28 декабря 2021 г. 08:23

«Литва не ожидала такой реакции Китая»: Пекин опасается эффекта домино с признанием Тайваня

/ «Литва не ожидала такой реакции Китая»: Пекин опасается эффекта домино с признанием Тайваня

Конфликт Вильнюса и Пекина из-за открытого литовскими властями представительства Тайваня уже привел к понижению уровня дипломатических отношений и многочисленным проблемам для литовских компаний на китайском рынке. Кроме того, санкции Пекина могут вынудить компании из других европейских стран прекратить сотрудничество с литовским бизнесом. Между тем, Брюссель не спешит Вильнюсу на помощь: как сообщил еврокомиссар Виргиниюс Синкявичюс, ответ на «экономический шантаж» Китая должен быть одобрен всеми членами ЕС, а у них существуют разные позиции на этот счет. Что привело Литву в подобный тупик и сможет ли она из него выбраться, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал доцент кафедры политологии Университета Кристофера Ньюпорта Сунь Тайи.

– Отношения Литвы и Китая сейчас переживают острый кризис, связанный с решением Вильнюса открыть представительство Тайваня на своей территории. Как Вы думаете, за этим шагом Литвы стоит внешнее вмешательство или ее собственная инициатива?

– Я предполагаю, что Вильнюс недооценил важность наименования представительства. Представительство Тайваня в Вашингтоне, округ Колумбия, называется «Экономическое и культурное представительство Тайбэя» (TECRO). Использование Тайбэя вместо Тайваня и то, что офис занимался больше экономическими и культурными вопросами, а не политическими, было разумным компромиссом, достигнутым Пекином, Вашингтоном и Тайбэем. Однако нынешнее правительство Тайбэя, подталкиваемое США и многими другими западными странами к тому, чтобы играть более заметную роль на международной арене, пытается заменить «Тайбэй» на «Тайвань» при создании новых представительств, чтобы они больше походили на официальные посольства.

Аналогичный инцидент произошел, когда Тайвань открывал представительство в Гайане. Но когда Гайана поняла, что Тайбэй ее обманул, она пошла на попятную. Вильнюс, вероятно, столкнулся с бо́льшим давлением, возможно, других стран, и решил не отступать. Возможно также, что Литву обманули и она не хотела признавать, что ее обманули.

– Зачем Литве портить отношения с Китаем?

– Литва, вероятно, не ожидала такой значительной реакции со стороны Китая. Но когда дело придано широкой огласке, отступать порой некуда, так как унижение может быть невыносимым. Литва, вероятно, искала способы примирения с Китаем без необходимости заменять «Тайвань» в названии офиса. Склонить голову под давлением Пекина – не самая удачная политика для европейской страны.

– Какие ответные меры принимает официальный Пекин в ответ на антикитайскую компанию Литвы и как далеко Китай готов пойти в этом вопросе?

– Пекин стратегически подходит к ответным шагам в отношении Тайбэя. Когда Тайбэй открыл свой офис в Гайане, Пекин вмешался. Однако когда Тайбэй открыл офис в Сомалиленде [непризнанное государство на территории бывшей колонии Британское Сомалиприм. ред.], Пекин решил не беспокоиться, ведь сам Сомалиленд не обладает достаточным внешним суверенитетом, поскольку его легитимность сомнительна – зачем тратить политический капитал, когда само [государственное] образование под вопросом? С точки зрения Пекина, нет необходимости уделять Тайбэю лишнее внимание.

Вмешательство Пекина в литовский кейс направлено на предотвращение эффекта домино, поскольку подобное поведение потенциально может быть воспроизведено в других европейских странах. Таким образом, Пекин готов зайти так далеко, как это необходимо, чтобы остановить эту тенденцию.

Однако в Пекине также понимают, что далеко заходить не нужно, поскольку изменить название существующего офиса гораздо сложнее, чем дать название новому офису при его открытии. В большинстве других европейских стран уже есть представительства Тайбэя.

–Как разрыв отношений с Литвой скажется на европейских проектах Китая, реализуемых в рамках инициативы «Один пояс, один путь»?

– Ответная тактика Китая была эффективной в этом конкретном вопросе, но аналогичная тактика, возможно, уже заморозила Всеобъемлющее соглашение между ЕС и Китаем об инвестициях (CAI), сделку геополитического значения. Лица, принимающие решения в Китае, безусловно, осознают, что разрыв отношений с Литвой может повлиять на другие аспекты сотрудничества между ЕС и Китаем. Однако Тайвань представляет для Пекина жизненно важный интерес и важнейший приоритет.

Таким образом, Китай, вероятно, ожидает дальнейших проблем в отношениях с ЕС, но если другие страны не перестанут заигрывать с китайскими «красными линиями», Китай, скорее всего, продолжит идти на риск.

– На Ваш взгляд, чем закончится спор между Литвой и Китаем?

– В дальнейшей эскалации ситуации на самом деле нет необходимости. Надеюсь, при посредничестве других лидеров ЕС между Литвой и Китаем может быть по-тихому заключена сделка, чтобы Тайбэй по-прежнему мог иметь свое культурное и экономическое представительство в Литве, а отношения между Литвой и материковым Китаем могли быть нормализованы. Кроме того, если и Литва, и Пекин решат не отступать, то в долгосрочной перспективе часть экономических потрясений потенциально может быть амортизирована глобализованной торговой системой. Однако Пекин может продолжить страдать от потерь в мягкой силе, в то время как Литва пострадает экономически.

Комментарии
20 мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Москва сделала геостратегический выбор поддерживать Минск.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

$1 млн

Евразийский банк развития направил на устранение последствий паводков в Казахстане – председатель Правления ЕАБР Николай Подгузов