05 Июня 2019 г. 18:42

НАТО бросает ракетный вызов России на Балтийском море: чья возьмет?

НАТО бросает ракетный вызов России на Балтийском море: чья возьмет?
Запуск ракеты NSM.
Фото: blogspot.com

Активное перевооружение Польши, о котором ранее писал портал «Евразия.Эксперт», и сопутствующее ему усиление военного присутствия США в Восточной Европе и на Балтике не могут не вызывать опасений. В ходе состоявшихся весной этого года учений Spring Storm 2019 Польша перебросила в Эстонию противокорабельные ракеты NSM, которые польские эксперты поспешили окрестить «угрозой» для российского флота. Что представляют из себя польские ракеты и насколько они грозны для России на самом деле, подробно объясняет кандидат географических наук, доцент кафедры географии, природопользования и пространственного развития Балтийского федерального университета имени И. Канта Юрий Зверев.

6 февраля 2019 г. в известном польском Интернет-издании Defence 24, посвященном военному делу, появилась статья эксперта Максимилиана Дура «Влияние польского флота на Балтийский флот России» («Wpływ Marynarki Wojennej RP na rosyjską Flotę Bałtycką»). В ней автор проанализировал роль и место Балтийского флота в контексте географического и политического положения Балтийского моря и оценил потенциал ВМС Польши по отношению к Балтийскому флоту.

В статье было отмечено: «Наиболее заметную реакцию Балтийского флота вызвало, несомненно, появление в польских военно-морских силах ракетной эскадрильи противокорабельной береговой обороны, на вооружении которой есть ракеты NSM дальностью 220 километров, позволяющие блокировать движение гражданских судов, направляющихся в сторону России или из нее по Балтийскому морю. Именно они окончательно похоронили надежды россиян на то, что им удастся удержать морские транспортные пути». И далее: «Польские ракеты также осложнят российским кораблям (в особенности крупным, которые легче обнаружить) выполнение их задач. Дополнительного эффекта можно добиться, направив отдельные элементы польских береговых комплексов в страны Балтии, что наверняка учитывают россияне». 

И вот, в конце апреля польские противокорабельные ракеты (ПКР) NSM были впервые переброшены в Эстонию для участия в учениях Spring Storm 2019 («Весенний шторм 2019»). Что же представляют из себя эти ракеты, насколько они совершенны? Сколько таких ракет есть у Польши и представляют ли они серьезную угрозу для России и ее Балтийского флота? Есть ли у нас необходимые меры противодействия? Об этом мы и поговорим в данной статье.

ПКР NSM (Naval Strike Missile) была разработана норвежской компанией Kongsberg Defence & Aerospace для замены в Королевских ВМС Норвегии норвежской же ПКР Penguin[1] и принята на вооружение в 2007 г. Ею оснащаются новейшие норвежские фрегаты типа «Фритьоф Нансен» (Fridtjof Nansen)[2] и ракетные катера типа «Скьёльд» (Skjold), которые в Норвегии классифицируют как прибрежные корветы[3].

Разработан авиационный вариант этой ракеты под названием JSM (Joint Strike Missile), который может размещаться на малозаметных многоцелевых истребителях пятого поколения F‑35 Lightning II (во внутренних отсеках вооружения), а также на многоцелевых истребителях F/A‑18E/F Super Hornet. Первым покупателем ракеты JSM в марте 2019 г. стала Япония, которая оснастит ею приобретаемые в США и производимые по лицензии истребители пятого поколения F‑35A Lightning II.

Ракета NSM может поражать как надводные, так и наземные цели. Ее длина 3,96 м, вес 407 кг. В конструкции ракеты приняты меры по снижению радиолокационной и тепловой заметности (широко используются композиционные и радиопоглощающие материалы, поверхность корпуса не имеет контрастных щелей и острых кромок). Ракеты размещаются в контейнерах. Срок службы NSM определен в 30 лет с повторной сертификацией каждые 10 лет.

