контейнером 20х130 мм и одним контейнером 6х239 мм). Два модульных контейнера можно сменить с помощью встроенного крана за 7-10 минут.

Полонизированная версия корейских РСЗО


4 ноября 2022 г. был подписан первый исполнительный контракт между польским Агентством по вооружениям и корейской компанией Hanwha Aerospace чистой стоимостью 14,14 млрд злотых ($3,55 млрд) на поставку в 2023-2027 гг. 218 пусковых установок (ПУ) РСЗО K239 Chunmoo. Контракт также включает материально-технические и учебные комплекты, боекомплект из нескольких тысяч высокоточных ракет c дальностью 80 км (ракеты Chunmoo калибра 239-мм) и 290 км (баллистические ракеты большой дальности CTM290)[9] и техническую поддержку.

ПУ будут использовать польское шасси Jelcz P882.57 TS T45 8x8, польские систему связи и интегрированную систему боевого управления Topaz. Польская версия РСЗО K239 получила название Homar-K (или К239PL) (рис. 4).


Рис. 4. Полонизированная РСЗО Homar-K на шасси Jelcz P882.57 TS T45 8x8[10]. Фото: Wikimedia Commons.

В дальнейшем планируется подписать второй исполнительный контракт на поставку оставшихся 70 РСЗО Homar-K из 288 согласно рамочному соглашению. Они будут произведены уже полностью в Польше.

Первая комплектная установка K239, интегрированная с шасси Jelcz на заводе на Hanwha Aerospace в Южной Корее, прибыла в Польшу 21 августа 2023 г. 15 сентября было поставлено 11 пусковых модулей, предназначенных для интеграции с шасси Jelcz в Польше на заводе Huta Stalowa Wola (HSW). 2 ноября была доставлена еще одна комплектная пусковая установка на шасси Jelcz P882.57 TS T45 и четыре пусковых модуля, предназначенных для установки на шасси Jelcz на заводе HSW. Всего до конца 2023 г. в 18-й артиллерийский полк 18-й механизированной дивизии из Новой Дембы должен был быть поставлен дивизион из 18 ПУ РСЗО K239 (три интегрированных с автомобилями Jelcz на заводе Hanwha Aerospace в Южной Корее и еще 15 – в Польше на заводе HSWв Сталёвой Воле).

Сборка следующих 200 ПУ Homar-K, предусмотренных первым исполнительным контрактом от 4 ноября 2022 г., пройдет на заводе HSW в Сталёвой Воле. Скорее всего, эти ПУ будут установлены на шасси Jelcz P883.57 8×8 третьего поколения, которое было продемонстрировано на последней Международной выставке оборонной промышленности (MSPO) в Кельце в сентябре 2023 г.

5 сентября 2023 г. польская группа PGZ и Hanwha Aerospace подписали соглашение о передаче Польше технологии управляемых ракет (УР) калибра 239 мм с дальностью 80 км и самой ПУ. В Польше будет построено совместное предприятие, которое, согласно договоренностям, произведет более 10 тыс. 239-мм УР. Предполагается также адаптировать ПУ РСЗО Chunmoo для стрельбы польскими 122-мм неуправляемыми ракетами от РСЗО Langusta вместо южнокорейских 130-мм неуправляемых ракет.

Некоторые итоги


Если посмотреть на техническую модернизацию Войска Польского в целом, то Ракетные войска и артиллерия (РВиА) находятся в числе ее лидеров (наряду с ПВО, о модернизации которой я подробно расскажу в дальнейшем). Масштабы планируемых закупок артиллерийского вооружения для такой страны как Польша – поистине астрономические. Согласно заключенным контрактам (включая рамочные), польские РВиА должны получить 268 155-мм самоходных пушек-гаубиц Krab[11], 672 155-мм самоходных пушки-гаубицы K9A1/K9PL Thunder, 120 самоходных 120-мм минометов Rak, 504 РСЗО M142 HIMARS и 288 РСЗО K239 Chunmoo.

С чем это можно сравнить? 940 планируемых Польшей к закупке 155-мм самоходных гаубиц – это больше числа таких орудий в армии США на конец 2022 г. (689 без учета находящихся на хранении). Количество запланированных к закупкам РСЗО (792) тоже превышает их число в армии США (594) и, по западным данным, сопоставимо с числом РСЗО в российских сухопутных войсках (886 без учета находящихся на хранении)[12].

