10 Мая 2022 г. 12:24

Посол Крамаренко о геополитических последствиях спецоперации на Украине

/ Посол Крамаренко о геополитических последствиях спецоперации на Украине
Посол Крамаренко о геополитических последствиях спецоперации на Украине
Фото: © РИА Новости / Виктор Антонюк

– Новый мир рожает и хочет без мук.
Из фильма «Неуловимые мстители»

Уж не пародия ли он?
Евгений Онегин, А. Пушкин

… – нежного слабей жестокий,
И страх живет в душе, страстьми томимой!
Пир во время чумы, А. Пушкин

Ещё долго будут спорить, для кого Украина оказалась ловушкой. Но уже ясно, что все значимые процессы в Европе и остальном мире, протекавшие вяло, получили от российской СВО мощный импульс. И судить будут по результатам, как бы ни пытались на Западе их отложить в долгий ящик «10-летней войны», заявленной Киевом. Наметившееся (нельзя торопить столь судьбоносные события!) поражение ВСУ в то же время обещает быть поражением Запада, вовлеченного в вооружённый конфликт подготовкой украинских военнослужащих, поставками оружия и предоставлением развединформации, но также стремящегося за украинский счёт вскрыть все наши возможности и пределы ведения современной войны (как и ее потенциальный характер). Будет внесена ясность и в то, чей нарратив происходящего реален, а чей – виртуален: это докажут «факты на местности», создаваемые усилиями наших военных и ополченцев Донбасса, равно как и доказательственная база многолетних преступлений ВСУ и нацбатов, доступ к которой был бы невозможен без СВО. Не парадокс ли, что не Западу, а России нужна европейская Украина, закреплённая в Минских соглашениях и договоренностях от 21 февраля 2014 года? Как, впрочем, и двуязычная: Оттава, наиболее громко осуждающая Россию, почему-то забывает о собственном официальном двуязычии.

Своими решительными действиями на Украине Москва окончательно преодолевает внешнеполитическое наследие позднего Советского Союза, характеризовавшееся робостью и неуверенностью в собственной правоте, а по сути – принятием западных нарративов, то есть реактивностью. Сказывалась когнитивная ущербность Советского руководства, пребывавшего в плену отживших догм и неспособного заново оценить глобальную ситуацию, в частности, признать, что именно категории постмодернизма адекватно описывают состояние западного общества и западной политики. К сожалению, инерция подобного мышления сохранилась и в значительных сегментах современной российской политологии, хотя и в силу причин иного порядка. Как бы то ни было, разговоры о неомодерне пробивали себе дорогу, и теперь мы можем с уверенностью судить о том, что Россия силой своего оружия и силой духа, как, впрочем, и политической волей, подводит черту под обсценным существованием Запада, буквально выталкивая его на бодрийяровскую сцену реальности и фактов и выставляя в роли «голого короля».

День Победы стоит войны


– Бабы, ключи, деньги – все это там! Такой уговор.
Из фильма «Парад планет»

Конечно, никому на Западе не могло прийти в голову, что Россия, собравшись силами, включая создание запасов высокоточного оружия, ответит на брошенный Западом вызов ее идентичности и попытку ползучего пересмотра итогов Второй мировой войны, особенно в части реабилитации нацизма. Собственно, неслучайно текущий раунд сдерживания России, восходящий к умиротворению нацистской Германии, нацизмом и завершается, только на этот раз выступать на острие западной политики подрядилась Украина. Получается формула кануна Великой Отечественной – «на чужой территории и малой кровью», хотя все относительно: и территория не совсем чужая и любые боевые потери болезненны. Что до Запада, то да, история повторяется фарсом, пусть даже кровавым, что говорит об интеллектуальной нищете его элит, прежде всего американских. Уже очевидно, что младотурки от американской внешнеполитической мысли (Уэсс Митчелл, Джейк Салливан и др.) убедили президента Дж. Байдена, что могут с помощью агрессивно-националистической Украины нанести политическое, а то и военное поражение России, за которым последовала бы смена режима. При этом не очень убедительно апеллировали к истории – поражению в Крымской и Русско-японской войнах.

