10 Февраля 2021 г. 18:27

Москва отказалась сдать Брюсселю постсоветское пространство: итоги визита Борреля

Москва отказалась сдать Брюсселю постсоветское пространство: итоги визита Борреля
Фото: politobzor.net

С 4 по 6 февраля глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель находился в Москве с визитом, который по его возвращении европейские политики и СМИ охарактеризовали как «катастрофу» и «унижение». Он провел переговоры с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, подняв вопрос задержания оппозиционера Алексея Навального, но диалога, по словам Борреля, не вышло. При этом в Кремле сообщили, что переговоры были «гораздо более содержательны», чем упомянул Брюссель, а в МИД подчеркнули контраст между московскими и «домашними» заявлениями европейского дипломата. Почему ЕС и Россия не нашли общий язык, и что это означает для будущего двусторонних отношений, проанализировала доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Еремина.

Визит главы европейской дипломатии Жозепа Борреля в Москву оказался знаковым по нескольким причинам. Во-первых, сам факт визита в сложный период взаимоотношений Москвы и Брюсселя стал важным сигналом того, что ЕС не может отказаться от диалога полностью. Ведь данный визит вызвал ожесточенные дискуссии внутри Евросоюза, и многие политические лидеры стран-членов выступали против него с учетом приговора, вынесенному Алексею Навальному. Во-вторых, визит обозначил разные точки зрения на взаимодействие с Москвой внутри ЕС и показал, что прагматическая сторона, пусть и не всегда, вполне может быть продемонстрирована со стороны европейских чиновников, хотя в итоге от нее отказываются.

В-третьих, визит был подготовлен именно наднациональными структурами, и в данном случае это голос наднациональной бюрократии, а не отдельных представителей стран-членов. В-четвертых, Москва ясно дала понять, что делает различие между ЕС и его членами, а также между самими государствами Евросоюза. Так, в ходе визита Борреля состоялась высылка дипломатов из Германии, Польши и Чехии, чье вмешательство во внутренние дела России является доказанным. Это, собственно, также продемонстрировало, что внутри Евросоюза есть устойчивые группы стран, упорно проводящих антироссийскую повестку, которую теперь стремится направлять ФРГ.

Какие вопросы рассматривались сторонами?

Сам Боррель указывал, что принципиальный вопрос визита заключался в том, чтобы выяснить, заинтересовано ли российское правительство в устранении разногласий и преодолении негативной тенденции в отношениях с ЕС. Однако он не сделал четкого вывода о своем визите, сообщив, что не получил внятного сигнала от России, из-за чего Евросоюз сейчас находится на распутье, притом, что отношения с Россией во многом определяют геополитический ландшафт XXI века.

Весьма примечательно, что Боррель сам несколько раз указывал на Навального, как на главную побуждающую причину своего визита. Так, он отметил, что в основном отношения сторон ухудшились из-за отравления, ареста, а затем и приговора Навальному. В общем, неслучайно, но намеренно Боррель свел весь комплекс взаимодействий с Россией к случаю с Навальным, назвав его принципиальным в выстраивании взаимодействий.

Возникает вопрос: если дело Навального перевешивает все прочие вопросы, аспекты и основания для взаимодействия, то каким образом Боррель планирует развивать дипломатические взаимоотношения с Россией?

С таким подходом дипломатическая служба ЕС неизбежно будет буксовать, причем, если в основе диалога лежит дело Навального, это означает, что никакие прочие вопросы не могут быть решены в принципе. В общем, глава внешней политики собственными руками сузил и ограничил дипломатические возможности для себя самого и своего ведомства. Признав фактор России как основной в международной политике, он сам не оставил для себя никакой лазейки в налаживании диалога.

Также обращает на себя внимание характер диалога. Сам Боррель высказался, что планировал подвергнуть осуждению российскую сторону, что, видим, ему не удалось сделать, так как Россия не только предоставила аргументы своих действий в отношении Навального, но и выслала трех дипломатов, также обосновывая свое решение конкретными фактами. Боррель воспринял это действие как оскорбление и провал своей миссии по осуждению России. При этом он выразил четкое мнение ЕС о политике России, встретившись с окружением Навального.

В ходе визита также были подняты вопросы Украины, Беларуси, Грузии. Но и здесь каждая сторона осталась при своем мнении. Примечательно, что Боррель заявил о сохранении разногласий в восприятии сирийского, ливийского кризисов и конфликта в Нагорном Карабахе. Возникает вопрос: а ЕС разве предложил свою программу решения этих кризисов? Насколько нам известно, он не смог ни предложить, ни тем более реализовать что-то в этом направлении, лишь поддержав позицию США. Вряд ли нескорые встречи с представителями сирийской оппозиции на территории ЕС можно всерьез рассматривать как заявку в решении военного конфликта. И тем более мы не видели усилий ЕС по преодолению конфликта в Нагорном Карабахе.

Не преувеличивает ли Боррель вклад ЕС в решении самых проблемных ситуаций в мире? Очевидно, что преувеличивает. Также он явно преувеличивает значение фактора демократических прав и свобод в решении военных конфликтов. Вероятно, чиновникам из ЕС предстоит сложная задача – им необходимо снять розовые очки и увидеть мир во всем его многообразии. Им необходимо быть готовыми к разнообразию и в дипломатических средствах, необходимо слышать голос других, чтобы понимать, как устроен мир, чтобы стать его частью, а не стремиться стоять над ним.