Речь при этом идет не только о количественных, но и о качественных сдвигах. Польские РВиА получают «длинную руку», способную наносить высокоточные удары на расстояние до 300 км. Из них уходят уже устаревшие советские РСЗО БМ-21 «Град». Как отмечают в польских источниках, они, скорее всего, будут полностью переданы Украине в ближайшее время, если этого уже не произошло[13]. Видимо, будут сняты с вооружения и чехословацкие РСЗО RM-70. В тоже время польские 122-мм РСЗО WR-40 Langusta останутся на вооружении (видимо, до поставок необходимого количества способных их заместить американских и южнокорейских РСЗО). Более того, заявлено, что их закупки будут продолжены.

Что очень важно – польские РВиА развиваются и в плане боевого управления. Их боевые средства интегрированы через автоматизированную систему боевого управления Topaz польской разработки и производства, которая управляет также и средствами разведки (такими как БПЛА FlyEye и Gladius).

В 2023 г. были успешно проведены испытания системы Topaz совместно с американской системой AFADTS (Автоматизированная система тактических данных полевой артиллерии) и канадской системой FATES (Система автоматизации огня и целевого воздействия) в рамках программы ASCA (Деятельность по сотрудничеству в области артиллерийских систем)[14]. Заказана первая партия автоматизированной системы огнем модификации Topaz+, которая позволит взаимодействовать с артиллерийскими частями других стран, являющихся участниками соглашения ASCA. Польские военные эксперты отмечают, что в польской артиллерии благодаря ASCA и развитию системы Topaz происходит «тихая революция» в плане возможности обмена данными и сотрудничества с союзниками.

С какими проблемами столкнется Польша


Среди проблем столь масштабного вооружения выделяют, прежде всего, проблему кадров. Только для 27 дивизионов РСЗО HIMARS потребуется примерно 10 тыс. профессиональных военнослужащих. А ведь есть еще РСЗО Chunmoo и артиллерийские системы Krab и K9. По самым скромным оценкам, только в самих ракетных и артиллерийских дивизионах (без подразделений обеспечения и поддержки) должно быть около 37 тыс. чел., притом, по данным The Military Balance 2023, к концу 2022 г. во всех польских сухопутных войсках было 58,5 тыс. чел.

Потребуется мотивировать (прежде всего, материально) польских граждан идти в РВиА по контракту (призыв на военную службу в Польше отменен в 2010 г.). Надо будет создавать дополнительные подразделения в военных академиях и новые учебные центры. Непонятно, откуда быстро взять сотни новых командиров дивизионов и их заместителей (подполковников и майоров), а также командиров батарей (капитанов). Даже если начать их подготовку сегодня, то хорошо подготовленные командиры батарей будут у Польши только лет через десять. И, разумеется, подготовка артиллеристов и ракетчиков, а также проведение регулярных боевых стрельб потребуют новых артиллерийских полигонов, на создание которых нужны время и деньги.

Важнейший вопрос – обеспечение новых польских ракетных и артиллерийских систем ракетами и снарядами. Запланированных к производству примерно 10 тысяч 239-мм ракет хватит меньше чем на три залпа всех РСЗО Chunmoo. Даже нескольких десятков тысяч 227-мм ракет тоже не хватит надолго. Скажем, 30 тысяч таких ракет – это около 10 залпов. Понятно, что высокоточные ракеты чаще применяются не залповыми пусками, а по одной, две или три за раз, но тем не менее… О расходе гаубичных снарядов в современной войне можно судить по СВО на Украине.

Если верить публикуемым на Западе данным, то ВСУ весной 2023 г. расходовали от 6 до 8 тыс. 155-мм снарядов в день. В некоторых операциях выпускалось и до 20 тыс. снарядов в день. А Польша с 2010 по 2019 гг. законтрактовала для гаубиц Krab только 37 тысяч 155-мм снарядов. В 2022 г. было принято решение провести крупные закупки боеприпасов за рубежом. В марте 2023 г. было подписано постановление о создании Национального резерва боеприпасов и выделено 12 млрд злотых на закупку 800 тыс. снарядов до 2029 г. Но тут поляки наверняка уже столкнулись с мировым дефицитом 155-мм снарядов из-за боевых действий на Украине.