Такая «невыносимая легкость бытия» могла бы показаться сюром и верхом абсурда, если бы не подтверждалась степенью подготовки ВСУ к войне с нами, которая заявила о себе на поле боя. Другое дело, что готовились к позиционной войне образца Первой мировой, а получили маневренную Вторую мировую. Как оказалось, для того, чтобы побеждать, надо подниматься из окопов и выходить из долговременных укреплений. Поставки западного оружия – не в коня корм? Сказалась и разница в мотивации: за жизнь и свои дома с одной стороны и ненависть, подкреплённая подброшенной с Запада идеологией («Це Европа», «форпост свободы» etc), – с другой.

Нет сомнений в том, что Запад давал понять, что он будет вместе с Киевом в его конфликте с Россией, и теперь там имеются все основания считать, что их попросту бросили на произвол судьбы, «откупаясь» поставками оружия. Но главная ответственность все равно лежит на украинской власти Порошенко/Зеленского, которая при желании могла бы понять, что ни у США, ни у НАТО нет никаких правовых оснований воевать на стороне Украины. Западные столицы могли только убеждать, что надо потянуть время, чтобы дать поработать западным санкциям и тогда-де Кремль «сломается» и вынужден будет отступить, что станет для Украины военной победой над Россией – этим мало кто мог похвастаться в истории. Предполагалось, что и боевые потери могут привести к тому же результату. Не только на Украине, к сожалению, поверили в то, что «Путину конец» (при этом почему-то забыли о стране). Однако подтвердилось, что средний класс не может быть агентом кардинальных перемен – ни на Украине, ни в России. Он скорее унесёт Родину на «резине своих авто», что убедительно продемонстрировал украинский средний класс в первые же дни СВО. В украинском обществе ещё предстоит разобраться между теми, кто бежал из страны, и теми, кому пришлось воевать. Вопрос и в том, будут ли ВСУ (и тероборона) рисковать своими городами и их жителями, как это было в случае с Мариуполем, где они выступали в роли оккупантов.

Первые итоги неутешительны для Киева. Ситуация обросла осложняющими обстоятельствами, включая кровавые провокации в Буче и Краматорске. Проблема и в поведении киевской власти вообще, которое не тянет на европейское: европейцы по большей части сдавали города и не рисковали населением и своим материальным наследием. Бросается в глаза непонимание того, что затягивание боевых действий противоречит их собственным интересам, разрушая страну и аннулируя ее государственность, которую в лучшем случае придётся восстанавливать с нуля и обращаясь к воле граждан, которые в конечном счете являются источником суверенитета. Мягко говоря, элиты «продули» украинскую государственность, поддавшись на посулы, роль прифронтового государства и связанные с этим статусом финансово-экономические выгоды от Запада. Не скрывалось, что европейцы не готовы воевать с Россией, а вот украинцы могут. И они, действительно, воюют, но что с того? СВО и связанные с ней жертвы и разрушения вряд ли лягут в основание украинской государственности (не в этом ли циничный расчёт Киева?), но скорее обновят духовно-нравственный фундамент российской.

Уже не говоря о том, что нацбатальоны, представляющие претендующих на расовое превосходство над русскими, не могут умереть достойно, не требуя ротации у своих властей и вызволения мировым сообществом. Пушкин верно определил природу жестокости – страх и трусость. Немцы так не поступали и по-своему вели себя достойно, понимая, что своими преступлениями не заслуживают снисхождения. Это более широкий вопрос о природе украинского фашизма и самой украинской власти, скатившейся в пародию и откровенную глупость (чего стоят одни слова – «особи», «тараканы» etc, а ещё ролик «Кровавая жатва» (селянка с серпом), пасхальные гранаты вместо яиц и пр.). На ум приходит «XX век» Б. Бертолуччи: фашизм на уровне деревни, но все равно должен быть свой мини-концлагерь! Низкий уровень общей культуры и политической – эта простота, которая хуже воровства, – дополнен фарсовыми персонажами, в том числе на уровне президента.