ПКР NSM запускается при помощи твердотопливного стартового укорителя. Затем включается малогабаритный ТРД (турбореактивный двигатель) TRI 40 французской фирмы Microturbo, который обеспечивает максимальную скорость полета 0,95 М (~1163,8 км/ч). Дальность стрельбы – от 3 до 185 км и более (некоторые источники называют максимальную дальность в 200 км и даже свыше 220 км).

На маршевом участке траектории ракета управляется инерциальной системой управления с коррекцией по сигналам спутниковой системы GPS, а также использует систему автоматического огибания рельефа местности TERCOM (в случае полета над сушей). NSM летит на минимальной высоте по запрограммированной заранее сложной траектории, обходя преграды рельефа местности над сушей, а также участки с ПВО противника.

В конечной стадии полета ракета приближается к цели в наиболее уязвимых секторах, выполняя случайные маневры, осложняющие ее перехват средствами корабельной ПВО. В это время включается помехозащищенная тепловизионная головка самонаведения (ГСН) с возможностью автономной селекции целей (ГСН сопоставляет полученное изображение цели с шаблонами изображений типовых целей, которые хранятся в памяти системы наведения). ГСН обладает повышенной чувствительностью и расширенным сектором обзора, что позволяет обнаруживать цель, даже когда ее тепловое поле снижается с помощью системы водяной защиты.

Боевая часть ракеты – проникающая осколочно-фугасная весом 120 кг с временной задержкой инициирования взрывчатого вещества, обеспечивающей многовариантный подрыв в зависимости от типа цели.

Среди иностранных заказчиков ракет NSM – Германия, Малайзия и США[4]. Последнее обстоятельство особо примечательно – США обладают собственной всемирно известной ПКР Harpoon, состоящей на вооружении в 32 государствах мира, и новейшей ПКР LRASM, созданной на базе малозаметной авиационной крылатой ракеты AGM‑158B JASSM‑ER[5].

И если при их наличии американцы пошли на принятие на вооружение и лицензионное производство иностранной ракеты, то это значит, что NSM превосходит американские аналоги.

В качестве перспективных экспортных рынков рассматриваются также Австралия (NSM и JSM), Канада (NSM и JSM) и Италия (JSM), но первым зарубежным покупателем ПКР NSM стала все-таки Польша, причем в береговом варианте. 30 декабря 2008 г. она подписала с фирмой Kongsberg контракт стоимостью 800 млн норвежских крон (около $144,6 млн) на поставку первой эскадрильи береговых ракетных комплексов (БРК) с подобными ПКР. Это 23 единицы самоходной техники, включая шесть пусковых установок (ПУ) и 12 ракет NSM.

6 декабря 2010 г. в дополнении к предыдущему контракту был заключен новый стоимостью 660 млн норвежских крон (около 110,4 млн долл. США) на закупку еще 38 ракет NSM (36 боевых и двух телеметрические, которые позволяют обучать последовательности запуска без фактического пуска). После одобрения контракта 28 декабря 2011 г. его стоимость возросла до 712 млн крон ($119,5 млн).

1 января 2011 г. в деревне Семировице (Поморское воеводство) в 45 км к западу от Гданьска была сформирована береговая ракетная эскадрилья (Nadbrzeżny Dywizjon Rakietowy, NDR), вошедшая в состав 3-ей флотилии кораблей им. командора Болеслава Романовского ВМС Польши (Гдыня). Она достигла технической готовности 28 июня 2013 г. Тем самым наряду с Россией и Финляндией, обладающей шведскими БРК (боевыми ракетными комплексами) BS15 SF3/MK3, Польша стала третьей страной на побережье Балтийского моря, имеющей на вооружении береговые ракетные комплексы.

В состав эскадрильи вошли 6 четырехконтейнерных ПУ, 6 автомобилей управления вооружением, 3 машины связи, 3 командно-штабных автомобиля (КШМ) (одна – командира эскадрильи, две – командиров батареи), две транспортно-заряжающие машины (ТЗМ), 2 мобильные трехкоординатные РЛС TRS-15C Odra-C S-диапазона польского производства и мобильная мастерская). Все системы эскадрильи смонтированы на колесных шасси польского производства (двадцати одной Jelcz P662 D.43 6x6 и двух Jelcz P882 D.43 8x8 (мобильные РЛС)). Прикрытие эскадрильи с воздуха осуществляет входящая в ее состав батарея ПВО, вооруженная автоматическими зенитными орудиями ZSU-23-2, а также ПЗРК GROM польского производства.

