03 Ноября 2016 г. 05:29

Западники против социалистов. Кто станет следующим президентом Молдовы?

Западники против социалистов. Кто станет следующим президентом Молдовы?
Фото: strana.ua

В Молдове завершился первый тур президентских выборов. Доцент РГГУ Александр Гущин – о том, возможен ли «евразийский поворот» Кишинева и почему прозападный кандидат имеет шанс на победу? Ведь сегодня во главе страны, находящейся в плачевном положении, стоит проевропейская коалиция. Впрочем, коалиция – это часто лишь декорация, за которой скрываются политические реалии олигархической республики во главе с одним «модератором».

30 октября состоялся первый тур президентских выборов в Молдове. Согласно данным Центральной избирательной комиссии по итогам обработки более чем 99% бюллетеней во второй тур вышли лидер социалистов Игорь Додон и кандидат от партии  «Действие и солидарность» Майя Санду.

Коррупция в эпоху евроассоциации

Нынешние президентские выборы примечательны несколькими обстоятельствами. Прежде всего, они проходят в атмосфере сложного социально-экономического положения Республики Молдова. Страна, несмотря на подписание Евроассоциации, введение безвизового режима с ЕС и предоставление кредитов, не демонстрирует оптимистичного вектора развития.

Достаточно сказать, что примерно 80% домохозяйств имеют долги по ЖКХ. На заработках за пределами республики (как в России, так и в странах, прежде всего, Южной Европы) сегодня находится около миллиона граждан Молдовы. Около 60–70 % из них работают в России.

В глубоком кризисе находится сфера образования, социальные лифты работают с большими трудностями, антирейтинги большинства политиков провластного лагеря зашкаливают. Уровень коррупции в стране превышает все допустимые пределы. По сути, можно говорить уже не о коррупции как о негативном явлении, а о «коррупционном» образе жизни (причем далеко не только элиты), когда именно коррупция становится нормой, а любое соблюдение закона – странностью и внесистемностью.

Кража примерно €1 млрд из банков Молдовы, а эта сумма составляет львиную долю годового бюджета республики, всколыхнула молдавское общество, но эта кража явилась лишь вершиной огромного айсберга коррупционных проблем.

Предвыборные баталии олигархов

В такой обстановке начало нарастать оппозиционное движение, причем не только слева, со стороны социалистов или партии Ренато Усатого, но и справа. В феврале 2015 г. была создана гражданская платформа «Достоинство и правда» (ДиП) – многоликое объединение, в которое вошли известные общественные деятели, представители НКО. Выступая за евроинтеграцию, лидеры движения заявляли, что власти дискредитируют эту идею, а государство нуждается в освобождении от олигархата.

Однако, несмотря на активные протесты объединённой оппозиции, к которой примкнули и левые силы, правящей группировке во главе с Владом Плахотнюком, олигархом и заместителем руководителя демократической партии, удалось устоять, провести на пост премьер-министра своего кандидата Павла Филипа и вывести страну на президентские выборы.

Помимо этого В. Плахотнюку удалось нейтрализовать своего многолетнего конкурента по бизнесу Влада Филата, который оказался в заключении по обвинению в краже из молдавских банков миллиарда евро. Также на него был вброшен компромат сексуального свойства, что не в первый раз случается в новейшей истории Молдовы.

4 марта 2016 г. Конституционный суд республики аннулировал изменение Основного закона страны о проведении президентских выборов посредством голосования в парламенте.  В июне Венецианская комиссия дала положительное заключение законопроекту, и в стране вновь было введено прямое всенародное голосование, что также было на руку Плахотнюку.

Западники против социалистов

К выборам страна подошла в состоянии глубокого раскола на условно прозападные силы, которые не являются однородными, и левые силы, представленные социалистами Игоря Додона и партией Ренато Усатого. Последнему однако не суждено было поучаствовать в президентских выборах. Конституционный суд решил оставить в силе возрастной ценз в 40 лет (Усатому всего 37).

Таким образом, наиболее вероятным кандидатом на пост президента Молдовы с левого фланга стал И. Додон. Что же касается кандидатов с правого фланга, то здесь наблюдалось многообразие.

Социологи и политологи отдавали явное предпочтение И. Додону в борьбе за президентское кресло. Поэтому его противники пошли по пути консолидации электората.

С одной стороны, такая консолидация была рискованной, так как антирейтинг Плахотнюка и его сугубо формального руководителя по Демократической партии М. Лупу очень высок. Это могло сыграть против главного кандидата справа – Майи Санду.