Карнавализация политического процесса хороша для разрыва с износившимся прошлым, но никак не для реализации альтернативной, позитивной повестки дня национальной жизни и внешней политики: для этого требуются твёрдые принципы, глубокие разносторонние знания, хорошее образование, здравое понимание собственной страны и ее интересов, подлинное лидерство, а не дрейф в русле распространённых национальных предрассудков, словом, высокие интеллектуальные и нравственные качества, солидный жизненный опыт. Пример даёт тот же Б. Джонсон: выход из ЕС – да, но что потом? У Зеленского никакого разрыва с прошлым – только «потом» с большим вопросительным знаком. Незрелость элит и дилетанты трагически увели украинскую государственность «не туда».

Рано судить о том, чем все закончится для Украины. Но пока можно предположить трехчленную Украину – юг и восток уйдёт под крыло России, центр (а проблема именно с ним, если иметь в виду, и это надо прямо признать, претензию на альтернативный центр Русского и Православного мира) плюс запад как по-настоящему нейтральная Украина и эмиграция (она же средний класс, уверившийся в своей европейскости). Нынешнюю власть по ее делам могут признать преступной, даже если она сохранится: оккупации Донбасса через АТО и намеренного разрушения населенных пунктов, включая Мариуполь, будет достаточно. Легитимность власти в Киеве будет подрываться попытками продолжать действовать террористическими методами. Потом, проигравший платит за все, включая восстановление Донбасса. Разумеется, «без аннексий и контрибуций», но кто-то должен за все отвечать и платить – это будут вопросы в том числе к ЕС, который все затеял, во всем поддерживал Киев, включая «решение на поле боя», и закрывал глаза на происходившее на Донбассе.

Украина как галлюцинация Запада?


Хотелось бы в это верить. Но все не так просто, как может показаться. Для США/Запада речь идёт о закате глобального доминирования. На этом этапе все империи становятся чрезвычайно опасны: охранительный запал может возобладать над здравым смыслом и инстинктом самосохранения. Да и не все так иррационально в американских построениях в русле «больших стратегий» (на меньшее они не заморачиваются!). Хочется надеяться, что старшее поколение американских политологов, обвинённое в том, что они «проиграли Путину», ещё сможет сказать этим младотуркам, что они не доросли до серьезных внешнеполитических решений. Но пока следует серьезно отнестись к тому, с чем Москве приходится иметь дело в настоящий момент. Вроде как расчёт гарантирует Вашингтону позитивный результат в любом случае.

Вариант первый. Россия принимает переформатированную под интересы Запада Украину как данность, не реагируя на ее сверхмилитаризацию и фактическое вовлечение в орбиту НАТО. Выигрывается время для внутриполитического дрейфа в самой России с ее последующим («после Путина») «размягчением», когда она ни политически, ни морально окажется не в состоянии противостоять военно-политической угрозе со стороны Украины, которая к тому времени обзаведётся ядерным оружием и средствами его доставки (в дополнение к военно-биологическим программам). За Киевом будет стоять исторический Запад, который в очередной раз получит «второе дыхание»/new lease of life, как это случилось с окончанием холодной войны и распадом СССР, то есть попросту за отсутствием альтернатив, пусть даже в пределах евроатлантического пространства. В любом случае он прирастёт Сибирью и Дальним Востоком, а также Арктикой, приняв активное участие в их развитии и используя это как козырь в конкуренции/соперничестве с Китаем (см. идеи Уэсса Митчелла).

Для этого и нужны отвязные деятели в Киеве, которые могут свободно фантазировать, будь то о возвращении Крыма и претензиях на сопредельные российские территории (в духе расширения на восток нацистского рейхскомиссариата «Украина»?) или реконструкции всей нашей общей истории. Поэтому не столь безобидны и галлюцинации того же А. Ослунда на тему распада России на полузависимые регионы и ее ядерного разоружения. Попытка спасти нынешнее положение на путях «Израиля в квадрате»/fortified neutrality, по сути, является подвариантом того же исхода (хотя почему бы не поставить себя на место Палестинского государства, которое, по требованию Израиля, должно быть демилитаризованным?). Более того, неспособность решения задачи демилитаризации Украины, а она в смысловом плане связана с денацификацией, будет «продаваться» западной пропагандой как политическое и военное «поражение Путина», потенциально способное вызвать дестабилизацию внутриполитической ситуации в России.