Также подчеркнем, что характер переговоров с Москвой рассматривается Боррелем как неудовлетворительный именно по причине высылки дипломатов. Таким образом он показал, что остальные вопросы не столь значительны, что переговоры по ним сразу объявляются неудовлетворительными, если обоснованная высылка дипломатов, непосредственно участвовавших в организации протестов в Москве, не воспринимается главой европейской дипломатии здраво и рационально, без лишних эмоций.

Другими вопросами, которые также рассматривались в ходе переговоров, и которые были явно больше интересны России, чем ЕС, стали вопросы борьбы с пандемией, климата и сотрудничества в Арктике. Неужели переговоры по ним также следует увязывать с высылкой иностранных дипломатов и Навальным?

Как можно связать Арктику и Навального? Есть ли у Брюсселя искренняя заинтересованность в диалоге с Москвой, или этот диалог должен выстраиваться только в соответствии с его интересами и мнением? Но тогда это не диалог, а монолог.

Однако нельзя не отметить и некоторые позитивные моменты в переговорном процессе. Так, было подчеркнуто, что взаимодействие с Россией по иранской сделке приветствуется ЕС, как и возможность совместного участия в поддержке усилий по достижению мира и примирения в палестино-израильском конфликте.

Оценки визита

По итогам визита Боррель осознал, что необходимо большее сплочение внутри ЕС, без которого невозможно представлять интересы Брюсселя в диалоге с Москвой. Также он отметил, что пора переходить от реактивной позиции к проактивной.

МИД России оценил визит как несколько противоречивый. Так, Москва указала на неравный характер диалога; на то, что ЕС вводит односторонние нелегитимные рестрикции; заявила о необходимости расширения каналов связи, углубления сотрудничества хотя бы по тем вопросам, которые важны для обеих сторон, не привязываясь исключительно к каким-то фигурам или проблемам – прежде всего, в области науки, культуры и образования. Министр иностранных дел России сказал о том, что по этим направлениям диалог никак нельзя сокращать. А сейчас появилась и новая сфера для сотрудничества – борьба с пандемией.

В том что касается международных конфликтов Сергей Лавров заверил, что Россия и дальше продолжит информировать ЕС о своих позициях и взгляде на ключевые геополитические проблемы. Здесь важной является следующая озвученная министром иностранных дел России мысль: «Мы готовы обсуждать вопросы, связанные с замыслами ЕС в отношении постсоветского пространства (Закавказье, Центральная Азия), где Евросоюз проявляет существенный интерес. Рассчитываем на то, что законные интересы Российской Федерации вокруг наших границ, в отношениях с нашими ближайшими соседями и союзниками будут приниматься во внимание Евросоюзом при выстраивании его политики на этих направлениях. Было бы правильным договориться о принципах, которые включали бы обязательства не вмешиваться во внутренние дела суверенных государств, будь то на постсоветском пространстве, на Западных Балканах или где бы то ни было еще».

На мой взгляд, это ключевая мысль российской дипломатии. Более того, в приветственных словах министра иностранных дел на совместной пресс–конференции она прозвучала как заключительная.

Это базовый принцип для России, которая дает понять, что не приемлет вмешательство не только в свои внутренние дела, но и во взаимодействие со своими партнерами и союзниками на постсоветском пространстве и не только там.

Безусловно, несложно заметить, что ЕС выступил с иной позицией – о том, что вмешательство в чужие дела необходимо, так как проблема прав человека является международной, а государства, в частности Россия, подписали все соответствующие документы.

Вывод

Таким образом, в ходе визита выявились различные подходы сторон в том, как выстраивать диалог, как его вести, какие вопросы являются принципиальными. Мы можем говорить о явных разногласиях в отношении вмешательства в дела других государств; особенно значимо это для постсоветского пространства.

Также очевидно, что ЕС не откажется от подобного подхода, поэтому ограничения останутся единственным инструментом для него в части давления на Москву. Все дипломатические инструменты Брюссель фактически нивелировал, привязав весь комплекс взаимоотношений к казусу Навального и своему собственному представлению о проблеме прав человека в России. Но также очевидно, что Евросоюз не откажется от своих принципов, ведь они интегрированы во все ключевые сферы, а дипломатия и внешняя политика на них прямо базируются. И здесь ЕС стремится выступать именно в роли старшего по Европе, указывая, где нарушаются права человека, а где он их в упор не замечает.

Также не менее важно, что, судя по поднимаемым вопросам, Беларусь и Россия рассматривается Брюсселем в связке. Так что этот визит – еще один аргумент за необходимость углубления интеграции России и Беларуси. Вместе мы представляем еще большую силу и значение. Слова Борреля и дискуссии внутри ЕС по итогам визита только подтверждают это.

Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
17 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Пожалуй, впервые белорусский кейс оказался живее украинского.

Инфографика: Что дает Беларуси союз с Россией
инфографика
Цифра недели

$650 млн

составило финансирование, которое ЕАБР направил на проекты в области «зеленой» энергетики и обращения с отходами за последние 5 лет. Такая работа Банка позволит сократить выбросы СО2 на 500 тыс. тонн/год – ЕАБР

Mediametrics