09 Августа 2016 г. 00:00

Сергей Маркедонов: карабахский конфликт не повлияет на евразийскую интеграцию

Сергей Маркедонов: карабахский конфликт не повлияет на евразийскую интеграцию
Фото: nnao.ru

О недавних событиях в Армении и влиянии армяно-азербайджанского противостояния на Евразийский союз рассказал доцент РГГУ и эксперт РСМД Сергей Маркедонов. Зачем Россия продолжает кооперацию с Азербайджаном, и почему карабахский конфликт - не главная угроза евразийской интеграции Армении?

- Недавно в Ереване завершилась многодневная драма с захватом заложников вооружёнными сторонниками оппозиции. Какие выводы можно сделать из случившегося противостояния?

- Надо понимать, что произошедшая ситуация возникла не внезапно. Со временем накапливался политический и социальный протест. Выражался он по-разному. Можно вспомнить прошлогодние акции, известные как «Электромайдан» – протесты против повышения тарифов на электроэнергию. Можно также вспомнить массовые выступления в 2014 г. при корректировках пенсионной реформы. Манифестанты тогда критиковали накопительную систему пенсий. 

Вообще, общественная активность для Армении – дело привычное. Практически каждая избирательная кампания сопровождается особой интерпретацией итогов выборов на улицах. Неоднократно это приводило к эксцессам. 

Случались и выступления по мелким поводам, не слишком раскрученные, оттого не попадавшие в прессу. В этом плане кризис с заложниками не является чем-то принципиально новым и неожиданным. Почему он произошел сейчас? На то есть две основные причины. Первая – апрельская эскалация конфликта в Нагорном Карабахе, показавшая большие организационные проблемы в военной сфере Армении. Поскольку Карабах – вневременной вопрос национальной важности, он подтолкнул людей к постановке острых вопросов, в частности – об ответственности власти. Вторая причина – конституционная реформа.

В следующем году Армения вступает в избирательный цикл. Пойдут парламентские выборы, страна трансформируется из президентской в парламентскую республику.

Для многих не секрет, что на этом фоне проявляется желание действующего президента Сержа Саргсяна сохранить свое пребывание у власти, в том числе, воспользовавшись конституционной реформой. Совокупность данных факторов вызвала всплеск протестных действий. Сейчас кризис завершился, что не означает конца протестов. Несмотря на то, что инцидент в целом исчерпан, протестные настроения остались. 

Все будет зависеть от дальнейших действий властей. Власти пока заявили о формировании коалиционного правительства национального согласия. Посмотрим, что будет представлять из себя правительство, кто в него войдет и какой будет реакция оппозиции. Оппозиционные партии, представленные в парламенте, не так влиятельны. Получается, что протест есть, но отсутствуют яркие лидеры, способные его возглавить. Отсюда вытекает определённый спрос на радикализм.

- Армянские эксперты утверждают, что позиция России по карабахскому конфликту косвенно подрывает имидж ЕАЭС и вредит евразийской интеграции в Армении. России высказываются упрёки, что она недостаточно поддержала своего союзника. Это соответствует действительности?

- Как известно, дьявол кроется в деталях. Недовольство Россией не столько связано с евразийской интеграцией как таковой, сколько с другими причинами. Дело не в том, что Россия осуществляет некую кооперацию с Азербайджаном. К этому в Армении более-менее привыкли, несмотря на определённую ревность и неприятие данного факта. Сотрудничество осуществляется по понятным причинам. 

Азербайджан – сосед России, притом по важному дагестанскому участку, и страна Каспийского региона – как от нее уйти? Это невозможно.

Вызывает критику именно российско-азербайджанское военно-техническое сотрудничество. Россия поставляла оружие Азербайджану, и использование этого вооружения в апрельской войне, конечно, вызывает резкий протест в армянском обществе.

Россия также воспринимается негативно оппозицией, потому что, как говорят ее представители, Москва всецело поддерживает действующую власть и не работает с другими частями политического спектра.

Что касается евразийской интеграции, рядовые армяне о ней мало задумываются и мало знают, что она собой представляет. Здесь есть промашки и со стороны Евразийской экономической комиссии, и со стороны России. Преимущества интеграции, ее перспективы в СМИ не подаются армянским обывателям в сжатом и разжёванном виде. То, что мы слышим о евразийской интеграции – условно говоря, дипломатия тостов «за дружбу, мир и все хорошее», либо сложные, наукообразные рассуждения. Потом идет речь о проблемах и возможных эффектах. 

Серьезной и доходчивой работы в информационном пространстве, как делают ЕС и НАТО, к сожалению, нет. Нет продвижения демонстративных моментов, успешных бизнес-историй и тому подобного. Евразийская идея рассматривается именно как идея. 

Практических и прагматических вещей, ориентированных на молодёжь, на будущее, а не на прошлое, не делается. 