Вариант второй. Война на Украине с «увязанием»/bogged down в ней России по образцу опыта американцев во Вьетнаме, Афганистане и Ираке. Консолидация Запада уже налицо, даже если долговременность этого тренда под вопросом, в том числе в силу внутризападных противоречий и внутренних проблем самих западных стран. Последней удалось «сломать» Германию, как это было при А. Меркель, когда для этого потребовался инцидент с малайзийским Боингом. Правда, пока время работает в обе стороны и, вполне возможно, в большей мере против Запада, несущего издержки своей сверхжесткой санкционной политики. Но в конечном итоге все будет зависеть от того, в какой мере Москва сможет воспользоваться ситуацией для комплексной мобилизации общества и экономики, включая реформирование системы образования – ключевой для будущего страны. В плюс пойдёт замыкание российского бизнеса в национальных границах: поневоле придётся инвестировать дома и занимать ниши, освобождаемые уходящими с нашего рынка западными компаниями. Не меньшее значение будет иметь способность твёрдо и последовательно добиваться интернационализации рубля как конечной гарантии геополитического статуса и просто суверенитета. В этом отношении вовсе не жалко заблокированных 300 млрд долл. наших ЗВР. Скорее, справедливо говорить об оправданной жертве и даже намеренной провокации в отношении Запада, подрывающего, в числе прочего, своё валютно-финансовое доминирование в мире, условием которого может быть только универсальность/всеобщность его системы.

Разумеется, многое будет зависеть от творческих подходов Кремля к формированию будущего Украины, требующих прагматизма и умеренности, равно как и реализации своих цивилизационных преимуществ. Не будем забывать, что, как, к примеру, и в Сирии, в конечном счете противостояние с Западом носит культурно-цивилизационный характер (так было на протяжении всей нашей истории, особенно в последние три столетия). Россия не может себе позволить неопределенность исхода в очередной раз. По большому счету, определенность нужна всем, включая Запад. Если сравнивать с Германским вопросом, то мир с побеждённой Германией так и не был подписан: проблему перекрыло развитие событий, обусловленное логикой холодной войны, – создание двух германских государств и их продолжающаяся оккупация (в отношении ФРГ – до сих пор). Поэтому прекращение огня – ещё не мир, и ситуация «ни мира, ни войны» может затянуться до того, как мы получим реальные материальные гарантии обеспечения наших интересов безопасности, в том числе со стороны западных стран. Восстановление страны не может ждать подписания мира, оно же обеспечит позитивную заряженность национальной жизни и всего происходящего на местах.

Нынешняя ситуация чревата целым рядом опасностей, связанных со стремлением США/Запада не допустить военного поражения Киева. Наиболее серьёзная из них – применение радиационных материалов украинской стороной в провокационных целях, возможно, для внедрения на Украину неких миротворческих сил (попытка принуждения к миру?). Это приблизило бы угрозу применения в Европе ТЯО, что не исключают документы военного планирования США и НАТО как «ядерного альянса», что реализовало бы потенциальную опасность подобного обмена ударами. Разрыв дипотношений мог бы служить прелюдией для такого развития событий.

Другие угрозы могут быть связаны с переносом конфронтации между Россией и Западом в другие регионы мира, прежде всего по периметру наших границ. Объектом американского давления/смены режима могут стать Турция и Саудовская Аравия (как это произошло на днях в Пакистане). В Афганистане пришедшие к власти талибы могут выдавливать конкурентов (ИГИЛ, ИДУ и др.) в страны Центральной Азии – наше «мягкое подбрюшье». Американцы могут попробовать взять реванш в Сирии, скажем, обеспечив прорыв боевиков из Идлиба к нашим базам в Тартусе и Хмеймиме. Нельзя исключать встречных действий Москвы, но уже в Западном полушарии.

