31 Мая 2021 г. 09:34

Нацисты использовали детей для диверсий против Красной Армии – белорусский историк

Нацисты использовали детей для диверсий против Красной Армии – белорусский историк
Фото: yandex.net

30 мая 1942 года при Ставке верховного главнокомандования СССР был образован Центральный штаб партизанского движения. Его задачей было систематизировать работу различных партизанских формирований, что позволило разрабатывать крупные операции в тылу врага. Однако противостоять приходилось не только непосредственно немцам, но и диверсантам, подготовленным гитлеровцами из местных жителей. Как советские силы боролись с лжепартизанами и разведкой немцев, в продолжении беседы с «Евразия.Эксперт» рассказал заведующий отделом публикаций Национального архива Республики Беларусь, кандидат исторических наук Святослав Кулинок.

– Святослав Валентинович, недавно в печать вышла Ваша монография «Прислужники Гитлера. Немецкие разведывательно-диверсионные школы и курсы на территории Белоруссии 1941-1944 гг.». Что послужило главным мотивом ее создания?

– Главный мотив – научный. По мере того, как я занимался написанием своей диссертации как раз по истории разведывательной деятельности Белорусского штаба партизанского движения, в документах встречались сведения о деятельности подобных учебных центров, школ и курсов, и меня эта тема заинтересовала. Порядка 5-6 лет я собирал информацию, анализировал ее и потом начал обрабатывать.

Эта тема до настоящего времени практически не изучена в белорусской историографии. В российской историографии аналогичное направление тоже малоизучено, а подобные учебные центры, школы и курсы действовали не только в Беларуси, но и на территории России, Прибалтики и Украины, то есть по всему Восточному фронту. Малоизученность темы стала еще одним фактором. Монография писалась более 10 лет и в прошлом году была издана.

– Какие цели преследовали данные школы в Беларуси?

– Немецкие разведывательно-диверсионные школы и курсы – это такие своеобразные учебные центры, где готовилась узкоспециализированная квалифицированная немецкая разведывательная агентура. Это различные категории населения, которые обучались не стационарно (срок обучения мог быть от нескольких недель до года) разведывательно-диверсионной работе и потом их отправляли с различными заданиями.

Если мы касаемся территории Беларуси, то здесь основной задачей, которую выполняли эти центры, была борьба с Движением сопротивления, то есть с партизанским движением и городским подпольем. Для Беларуси это было приоритетное направление, поскольку партизанское движение здесь было хорошо развито, а подполье также действовало активно.

Вторым направлением была отправка этой агентуры в тыл СССР и прифронтовую полосу, но это было второстепенное направление. Если мы говорим о территории Беларуси, то здесь выявлено 14 школ, например, где готовились дети. Немцами вербовались дети-диверсанты, и они также готовились для выполнения различных заданий. Для различного рода заданий массово привлекалось женское население. Можно сказать, что процесс этот был поставлен поточно, как конвейер, было большое количество учебных заведений, которые работали фактически без остановки, и, по моим данным, от 13 до 15 тыс. агентов было подготовлено на территории Беларуси в период оккупации.

– Какое противодействие данным группировкам организовывали советские войска?

– Тут, скорее, не войска, а органы госбезопасности, и, действительно, они вели активную контрразведывательную работу. Это в первую очередь партизанские соединения и органы госбезопасности в лице спецгруппы НКВД/НКГБ, которые действовали в тылу, органов СМЕРШ и также территориальных органов, которые вылавливали шпионов на территории СССР. Одним из направлений было выявление и разоблачение этой агентуры, и здесь наблюдается тесное взаимодействие Белорусского штаба партизанского движения (БШПД) с органами НКВД и НКГБ, как республиканскими, союзными, так и территориальными.

Когда от партизан поступали, например, данные о том, что какой-либо школой готовится заброска агентуры в какой-то из районов СССР (и был списочный состав), эти данные направлялись по линии БШПД в органы НКВД, и им на месте уже легче приходилось разоблачать эту агентуру, имея их установочные данные. Кроме того, органами НКВД НКГБ проводилась работа по внедрению своих агентов в эти школы, перевербовке немецких агентов, по так называемым «радиоиграм», когда вербовался радист и затем использовался в других целях. То есть, спектр деятельности был достаточно широкий. К сожалению, большинство документов по этой теме касательно советских органов госбезопасности закрыто для исследователей, но потихоньку и эта тема начинает изучаться более активно.

– Одна из ваших статей посвящена лжепартизанским отрядам на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны. Почему немцы создавали подобные отряды? Какую роль они сыграли и как советские отряды с ними боролись?