Сама польская промышленность сейчас в состоянии производить только 30-40 тысяч снарядов в год. И даже планируемое увеличение ежегодного производства до 200 тыс снарядов (на инвестиции и докапитализацию польских снарядных заводов выделено 2 млрд злотых) проблему потенциального «снарядного голода» не решит. Тем более, Польша передала и передает часть запасов своих 155-мм снарядов Украине. Поэтому некоторые польские военные эксперты резонно задают вопрос – а может, стоит закупить меньше стволов и пусковых установок, но больше боеприпасов к ним?

Не надо забывать и о том, что производство и накопление большого количества боеприпасов потребует создания системы их хранения и налаживания цепочек поставок. Речь идет о запасах, значительно превышающих стандартные количества, закрепленные за артиллерийскими частями. Хранение и транспортировка боеприпасов должны быть безопасными и защищенными от действий противника, например, путем рассредоточения хранилищ.

И что делать с производственными мощностями по выпуску снарядов и ракет, когда эти хранилища окажутся заполненными? Значит, придется их консервировать и поддерживать в готовности к возобновлению производства в случае необходимости. Потребуется дорогостоящая программа мобилизации экономики, ибо такие проблемы возникнут не только с боеприпасами.

Еще одна проблема – несовместимость боеприпасов польских РСЗО. Если самоходные гаубицы Krab и K9 совместимы по типам 155-мм снарядов, то ракеты у HIMARS и Chunmoo разные. Первым шагом на пути к унификации ракетных боеприпасов, как уже упоминалось выше, станет интеграция 122-мм неуправляемых ракет, которые уже используются в РСЗО Langusta, с системой Homar-K. В долгосрочной перспективе унификация должна распространяться и на управляемые боеприпасы. В частности, перед ракетчиками стоит задача интегрировать ракеты GMLRS с РСЗО Chunmoo и интегрировать боеприпасы РСЗО с кассетными и термобарическими боеголовками, которые могла бы разработать польская промышленность.

Планы и реальность


Поддержание боеготовности польских РВиА потребует значительных затрат на их содержание и ремонт техники вооружения. По объемам этих затрат в открытых источниках нет даже примерных оценок. Для обеспечения ракетно-артиллерийского арсенала потребуется горючее, дополнительное оборудование, машины обеспечения, средства связи, средства материально-технического обеспечения, радиолокационные комплексы артиллерийской разведки Liwiec и БПЛА дальней разведки, способные вести разведку на расстоянии 300 км. Не говоря уже о соответствующей инфраструктуре: военнослужащие не будут жить в палатках, а техника – стоять под открытым небом. Артиллерийский арсенал необходимо прикрыть от ударов с воздуха (прежде всего от БПЛА, которые стали злейшими врагами артиллеристов и ракетчиков) средствами ПВО.

Но самое главное, и этим вопросам задаются уже и польские военные аналитики – а нужна ли Польше эта артиллерийская армада, и как она вписывается в структуру Войска Польского? Так, подполковник запаса, магистр инженерных наук Томаш Лисецкий, отслуживший 31 год в польской артиллерии, в своей статье в известном польском военном аналитическом издании Defence 24 предлагает свою структуру польских РВиА к 2035 г. Она предполагает существенное сокращение закупок РСЗО Homar-A (HIMARS) (с 504 до 144), почти двухкратное увеличение закупок южнокорейских РСЗО Homar-K (K239 Chunmoo) (с 288 до 528), сокращение закупок 155-мм самоходных пушек-гаубиц Krab (с 268 до 162) и K9 (с 672 до 216), а также закупку 252 новых 155-мм самоходных пушек-гаубиц Kryl 2[15] на колесном шасси (или американских легких буксируемых 155-мм гаубиц M777).

При этом, по мнению автора, уже в 2028 г. Польша должна иметь 96 РСЗО Homar-A, 312 РСЗО Homar-K, 162 155-мм самоходные пушки-гаубицы Krab, 216 155-мм самоходных пушек-гаубицы K9 и 36 155-мм самоходных пушек-гаубиц Kryl 2 (или 155-мм буксируемых гаубиц M777). Понятно, что это дискуссионное предложение одного эксперта (правда, с большим опытом службы в артиллерии), но само появление такой дискуссии на страницах авторитетного польского военного издания весьма симптоматично. Можно ожидать, что при новом премьере и новом министре обороны при общем сохранении курса на наращивание и техническую модернизацию Войска Польского в планы, сверстанные при прежнем кабинете, будут вноситься коррективы. И это касается не только РВиА.

