30 Сентября 2020 г. 18:14

На выборах в Кыргызстане получат преимущество политики нового поколения – эксперт

На выборах в Кыргызстане получат преимущество политики нового поколения – эксперт
Фото: ria.ru

4 октября в Кыргызстане состоятся парламентские выборы. Партии соперничают бурно: нынешняя кампания уже отметилась рядом скандалов и на этапе регистрации, и на этапе агитации избирателей. Так, 25 сентября ЦИК отстранил от участия в голосовании двух кандидатов из-за массовой драки между их сторонниками. При этом президент республики Сооронбай Жээнбеков 28 сентября отметил активизацию сил, выступающих «против стабильности и развития» Кыргызстана. О том, какие партии могут рассчитывать на место в Жогорку Кенеше по итогам воскресного голосования и какими методами они привлекают избирателей, в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал директор Общественного фонда «Трансграничная исследовательская сеть Центральной Евразии» Денис Бердаков.

– Денис Михайлович, в чем особенности нынешней избирательной кампании?

– Первая интересная особенность данных парламентских выборов в том, что по факту избирательная компания и штабы начали свою работу примерно 4-5 августа. У кого-то раньше, у кого-то позже, но речь уже не шла о нескольких месяцах предварительной работы, как это делали раньше. Из-за пандемии пришлось начинать, по сути, за 1,5 месяца до выборов. К тому же был запрет на проведение массовых мероприятий, а ведь это всегда было очень удобно, когда кандидаты могли собрать электорат, чтобы люди послушали их выступление.

Теперь эти выборы показывают, что никто никого слушать не хочет. Политики в целом не интересны как таковые, за редчайшим исключением. Поэтому мы увидели, что хоть и есть реальные агитпоезда, но они имеются буквально у нескольких партий, которые разъезжают по стране. Людей собрать стало очень сложно: только профессиональные сторонники, родственники и единицы искренне поддерживающих приходят, чтобы послушать кандидатов.

Почему люди приходили на собрания (проводившиеся, как правило, с концертами) – чтобы послушать политиков или певцов? Ответ стал очевидным: приходили во многом именно на бесплатные концерты. Различным кандидатам приходилось буквально повышать голос и ужесточать риторику, чтобы привлечь к себе внимание аудитории.

Из этого вытекает вывод, что электорат в Кыргызстане становится все более циничным, закаленным и понимающим свой интерес.

С одной стороны, в этом можно усмотреть фактор, когда просто физически умирают те люди, которые застали Советский союз. Подрастают новые, голодные, циничные избиратели, которые четко понимают, что можно получить от депутатов, а что нет, и это хорошо. Первичная демократия так и строится, должно пройти много электоральных циклов, чтобы люди хоть как-то поняли, что от того, кого они избирают, зависит их уровень жизни, а значит, нужно регулярно и плотно воздействовать на своих парламентариев.

В силу того, что выборы стали очень конкурентоспособными и непредсказуемыми, чем больше политики пытаются привлечь на свою сторону избирателей, тем больше они повышают явку, тем выше планка для прохождения в парламент для всех партий.

– Как в этих условиях партии борются за поддержку избирателей?

– Партии попытались поднять мощную региональную сетку из местных лидеров. В этот раз проблема денег, по крайней мере, у ключевых 4-5 партий, не стоит. Вопрос в том, что деньги, подарки, инвестиции в село стали чуть ли не обязательной программой, хотя, конечно, и незаконной в массе своей. Но всем этим голоса не купить: нужны реальные региональные лидеры, у которых есть свои сети влияния. Причем не обязательно, чтобы человек жил в том регионе, а нужно иметь там налаженную сеть постоянно действующих контактов.

Эти контакты представляют собой налаженные системные бизнес активы, от которых зависит очень много людей. Именно это – главный фактор на нынешних выборах, что стало очевидно для партийных штабов, которые занимались составлением списков.

Уже сформировался пул политиков, имеющих свой железный электорат, который за них всегда проголосует. От 5 тыс. голосов до 15-16 тыс. – это уже очень серьезный депутат. Во всех партиях очень четко отсматривали, как человек, который идет в парламент во второй-третий раз, показывал свои электоральные достижения на местах. Так формируется общереспубликанская сеть, кандидаты-лидеры из разных регионов были вынуждены договариваться между собой в рамках одной партии.

Таким образом, каждому из этих лидеров с несколькими тысячами индивидуальных голосов от его электората в целом не интересна национальная повестка, так как его прохождение в парламент зависит от вышеупомянутых факторов. В этом пока большая проблема: общенациональная сеть лидеров создана, но депутатам сложно становиться общенациональными лидерами, да они и не видят в этом особого смысла.

– Есть ли кто-то, кто выделяется из общих тенденций?

– Есть единицы, такие как Жанар Акаев или Адахан Мадумаров, у которых амбиций больше, чем просто стать рядовым парламентарием. Им проходится выступать на публике довольно жестко, почти всегда – оппозиционно, что, кстати, является отличительной чертой. Потому что за счет мирной риторики в Кыргызстане не получается стать медийной политической личностью.

Эти люди могут привлекать к себе большее количество голосов, но не стабильно. То есть, когда их берут партии, то берут как некий флаг, за которым при хорошем раскладе может последовать и 20-30 тыс. электората, но никто не знает, где находится их избиратели. А вот следующие за ними депутаты, которые уже сформировали свой электорат, стабильны, и просто кочуют из одной партии в другую.

– На Ваш взгляд, какую роль сыграют нынешние выборы в изменении политического ландшафта республики?

– Мне кажется, что выборы, которые пройдут 4 октября – это ключ к тому, что будет весной следующего года, когда пройдут выборы в городские органы власти, в частности, в бишкекский городской парламент (горкенеш) – это вторые по влиятельности выборы в республике.