19 декабря 2014 г был подписан контракт стоимостью 1,3 млрд норвежских крон ($175,3 млн) на закупку второй эскадрильи с ПКР NSM (24 ракеты и 23 машины). Поставки были полностью завершены в мае 2018 г.

31 декабря 2014 г. береговая ракетная эскадрилья была расформирована. Ее вооружение, технику и личный состав передали вновь сформированной 1 января 2015 г. в Семировице морской ракетной части (Morska Jednostka Rakietowa, MJR), подчиненной 3-й флотилии кораблей. Сейчас в составе этой части находится 12 четырехконтейнерных ПУ с ПКР NSM. В составе первой эскадрильи – 6 ПУ с 24 ракетами и дополнительный боезапас в 24 ракеты, в составе второй эскадрильи – 6 ПУ с 24 ракетами без дополнительного боезапаса.

В июне 2016 г. ВМС Польши и Норвегии провели совместные военные учения на ракетном полигоне Аннейя (Северная Норвегия). Они стали первой в истории международной тренировкой с использованием ПКР NSM. В Норвегию на польском судне материально-технического снабжения Kontradmirał X. Czernick, а также на трех военно-транспортных самолетах (польских С-295 и С-130, а также украинском Ан-124[6]) были доставлены две КШМ (командира эскадрильи и одной из батарей), мобильная ПУ и 90 человек личного состава. Целями для стрельб служили выведенные из эксплуатации норвежские фрегаты, используемые для телеметрических испытаний систем вооружений. На них нет двигателей, но они оснащены специальными тепловыми генераторами, позволяющими воспроизвести тепловой портрет цели с высокой точностью.

Сначала поляки в одиночку выполнили пуск ракеты NSM, которая успешно прошла через предварительно запрограммированные точки маршрута и поразила цель на дальности превышающей 150 км. Затем был осуществлен пуск двух ракет NSM с корабля Королевских ВМС Норвегии и с польской мобильной ПУ. Ракеты распознали фрегат в группе кораблей и одновременно поразили его. Данные целеуказания полякам и норвежцам передавались с польского патрульного самолета Aн-28 Bryza 1R, прилетевшего с 44-й базы морской авиации в Семировице.

Как отмечает военный историк Дмитрий Болтенков, после принятия на вооружение ВМС Польши ракет NSM, способных действовать и по наземным целям, в зоне их поражения из места постоянной дислокации (деревня Семировице) оказались объекты главной военно-морской базы Балтийского флота Балтийска, а также другие цели на территории российской Калининградской области, вплоть до рубежа Зеленоградск – Калининград – Багратионовск. 

Кстати, угрожать ракетами NSM наземным целям в Калининградской области предлагали в нашумевшем докладе американского «Атлантического совета» «Вооружение для сдерживания: как Польша и НАТО должны противостоять возрождающейся России», опубликованном в июле 2016 г., бывший заместитель Верховного главнокомандующего Объединёнными вооруженными силами НАТО в Европе, отставной британский генерал сэр Ричард Ширрефф и бывший советник министра национальной обороны Польши Мацей Олекс‑Щитовски (поляк с британским гражданством). Подлетное время ракеты NSM к Балтийску составляет около 7,5 минут.

А из Эстонии в радиусе поражения польских ракет оказывается вход в Финский залив и корабли российских ВМС, выходящие с военно-морской базы Кронштадт.

Польский эксперт Дура, как я уже упоминал, писал о дополнительном эффекте от отправки польских БРК в страны Балтии. И 29 апреля 2019 г. польский десантный корабль Gniezno принял на борт в Гдыне шесть мобильных четырехконтейнерных ПУ NSM. Они были переброшены в Таллин и затем проследовали своим ходом 150 км в поселок Виртсу. Из Виртсу ПУ на гражданском пароме перевезли на остров Муху. Оттуда они добрались до конечной точки своего маршрута на острове Саарема, где приняли участие в международном учении Spring Storm 2019 («Весенний шторм 2019»). 14 мая, после окончания учения, польские морские ракетчики возвратились к месту постоянной дислокации. Это была первая, но, наверняка, не последняя подобная передислокация.