Миропорядок: от Русской революции 1917 года до Американской 2020 года


Они привыкли жить грабежом,…
и тратить не считая, а долгий мир лишил их привычного дохода…
– Но мы лишь в той мере способны ощутить нашу общую беду,
в какой она коснётся наших собственных дел,
и нет для нас боли острее, чем расставание с деньгами!
Война с Ганнибалом, Тит
Ливий

Помимо традиционной геополитики, как мы к ней привыкли в послевоенный период, нельзя подойти к проблеме нового миропорядка вне более широкого исторического опыта и контекста. Так, приходится констатировать, что период, открытый Русской революцией и большевизмом, завершается ультралиберальной революцией в США, которой можно считать президентские выборы 2020 года и приход к власти Демпартии. Для нас важно то, что начало нынешнему Украинскому проекту было положено при администрации Б. Обамы и его агрессивная реализация продолжилась при демократах после сравнительно умеренных 4 лет правления Д. Трампа.

Как и в случае с большевиками, радикализм внутри страны требует подкрепления и оправдания неким общемировым трендом. Отсюда своя «мировая революция» у демократов. Более выпукло эта ставка заявила о себе на волне Украинского кризиса, что тоже не случайно. Украинский нацизм потребовалось переупаковать в нечто менее одиозное, но оттого не менее сходное по содержанию и своим последствиям. Речь о национал-либерализме, с идеей которого выступил Фрэнсис Фукуяма (зачем ему это понадобилось? Нашли бы другого, но, видимо, был нужен авторитет уважаемого и видного надпартийного политолога. В сходных условиях О. Шпенглер отказался от сотрудничества с нацистским режимом). Завершается и биополитический цикл – от нацизма к национал-либерализму, к которому тоже надо принуждать тоталитарными методами, выдавая ультралиберальные ценности за «прогрессивное развитие» традиционных консервативных (призывает же наша заграничная оппозиция к «принуждению к демократии»).

Запад вмешивался в нашу Гражданскую войну (уже не говоря о происхождении самой Революции). Надо ли нам идти по этому пути? Думаю, что такое вмешательство уже осуществляется в форме СВО на Украине и этим должно ограничиться. Исход нашей операции неизбежно скажется на судьбах новой Американской революции и попытках элит ее экспортировать.

Стало общим местом говорить о рождении нового миропорядка, хотя толком никто не знает, каким он будет. Ясно только одно: противоречия внутри украинского общества и конфликт нарративов между Западом и Россией как-то разрешались/регулировались в рамках советской системы и в формате холодной войны. Сейчас все на порядок опаснее и обнаженнее – их уже не прикрыть обычной идеологией/демагогией. Сталкиваются исторический Запад и историческая Россия, перед которой не стоит вопрос, как это было при Сталине, обращаться ли к Божьей помощи (облет Москвы с иконой Богоматери в первые месяцы войны) и восстановлению исторической преемственности (в 1943 году – погоны и воинские звания, а также послабления для РПЦ).

Ситуация усугубляется вероятностью ядерной эскалации, пусть даже ограниченной и не затрагивающей территории России и США (применялось же ядерное оружие в Азии – чем Европа лучше, если не быть белым расистом; да и американцам не все ли равно? не в этом ли смысл их ТЯО на европейском ТВД?). Если ставка делается на недопущение победы России любой ценой, то трудно не заключить, что нам угрожают, как минимум, ядерным инцидентом на украинской территории, который, однако, может затронуть и нашу территорию, как это было с Чернобылем. Тогда мы получим право на ответный «выстрел»?

Казалось бы, это должно сфокусировать усилия всех вовлечённых сторон на сдержанности и осторожности в своём поведении и необходимости попытаться понять противоположную сторону. Тем более, что Украина – лишь часть проблемы, хотя и наиболее острая. Остаётся задача отодвинуть инфраструктуру НАТО к линии 1997 года.