Если допустить, что сейчас прозападная партия «Реформа» наберет 15-20 тыс. голосов, то у нее будут более понятные шансы пройти в бишкекский горкенеш: для этого нужно набрать 10-12 тыс. голосов. Это будет одна из интриг наступающей весны. Другие партии, которые попытаются туда попасть, тоже станут вести конкурентную борьбу, потому что Бишкек, и особенно новостройки – это под 200 тыс. человек населения. Этот огромный неиспользованный ранее электорат на этих выборах вытащили путем голосования по Форме №2 (когда человек голосует не по прописке). Все увидели, что с ними можно работать и выиграть выборы, при условии хорошей качественной мобилизации.

Отдельно можно сказать, что целый ряд условных политических тяжеловесов, таких как Темир Сариев, Акылбек Жапаров, Омурбек Текебаев, Омурбек Бабанов, Феликс Кулов, в этих выборах не участвуют.

В итоге мы наблюдаем яркий поколенческий сдвиг, который крайне интересно было наблюдать в условиях пандемии.

Получили преимущество те депутаты, у которых были раскрученные личные аккаунты в социальных сетях (Фейсбуке и Инстаграме) с десятками и даже сотнями тысяч подписчиков. Поскольку на соцсети не распространяется закон об агитации, они открыто там агитировали, и за это не нужно было платить. Тот же Жанар Акаев имеет 420 тыс. подписчиков. Такие, как он – это новая поколенческая волна. В разных партиях она была представлена по-разному. В условиях пандемии они медийно выиграли, активно занимаясь информационным воздействием.

– Какие приемы используются при агитации в социальных сетях?

– Они показали закулисье этих выборов. Все увидели скандалы в ЦИКе, когда депутаты стояли с телефонами и стримили происходящее в соцсети. В итоге люди по всему Кырыгзстану в прямом эфире наблюдали эти скандалы.

Если раньше здание ЦИК и его сотрудников почти никто не знал, то теперь люди понимают: вот стоят люди с камерами и ведут трансляцию на весь Кыргызстан – записывают, ругают, заставляют отвечать на жесткие вопросы. То же самое будет на самих выборах и после них.

В Кыргызстан пришла новая медиареальность, к которой старые политики оказались не готовы.

Они пытались подавать новости в СМИ, но выяснилось, что это не эффективно, люди их не читают, особенно молодежь. Сейчас нужно иметь раскрученные аккаунты в соцсетях, где их будет интересно читать. В это нужно вкладывать много сил – работать, публиковаться, ездить. Все стало гораздо прозрачнее, очевиднее.

У целого ряда партий, особенно тех, кто пройдет в парламент, на первый план вышло слово «интеграция». Так или иначе стали упоминаться проекты с Россией и Китаем. То есть, они видят, что экономическая повестка крайне интересна людям, потому что перекрытие границ, уменьшение работы для мигрантов, закрытые швейные цеха, не до конца работающие реэкспортные потоки из Китая плохо сказываются на материальном благополучии людей. Партии не могут игнорировать эти проблемы, так как во многом за счет этого жила страна, и их избирают собственно для того, чтобы они решили эти экономические проблемы. Ряд партий пытались торпедировать и другие темы, но, на мой взгляд, как показали региональные объезды, другие темы не столь интересны.

– У каких партий есть шансы пройти в парламент?

– Если говорить об итогах выборов, то они примерно понятны. Три партии-гиганта точно проходят в парламент: это «Мекеним Кыргызстан», «Биримдик» и «Кырыгзстан». По факту, уже сейчас к концовке предвыборного периода они составляют один эшелон. У них есть серьезные финансовые ресурсы и очень серьезные кандидаты, которые могут самостоятельно, даже не используя деньги, подтягивать к себе значимое количество людей, которые проголосуют за них просто так.

Вопрос даже не в том, сколько каждая из этих партий наберет процентов, а в том, смогут ли они договориться между собой, чтобы образовать коалицию большинства. В этом случае остальные партии, кто бы ни прошел, ничего не смогут с этим поделать.

И главный вопрос: будет ли раскол между этими тремя партиями, и по какому вектору он пойдет? Проглядываются 3-4 комбинации возможных вариантов.

Вторым эшелоном сейчас идут «Ата-Мекен», «Бир Бол», «Республика, «Бутун Кыргызстан» и, пожалуй, «Замандаш». «Мекенчил» и «Социал-Демократ» уже выглядят чуть послабее. Кто из этих 5-6 партий в итоге пройдет, вопрос крайне сложный. Обидно будет набрать условные 123 тыс. голосов, если для прохождения семипроцентного барьера окажется нужно чуть больше. Поэтому делается ставка на железобетонные голоса.

Если же получится так, что, условно, три партии из второго эшелона смогут пройти, то в парламенте окажется шесть политсил. В итоге он станет бурным и очень сложным с точки зрения согласования интересов, что для Кыргызстана нормально, привычно и обеспечит социально-экономическую стабильность страны в целом.

Понятно, что пройдут не все, и поэтому можно ждать определенной турбулентности после выборов, потому что не все согласятся с итогами голосования. Партии сражаются сильно, мощно, и никто не «сливается» – даже аутсайдеры, у которых нет шансов, будут бороться до конца.

Беседовал Евгений Погребняк

Загрузка...
Комментарии
07 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что привело Минск к нынешней ситуации в стране?

Инфографикa: Распространение карты поляка в Беларуси, России, Украине и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

$500 млн

составила сумма кредита ЕФСР, перечисленного Беларуси Евразийским банком развития. Деньги предоставлены в целях борьбы с последствиями коронавируса в республике

Mediametrics