Представляют ли польские ракеты NSM угрозу для гражданского судоходства и Балтийского флота? Да. Но степень этой угрозы не стоит преувеличивать.

Утверждение, что Польша сможет блокировать с помощью NSM движение гражданских судов в Россию и из нее на Балтийском море выглядит странным. В мирное время это невозможно, а в случае войны эти перевозки в любом случае будут прерваны, так как НАТО полностью контролирует безо всяких ракет вход в Балтийское море через Датские (Балтийские) проливы. И если учесть, что все страны на побережье Балтики (кроме России) являются либо членами НАТО, либо странами-партнерами НАТО (Швеция и Финляндия) ни о каких морских перевозках между ними и РФ в случае военного конфликта и речи быть не может. Тот же Дура пишет, что «задача защиты морских транспортных маршрутов… перед Балтийским флотом не ставится: если разразится конфликт, таких маршрутов у россиян просто не будет». И, следовательно, польские ракеты ситуацию никак не ухудшат, тем более, что как признает Дура, в отличие от Польши Россия не зависит от морской торговли на Балтике.

Серьезную проблему, впрочем, блокада морских транспортных путей может представлять для эксклавной Калининградской области (о чем польский эксперт почему-то не упомянул). Но будем реалистами – вряд ли можно было всерьез рассчитывать в случае войны на успешное прохождение в порты области морских конвоев с «большой России» и без польских ракет. Ведь берега Балтийского моря вдоль возможных маршрутов таких конвоев контролируются странами НАТО и странами-партнерами НАТО, обладающими превосходством на море и имеющими возможность разместить авиацию с противокорабельными ракетами на любых подходящих для этого аэродромах (возможно, даже в Швеции и Финляндии – авиация стран НАТО регулярно летает туда на учения).

По мнению Дура, наиболее современные корабли Балтфлота (четыре корвета проекта 20380), в которых используется стелс-технологии и которые обладают довольно современной системой ПВО, имеют возможность, оставаясь незамеченными, нанести удар по кораблям противника и вернуться на базу даже при наличии у тех ракет NSM. Под защитой БРК «Бал» и «Бастион» и «противовоздушного зонтика» в Калининградской области достаточно успешно смогут действовать и малые ракетные корабли с крылатыми ракетами «Калибр».

Несмотря на то, что сами по себе NSM – достаточно хорошие ПКР (возможно лучшие на Западе в своем классе), дальность обнаружения целей собственных РЛС польской морской ракетной части (примерно 50 км) намного меньше, чем максимальная дальность полета самих ракет (до 200-220 км). То есть эта максимальная дальность может быть достигнута только при внешнем целеуказании. А возможности польских ВМС в этом плане крайне ограничены, о чем еще в 2015 г. писал тот же Дура. По его мнению, польскому министерству национальной обороны не удалось выстроить системные решения в области разведки, позволяющие использовать все параметры ракет NSM. С тех пор ситуация кардинально не поменялась. Анонсированное введение в строй ВМС Польши разведывательной системы на основе беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), работающих на дальности в несколько сот километров, пока так и не состоялось.

Дозвуковые ракеты NSM, при всей их малозаметности, представляются вполне посильной целью для корабельных зенитных и зенитно-артиллерийских комплексов «Ураган», «Редут», «Кинжал» и «Кортик», которыми вооружены боевые корабли российского Балтфлота.

А возможный удар ракет NSM по наземным целям в Калининградской области вполне в состоянии парировать многослойная ПВО, оснащенная современными зенитными ракетными системами и комплексами С-400 «Триумф», С-300ПМ2, «Тор», а также зенитными ракетно-пушечными комплексами «Панцирь-С1».