Акцент российской «мягкой силы» в Армении обращён к прошлому. Вспоминается Великая Отечественная война, советский период. Это важно. Но это не очень греет новое постсоветское поколение армян. Давайте не забывать, что на арену сейчас выходит первое поколение, родившееся после распада СССР.

Родившимся в 1990-1991 гг. сейчас по 25-26 лет. Еще 5-10 лет, и эти люди станут оппозицией или войдут во власть, возглавят бизнес. С этим поколением работают недостаточно.

Я неоднократно бывал в Армении, общался с людьми. К сожалению, вижу, что молодёжный компонент и евразийская прагматика не очень хорошо представлена. В то время, как американцы предлагают различные возможности - например, IT-технологии и другие элементы, обращённые в будущее и интересные молодёжи. При этом понятно, что 

ни США, ни Евросоюз не обеспечат Армении гарантии безопасности, которые обеспечивает Россия.

- Чьей вины больше в получившимся информационном отставании? Россия мало пиарит евразийскую интеграцию или армянские власти не дорабатывают на этом фронте?

- В данной ситуации не может быть эксклюзивной ответственности. Виноваты многие. Виновата оппозиция, что не может предложить ярких лидеров и конструктивные программы, зато позволяет себе много популизма. Отсюда любая ситуация скатывает в крайности – либо власть с ее застойным сценарием, либо радикалы. 

Виновата и власть, которая не пытается привлекать в свой состав новых персонажей и ориентирована больше на удержание существующего положения дел. Присутствует и ответственность России, которая нерационально использует «мягкую силу», работает не со всем спектром Армении, а только с властью. 

Власть ведь может завтра уйти, на смену придут новые люди. Мы же должны с ними тоже общаться. Если мы хотим сохранить свое влияние, мы должны понимать, что надо этим заниматься. Западные партнеры – не альтруисты – они работают на вытеснение России из информационного пространства и гражданского общества. Ответственность здесь солидарная. Просто надо извлекать из нее правильные уроки и корректировать внешнюю политику.

- Из Армении поступают жалобы на работу российских госкомпаний-монополистов на армянском рынке, таких как «Газпром» и «Интер РАО», и на их «дочек». Считается, что это тоже оставляет след на евразийском проекте. Может ли Россия повлиять на ситуацию?

- Должна повлиять. Ясно, что бизнес имеет автономию от государства, но если его действия бросают тень на политику государства – надо заняться этим вопросом. С другой стороны, 

если смотреть на «Электромайдан» 2015 г., то там было гораздо меньше критического запала в отношении России как таковой. В выступлениях июля 2016 г. мы подобный элемент видим, в том числе, из-за азербайджанской тематики. 

Но в прошлом году критиковался менеджмент компаний в духе «Россия, разберись, прими меры». И было понимание, что вряд ли кто-нибудь другой придет и займёт её место, будет вместо неё участвовать в экономических процессах Армении. Но уроки из той истории всё равно надо извлечь.

Говоря об ответственности госкорпораций, надо отметить, что хоть Россия может отправлять в Армению недостаточно качественных менеджеров и недостаточно контролировать их деятельность, но и власть в Армении на то и власть, чтобы активнее ставить вопросы перед российским руководством, доносить до Кремля имеющуюся в армянском обществе критику. Это её обязанность. Каналы общения есть. Функционируют межпарламентские и межправительственные контакты. Надо их использовать. Когда всё сваливают на компании и говорят, что государство не вмешивается в ситуацию – это лукавство.

- Существует риск, что развитие ЕАЭС станет заложником армяно-азербайджанских противоречий?

- Не думаю, что армяно-азербайджанские противоречия будут как-то влиять на ЕАЭС. Азербайджан не член ЕАЭС и вряд ли вступит в ЕАЭС. Поэтому я бы не переоценивал влияние конфликта на функционирование организации.

Прежде всего, в экономическом плане Баку связан с западными проектами – нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, газопроводы TAP и TANAP и другие. Экономические и промышленные связи между Россией и Азербайджаном практически исчезли, особенно в 90-е гг. из-за ситуации на Северном Кавказе. Осталось немногое. Более того, Азербайджан склонен выстраивать отношения в двустороннем формате, а не в интеграционных проектах. Это касается и Евросоюза: в отличие от Грузии, Азербайджан не пошёл по пути подписания соглашения об ассоциации с ЕС. Поэтому отношения с Баку будут развиваться именно по двустороннему вектору. Евразийская интеграция имеет собственную повестку дня.

Беседовал Александр Шамшиев

Загрузка...
Комментарии
09 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск и Москва продолжают согласование спорных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$12,3 млрд

ввозных таможенных пошлин поступило в бюджеты стран-участниц ЕАЭС в 2018 г. По сравнению с 2017 г. сумма выросла на 5,7% – Счетная Палата России

Mediametrics