Справка «Евразия.Эксперт»:

27 мая 1997 г. был подписан Основополагающий акт Россия-НАТО, закрепляющий отказ сторон от рассмотрения друг друга в качестве противников. На тот момент в Альянс не входили страны Центральной и Восточной Европы. Однако в 1999 г. в НАТО были приняты Венгрия, Польша, Чехия, затем в 2004 г. – Болгария, Латвия, Литва, Румыния, Словакия, Словения и Эстония. В 2009 г. к ним прибавились Албания и Хорватия, а в 2017 г. и в 2020 г. – Черногория и Северная Македония соответственно. В 2008 г. Грузии и Украине была обещана возможность членства в блоке в будущем.

При этом США в одностороннем порядке отказались от Договора об ограничении ПРО, Договора РСМД и Договора по открытому небу. В Польше и Румынии была развернута система ПРО, позволяющая запускать по территории России наступательные ракеты «томагавк». Таким образом, США и НАТО сопровождают деятельность по дестабилизации общественно-политической обстановки по периметру России агрессивным приближением к ее границам военной инфраструктуры.

Как в это впишется приём в Альянс Швеции и Финляндии, что обеспечит Западу контроль над Балтийским морем и Финским заливом? Должны ли мы будем еще до соответствующих референдумов заявить о том, что именно будем считать поводом к войне/пресловутыми «красными линиями» в контексте их членства (например, иностранные базы, американские биолаборатории, размещение американских ударных систем и разведывательные полеты американцев вдоль нашей границы), настаивая на праве верификации? Судьба демилитаризованных Аландских островов, статус датского Борнхольм в мирное время – эти вопросы также должны быть оговорены, поскольку будут иметь значение в случае «большой войны» в Европе, вероятность которой только возрастёт вследствие расширения Альянса в направлении наших границ. Или, может быть, лучше сразу признать, что членство в Альянсе не укрепляет, а угрожает национальной безопасности? Будет много и других вопросов, которые было бы предпочтительнее изучить заранее, а не ставить друг друга перед свершившимися фактами, в чем, похоже, будет главный геополитический урок Украинского кризиса, чем бы он ни завершился.

Многосторонняя дипломатия и инклюзивность были бы наилучшими гарантиями от повторения такого кризиса. Другой вывод – если нам навязывают конфликт, то мы не должны принимать их правила игры, а быть в состоянии перебивать их своими. Урок для Запада – опасность перебора, как это произошло с Украиной, что запускает развитие событий, которое уже невозможно контролировать (о «переборе» с глобализацией в своё время писал журнал Economist). Можно же было остановиться на демократической Украине, но, похоже, надо было стать жертвой собственного темперамента/эмоций – какие уж тут могут быть претензии к Кремлю по части «эмоциональных решений»! Кстати, У. Черчилль мгновенно и в полном согласии со всей страной реагировал на потерю линкора «Худ», который затонул в течение считанных минут практически с полной потерей экипажа в мае 1941 года, и приказал выследить и потопить германский «Бисмарк», что было сделано в течение трёх суток.

***


Думаю, что уже можно с уверенностью говорить о том, что Запад навязывает нам полномасштабную, тотальную конфронтацию, которая тянет на определение Третьей мировой и исключает любые компромиссы. В частности, это следует из результатов поездки Э. Блинкена и Л. Остина в Киев и встречи министров обороны в Рамштайне. Речь не только о поставке любых тяжелых вооружений, но и сотрудничестве с Киевом в сфере обороны в послевоенный период, что означает отрицание демилитаризованного статуса Украины. Картину дорисовывает Лондон, готовый защищать себя (от кого?) с помощью ядерного оружия (ТЯО у англичан нет – то есть готовы рисковать ядерной катастрофой в ответ на любое нападение с применением обычных вооружений, имея в виду, надо полагать, наши Калибры). И это вдруг, на пустом месте, без серьезных дискуссий в Парламенте! Тогда и Россия ввиду заявленных целей Запада может рассматривать нынешний конфликт как экзистенциальную угрозу, что оправдывает применение ядерного оружия уже в полном соответствии с нашей доктриной. Но у нас, как и у США в Европе, имеется ТЯО.