В любом случае, с учетом антироссийской и антибелорусской направленности польских военных приготовлений они представляют угрозу для Союзного государства. И России, и Белоруссии придется как модернизировать свой ракетно-артиллерийский арсенал, так и искать нетрадиционные средства борьбы с польской РВиА. К примеру, в ходе СВО заметный урон украинской артиллерии нанесли российские ударные беспилотники (барражирующие боеприпасы) «Ланцет» и «Куб» (рис. 5).

Зверев 1201-5.png

Рис. 5. Управляемые барражирующие боеприпасы «Куб» и Ланцет» на Международном военно-техническом форуме «АРМИЯ-2023». Фото автора статьи.

Свой барражирующий боеприпас R-50, который может быть закуплен и российскими Вооруженными силами, разработан в Республике Беларусь. Против высокоточных управляемых ракет РСЗО достаточно эффективны российские средства РЭБ. Как показали боевые действия на Украине, в случае заглушения сигнала со спутника GPS точность американской ракеты GMLRS только с одной инерциальной системой наведения падает с 5-10 до примерно до 60 метров. Для ударов по малым целям, таким как командные пункты, это разница между прямым попаданием и промахом.

Важным преимуществом российских ракетчиков и артиллеристов в условиях СВО является возможность получить практический боевой опыт, в том числе, контрбатарейной борьбы, и отработать новые тактические приемы. Конечно, в рядах ВСУ наверняка есть кадровые польские артиллеристы-«отпускники», но их в зоне боевых действий намного меньше, чем российских артиллеристов, и они не действуют целыми подразделениями.


Юрий Зверев, главный специалист Центра геополитических исследований Балтийского региона Института геополитических и региональных исследований Балтийского федерального университета им. И. Канта


[1] «Покрывающий небо» (covering the sky).

[2] Также известна как K-MLRS (Korean Multiple Launch System).

[3] Кроме Республики Корея и теперь Польши РСЗО K239 Chunmoo также находятся на вооружении ОАЭ и Саудовской Аравии.

[4] США даже выдвигали претензии к южнокорейцам о незаконном копировании MLRS.

[5] В некоторых источниках указывается калибр 131 мм.

[6] В некоторых источниках указывается калибр 227 мм. Ракеты фактически являются клонами американских 227-мм неуправляемых ракет М26 РСЗО MLRS, боевая часть только кассетная.

[7] Аналоги американских ракет GMLRS с инерциально-спутниковой системой наведения, боевая часть фугасно-проникающая или кассетная. Ведутся работы по увеличению дальности 239-мм ракет до 160-200 км.

[8] Экспортный вариант ракеты KTSSM-II.

[9] Ракета находится в стадии разработки и поступит на вооружение не раньше начала 2030-х гг.

[10] С одним контейнером с шестью 239-мм управляемыми ракетами и другим контейнером с 20 122-мм неуправляемыми ракетами от польской РСЗО WR-40 Langusta

[11] Контракты на 322 САУ Krab минус 54 «Краба» из этого числа, поставленных Украине.

[12] The Military Balance 2023: The International Institute for Strategic Studies (IISS). L: Routledge, 2023. P. 37, 185.

[13] Число переданных Польшей Украине РСЗО БМ-21 «Град» оценивается от 70 до 92 установок (часть снята с хранения).

[14] ASCA (Деятельность по сотрудничеству в области артиллерийских систем) – это международная инициатива при ведущем участии стран-членов НАТО. ASCA стремится повысить совместимость и обеспечить прямую совместимость систем управления артиллерийским огнем разных стран за счет использования единых стандартов и единого интерфейса в отдельных национальных системах. 13 стран являются полноправными членами ASCA, восемь имеют статус поддерживающих стран (в т.ч. Польша) и 12 заинтересованы в присоединении.

[15] Легкая, устанавливаемая на грузовике Jelcz 663.32 6×6, самоходная гаубичная система Kryl калибра 155 мм была разработана компанией Huta Stalowa Wola (HSW) и представлена на Международной выставке оборонной промышленности MSPO 2014 в Кельце. В 2019 г. программа была прекращена. и в система Kryl так и не поступила. Под Kryl 2 подполковник Лисецкий понимает орудие по возрожденной программе.

Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

₽1,8 млрд

заложено в бюджете Евразийского союза на поддержку кооперационных производств и проектов в 2024 г. – замминистра экономического развития России Дмитрий Вольвач