Не стоит также забывать, что место постоянного базирования польских БРК NSM и возможные районы их развертывания находятся в радиусе поражения высокоточных оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер-М» и БРК «Бастион»[7] в Калининградской области, средств противодействия которым в польских вооруженных силах пока нет. А возможные места в Эстонии, куда могут быть переброшены ракеты NSM, перекрываются ОТРК «Искандер-М» из Ленинградской области. При этом есть еще и средства поражения класса «воздух-земля».

Конечно, БРК NSM является мобильным, но «мобильный» – не синоним слова «неуязвимый». К примеру, излучение РЛС комплекса может быть обнаружено за несколько сот километров, что облегчает его атаку с использованием противорадиолокационных ракет, которую ПВО морской ракетной части с ее автоматическими зенитными пушками и ПЗРК вряд ли сможет отразить. Для обнаружения мобильных комплексов есть также космическая, воздушная и радиоэлектронная разведка.

И, наконец, как отмечает Дмитрий Болтенков, у Балтийского флота есть еще одно важное оружие против польских ПКР. Это элитное подразделение морского спецназа – 561-й морской разведывательный пункт. Вражеские ракетные установки всегда являлись для спецназовцев одной из приоритетных целей в военное время.

Таким образом, польские ракеты NSM действительно представляют определенную (но в принципе парируемую) угрозу для Балтийского флота ВМС России и наземных целей в Калининградской области. Но говорить о том, что они радикально изменили военную ситуацию на Балтике и тем более способны «похоронить» Балтийский флот явно не стоит. Надеюсь, что этот тезис никогда не придется проверять на практике, ибо между Польшей и Россией при всей сложности наших сегодняшних отношений нет (и верю, что никогда не будет) противоречий, требующих для их разрешения применения силы.


Юрий Зверев, кандидат географических наук, доцент кафедры географии, природопользования и пространственного развития Балтийского федерального университета имени И. Канта



[1] ПКР Penguin была принята на вооружение в 1972 г. и экспортировалась Норвегией в семь иностранных государств, включая США.

[2] В 2006-2011 гг. в состав ВМС Норвегии введено пять фрегатов «Фритьоф Нансен», каждый из которых вооружен 8 ПКР NSM. 8 ноября 2018 г. один из них – «Хельге Ингстадт» (Helge Ingstad) - при возвращении с учения НАТО Trident Juncture 2018 столкнулся с мальтийским танкером «Сола ТС», сел на мель у берега и 13 ноября затонул. В начале марта 2019 г. корабль был поднят и доставлен на главную базу ВМС Хоконсверн. Министерство обороны Норвегии склоняется к решению о нецелесообразности ремонта и восстановления фрегата, поскольку постройка нового обойдется дешевле.

[3] В 1999-2012 гг. в строй введено шесть таких кораблей, каждый из которых несет 8 ракет NSM.

[4] Ракета NSM в мае 2018 г. была выбрана ВМС США для вооружения «литторальных" боевых кораблей LCS. ПКР будут собираться преимущественно из норвежских комплектующих на заводе фирмы Raytheon в Тусоне (штат Аризона). Кроме того в мае 2019 г. NSM была выбрана для оснащения подвижного берегового противокорабельного ракетного комплекса NEMSIS для морской пехоты США.

[5] Принята на вооружение в декабре 2018 г. Подробнее о ее прародительнице JASSM можно прочитать в одной из наших предыдущих статей.

[6] Загружался на 43-й базе морской авиации в Баби Доле (пригород Гдыни).

[7] БРК «Бастион», как и польские NSM, могут стрелять и по наземным целям, что было продемонстрировано не на полигонах, а в ходе реальных боевых действий в Сирии. При этом, в отличие от NSM, ракета «Оникс» этого БРК имеет максимальную скорость в 2,6 раза превышающую скорость звука (в два раз при полете у поверхности), и несет в 2,5 раза более тяжелую боеголовку (300 кг).

Загрузка...
Комментарии
22 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Попытки Запада рассматривать Беларусь как «вторую Украину» создают новые риски.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

25%

составляет запланированный рост численности литовской армии к 2024 г. Увеличить намерены как число профессиональных военных, так и резервистов

Mediametrics