Таким образом, по Европе «бродит призрак» ядерной эскалации, что должно бы озаботить европейские кабинеты и общественное мнение. Если островная Британия, вышедшая из ЕС, педалирует ядерную тему, то Вашингтон начисто отрицает такую возможность в ответ на соответствующее предупреждение Москвы, скорее всего, опасаясь, что союзники испугаются подобной перспективы и сочтут, что зашли слишком далеко в своём антироссийском энтузиазме. Все это кардинально сокращает пространство для дипломатического манёвра и «работает» на экзистенциальный характер происходящего между Западом и Россией, загоняя конфликт, а с ним и Украинский вопрос, в тупик.

Никто не мог предсказать, какой будет Третья мировая, хотя только ленивый не пугал ею. Теперь надо посмотреть правде в лицо и признать, что это ещё не самый худший вариант (плюс не вполне мировая), и ситуацией можно управлять, хотя и балансируя на грани и импровизируя в части правил игры по ходу развития событий. В отличие от Карибского кризиса, сейчас США и Россия обладают потенциалами мгновенных взаимных ударов на неядерном и ядерном уровнях, понимание чего может служить сдерживающим фактором и основанием для оптимистичных прогнозов.

Может получиться и так, что своей СВО Россия «отрицает» саму возможность силовой политики в Европе на обозримую перспективу. Неслучайно Б. Джонсон признал в Нью-Дели реальную возможность нашей военной победы на Украине. А отставной британский генерал Р. Бэрронс на парламентских слушаниях выдал очевидный, но тщательно хранимый секрет Запада, когда сказал: «НАТО не готова (к войне с Россией). И нам должно быть стыдно за это». Такая неготовность дорого обходится Украине, которой приходится «отдуваться» за весь Запад. Но что делать, когда украинский «ресурс» будет исчерпан? Встаёт вопрос: если Россию намеренно загоняли в угол на Украине, то почему не готовились к войне с ней? Его задаст следующая администрация США. Нынешнюю же – наряду с Дж. Бушем-мл. – история может квалифицировать как наиболее эффективных разрушителей Америки и ее положения в мире: никакие российские «агенты влияния» не смогли бы нанести ей такого ущерба и подвести к краю, как эти два президента, действовавшие в полной уверенности, что способствуют росту величия Америки. Никто не отрицает признаков заката/упадка: неужели «пропадать так с музыкой»? Никакой электорат не давал на это своего согласия.

В июне астрономы обещают парад из пяти планет, который можно будет наблюдать с нашей территории. Может быть, нам и Европе устремить свои взоры на небо, как это сделали герои цитируемого фильма, и на время отлучиться от дел земных, где мы и Запад, не ведая того, вошли, по утверждению Р. Гринберга, в мобилизационный режим/способ существования? И тогда соперничество на почве выживания, а не сила оружия определит исход нынешнего гибридного конфликта между Россией и Западом, как его ни называй? Ещё одно основание для оптимизма?

Тут уместен своим символизмом эпизод со старушкой, вышедшей с красным флагом к украинским военным и отказавшейся принимать от них гумпомощь. Бабушку нельзя вот просто так убить, разве что артиллерийскими обстрелами, что и делается на Украине. В годы разрядки одного из американских президентов вывезли за пределы Москвы, где ему повстречалась бабушка, которая посетовала на то, что «никак не умрет». Американец не мог не сделать вывод, что против такой русской бабушки не попрешь. На этот культурно-цивилизационный разлом между нами и Западом обратил внимание ещё Бисмарк по опыту своей работы в России, когда советовал немцам не воевать с русскими ни при каких обстоятельствах (за что от него избавились). Но с тех пор Запад только и делает, что воюет и «сдерживает» нас. Когда же они навоюются?! Может быть, сейчас и вот-вот «мы увидим небо в алмазах», о котором писал А. Чехов?


Александр Крамаренко, Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член СВОП, член РСМД

Статья была впервые опубликована 28 апреля 2022 г. на сайте РСМД.

Загрузка...
Комментарии
20 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

США проецируют на Россию и Китай собственные имперские амбиции.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

20%

мирового рынка вооружений занимает Россия (2-е место). Ее основные покупатели – Индия, Китай, Алжир, Египет. Ежегодно экспортируется оружия на $14-15 млрд – вице-премьер Юрий Борисов

Mediametrics