02 Мая 2017 г. 12:13

Кто будет финансировать белорусскую оппозицию без США?

Кто будет финансировать белорусскую оппозицию без США?
Флаги США и ЕС.
Фото: siemens.com

Американский журнал Foreign Policy опубликовал документы, содержащие предложения президента США Дональда Трампа по сокращению бюджета США на 2018 г. Одним из пунктов сокращения являются программы USAID (Агентства США по международному развитию) в отношении так называемой «помощи демократии» для Беларуси, которую планируется сократить на 100%. Что представляет собой финансирование USAID в Беларуси? Какова структура его контрагентов? Какая судьба ждет этих контрагентов после полного прекращения их финансирования? Специально для «Евразия.Эксперт» о перспективах прозападной оппозиции в Беларуси в 2018 г. рассказывает белорусский политолог Андрей Лазуткин.

Экономия на «оппозиции»


Опубликованный проект бюджета показывает, что США проводят перегруппировку средств, большая часть которых перебрасывается на оборону.

Отметим, что по ряду стран региона расходы USAID сокращены от половины до двух третей от бюджета 2017 г. (Армения, Грузия, Молдова, Украина), в то время как Беларусь попала «под нож» на 100% ввиду как отсутствия текущего интереса, так и отсутствия укорененных эффективных оппозиционных структур.

Распределением средств USAID по Беларуси ранее занимался фонд NED (Национальный фонд в поддержку демократии) через структурные подразделения IRI (Международный республиканский институт) и NDI (Национальный демократический институт), базирующиеся в Вильнюсе. Данные организации осуществляли координацию оппозиции, распределяли средства под электоральные кампании на основе «тендеров», а также финансировали разовые проекты, например, так называемое «независимое наблюдение» в период выборов.

го-1.png

Источник: американский журнал Foreign Policy.

го-2.png 

Источник: американский журнал Foreign Policy.

Евросоюз им поможет?


В опубликованном документе говорится о сокращении средств в размере $7,9 млн. Для сравнения, в 2014-2020 гг. Еврокомиссия запланировала выделение Беларуси средств в размере порядка €129-158 млн. При этом, по оценкам прозападных оппозиционных СМИ, только 10% европейских средств идет на прямую поддержку так называемого «гражданского общества», т.е. прозападных НКО-контрагентов.

Напомним также,  что согласно белорусскому законодательству, гранты (т.е. международная техническая помощь) требует крайне строгой целевой отчетности; иностранное финансирование политических партий прямо запрещено. Поэтому данные средства нуждаются в легализации, получаются физическими лицами с последующей фиктивной отчетностью донорам, при этом часть банально расходуется не по назначению, т.е. происходит кража средств. Таким образом, оценить реальный объем «вливаний» и их «сокращений» достаточно сложно, но для этого необходимо, как минимум, делить на два.

В отличие от США, Евросоюз уже работает с утвержденным бюджетом, и последствия текущей пятилетки достаточно очевидны – это финансовое и организационное ослабление радикальной прозападной оппозиции, которая неоднократно выражала неудовольствие по поводу «заигрываний Брюсселя с режимом».

Дело здесь однако не только в отношениях Минска с Брюсселем, но и в «украинском факторе», который значительно повлиял на тактику Евросоюза.

Так, избирательные кампании в Беларуси (выборы президента 2015 г. и парламентские выборы 2016 г.) прошли относительно спокойно и фактически впервые – без западного вмешательства и грубых попыток влияния. Поэтому сложившаяся ситуация, а также сокращение помощи USAID, может аналогично отразиться и на белорусских выборах 2018 г. в местные Советы.

Крупными финансовыми донорами белорусской оппозиции остаются Польша, Германия и Швеция, чья финансовая поддержка по отдельности сопоставима с объемами поддержки со стороны общеевропейских институтов в целом. Вероятно, белорусская оппозиция будет искать финансового замещения именно там, что мы, в принципе, уже наблюдаем на примерах активизации реципиентов вокруг немецких политических фондов Эберта и Аденауэра, активно работающих в Беларуси. Польско-белорусские отношения же, в свою очередь, несколько потеплели, а расходы на малоэффективную радикальную оппозиционную инфраструктуру, например телеканал «Белсат», сократились. Шведские же гранты в большей мере ориентированы на социальные, образовательные, культурные и гендерные проекты, и в меньшей степени – на политические организации.

Так или иначе, за неимением финансовой поддержки США, оппозиция будет вынуждена подстраиваться под конъюнктуру Европейского союза, который имеет ряд нерешенных внутренних проблем, достаточно лоялен сегодня к белорусскому руководству и мало заинтересован в радикальных оппозиционных организациях.

Беларусь, в свою очередь, тоже не пойдет на конфронтацию, как минимум, пока не решен вопрос о кредите МВФ в размере $3,5 млрд. Данная обоюдная «оттепель», а также самоустранение США ставят оппонентов власти в крайне сложную ситуацию, которая приведет к маргинализации тех групп, которые профессионально осваивали бюджеты, и радикализации «идейной» части оппозиции, а также к ослаблению инфраструктуры, в первую очередь, СМИ и правозащитных организаций. 


Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

703 чел.

стали кандидатами на выборах в нижнюю палату парламента Беларуси. 424 выдвинуто от политических партий, 272 – путем сбора подписей, 128 – трудовыми коллективами. Они будут бороться за 110 мест

Mediametrics