сайду.jpg

Кандидаты на пост президента Молдовы - Майа Санду и Игорь Додон. Источник: tvc21.md.

Тем не менее, итоги первого тура показали, что в целом правому электорату удалось консолидироваться. И это при том, что явка в целом по стране была не такой уж высокой –  около 49 %.

Из всех пришедших на избирательные участки лишь 10% – это люди в возрасте от 18 до 25 лет, 26% – 26-40 лет. Эти цифры свидетельствуют о возможности мобилизации молодежи перед вторым туром. Технологически это сделать сложно, но, тем не менее, явка во втором туре, скорее всего, окажется выше. В условиях, когда И. Додон задействовал практически все свои ресурсы, это может содействовать успеху Санду. Ее электорат значительно моложе.

Раздвоение прозападной группы

Сохранились и территориальные особенности голосования. На Севере и Юге страны граждане в основном поддержали кандидатуру лидера социалистов, в то время как центр страны и столица отдали предпочтение Санду.

Додону удалось собрать практически максимум голосов в пределах его возможностей. Успех же проевропейского кандидата Санду тем более интересен, что достигнут в условиях тотального социально-экономического кризиса (в условиях, когда проевропейская коалиция находится у власти – прим. «ЕЭ»).

Значительная часть граждан Молдовы все равно голосует за условно прозападного кандидата, который критикует политический режим, модератором которого является крупнейший олигарх Влад Плахотнюк.

Казалось, кризис мог отвратить избирателей от кандидата правых, но этого не произошло. Антикоррупционная риторика Санду, отсутствие крупных скандалов вокруг ее фигуры и «новое лицо» (несмотря на то, что она уже работала в правительстве министром образования), привлекают многих избирателей. Прежде всего тех, кто недоволен режимом, но не готов отказываться от проевропейского курса и видит в Санду человека, способного бороться с коррупцией.

Особенностью выборов является и постепенный закат унионистов (движение за объединение Молдовы с Румынией – прим. «ЕЭ») во главе с М. Гимпу.

Политик теряет свои позиции и уже не вызывает интерес ни как партнер правящей верхушки, ни как общественно значимая фигура. Результат, полученный Гимпу – менее 2 % – это политическое фиаско. 

Кому быть президентом Молдовы?

В условиях обострения международной обстановки и более активного вмешательства Запада (прежде всего, США и Румынии) в политический процесс в Молдове положение самого Плахотнюка тоже меняется.

Естественно, Молдова не является зоной приоритетного внимания Запада, но, учитывая приднестровский вопрос и общее напряжение российско-американских отношений, сегодня она становится более важной. Следовательно, свобода маневра у тех, кто руководит политическим процессом на практике, довольно ограничена.

И все же именно от того, какие договоренности существуют сегодня внутри страны по линии «Плахотнюк – кандидаты в президенты» и вовсе – по линии «Плахотнюк – зарубежные игроки» во многом зависит исход выборов.

Победа же каждого из кандидатов сугубо с электоральной точки зрения вполне возможна. С одной стороны, Додону достаточно добрать два процента голосов, чтобы достичь заветных 50% + 1 голос.

С другой стороны, у Санду, получившей почти 39%, есть определенный резерв, которого нет у Додона. Последний может столкнуться с проблемой разобщенности левых сил. Конфликт Ренато Усатого и Додона вполне может привести к тому, что нынешний кандидат от партии Усатого не будет призывать голосовать за лидера социалистов. У Санду есть резерв в виде мобилизации молодого избирателя, что при обеспечении  более высокой явки может сыграть в ее пользу.

Однако реалии сегодняшней молдавской политики таковы, что окончательное решение будет приниматься не столько избирателями, сколько за кулисами.

Кто бы ни стал президентом, он быстро не решит проблем страны. Тем более, Молдова остается парламентской республикой, и скоро станет понятно, что лозунги перед выборами и реальность – совсем разные вещи.

Додон быстро не поведет страну в ЕАЭС. Для этого у него просто не будет достаточных полномочий, а его планы по федерализации пока не более чем проект.

Санду же не сможет быстро начать борьбу с коррупцией и сломать политическую монополию одного человека. По крайней мере, пока этого не захотят на Западе.

Александр Гущин, к.ист.н.,
заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ

Загрузка...
Комментарии
19 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Форум регионов отразил состояние интеграционных процессов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$1 трлн

составили расходы НАТО на военные нужды в 2018 г. Из них $700 млрд было потрачено США. В сравнении, Россия за прошлый год потратила на те же цели менее $50 млрд – МИД РФ

Mediametrics