– Главная цель создания лжепартизанских отрядов – дискредитация партизанского движения в глазах гражданского населения. То есть, действуя под видом партизан, немецкие лжепартизанские отряды убивали, насиловали, сжигали деревни, выдавая все это за деятельность партизан, чтобы таким образом вызвать недовольство и рассорить партизан с местным гражданским населением, которое было для них опорой. Надо понимать, что это такое, потому что были также группы «зеленых», группы окруженцев, просто какие-то бандитские мелкие группы, которые ушли в лес, никому там не подчинялись и просто занимались бандитизмом.

Если мы говорим про лжепартизан, то тут надо учитывать два фактора. Первое: эти отряды должны были быть созданы какими-либо немецкими спецслужбами либо органами. Второе: при своей деятельности они должны были выдавать себя за партизан. Если мы видим эти два факта, то тогда уже можно говорить о том, что данное соединение – лжепартизанское.

В принципе эта практика была характерна для всего Восточного фронта. Такие лжепартизанские соединения были выявлены и на территории Северо-Запада России, и на территории Смоленщины, и на Украине. На сегодняшний день можно говорить о том, что существование приблизительно от 25 до 30 таких групп документально подтверждается на территории Беларуси. И сами партизаны, и руководство БШПД знало о такой немецкой практике, о том, что такие отряды готовятся, партизанские отряды информировали и предупреждали о том, что возможны провокации со стороны немцев.

Имели место и успешные акции немцев в лице лжепартизанских отрядов, когда захватывались отдельные партизаны, уничтожались командиры. Однако в целом свою роль они так до конца и не сыграли. Вбить клин между партизанами и гражданским населением немцам таким путем не удалось.

– По каким источникам в основном изучается деятельность партизан в Могилевской и Витебской областях? Много ли сохранилось документов и с какими трудностями при изучении их деятельности приходится сталкиваться?

– Основной корпус документов по теме партизанского движения и в том числе по тем областям, которые вы назвали, находится в фондах Национального архива Республики Беларусь. На сегодняшний день это один из крупнейших центров хранения документов по истории партизанского движения.

Важное значение для сохранения такого значительного корпуса документов сыграло два фактора. Первое – понимание руководства партизанских органов всей важности этой документации для последующих поколений. Еще в марте 1943 г. Пономаренко был подписан приказ о порядке хранения архивных материалов партизанского движения, в котором указывалось, что все законченные материалы необходимо передавать на хранение областным партийным архивам при обкомах, а штабам партизанского движения для хранения сдавать в архивы в порядке, годном для хранения.

В апреле 1944 г. заместитель начальника БШПД Иван Ганенко разослал во все партизанские отряды и бригады указание примерно такого содержания: «в целях накапливания для истории документов, отражающих развитие партизанского движения в Беларуси, тщательно собирайте их, по возможности отправляйте в штаб или храните на месте, закладывайте указанные материалы в надежно укрытые места для последующего изъятия после освобождения района от оккупантов». Руководство партизанского движения на всех уровнях понимало важность этих документов для последующих поколений и делало все возможное, чтобы их сохранить.

И второй момент – это то, что в штабах партизанского движения была очень эффективная система документооборота и делопроизводства, которая позволила сохранить все эти документы. Огромный корпус документов хранится в Национальном архиве.

Только один фонд Белорусского штаба партизанского движения насчитывает более 11 000 единиц хранения. Также есть специальные объединенные архивные фонды по областям. Как раз и по Витебской, и по Могилевской областям есть фонды, которые рассказывают о деятельности бригад и отрядов непосредственно на этой территории.

Сами материалы есть как в подлинниках, так и в копиях. Встречаются черновики, размноженные оригиналы, машинописные и рукописные тексты, которые создавались перьевой ручкой или карандашом. Внешний вид некоторых документов несет на себе последствия партизанской жизни – многочисленные следы грязи, пребывания в воде, иногда тексты размыты. Архивные дела есть большие, есть меньшего объема, в целом весь корпус документов поддается классификации, позволяет исследователям изымать группы документов в зависимости от целей и задач, которые они преследуют. Поэтому корпус источников очень большой.

Беседовала Мария Мамзелькина

Загрузка...
Комментарии
17 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Пожалуй, впервые белорусский кейс оказался живее украинского.

Инфографика: Что дает Беларуси союз с Россией
инфографика
Цифра недели

$650 млн

составило финансирование, которое ЕАБР направил на проекты в области «зеленой» энергетики и обращения с отходами за последние 5 лет. Такая работа Банка позволит сократить выбросы СО2 на 500 тыс. тонн/год – ЕАБР

Mediametrics