12 апреля 2023 г. 17:21

Новая Концепция внешней политики России: сигналы для Центральной Азии

/ Новая Концепция внешней политики России: сигналы для Центральной Азии

Развитие взаимовыгодного сотрудничества с Россией – основной приоритет внешней политики Казахстана, отметили в МИД республики 11 апреля. Москва также намерена уделять больше внимания союзникам, согласно принятой недавно обновленной Концепции внешней политики. При этом Россия не собирается навязывать другим странам путь развития или вмешиваться в их внутренние дела. Напротив, она будет вести работу по предотвращению попыток «цветных революций» и другого вмешательства извне в дела региона. Какое значение для развития сотрудничества России с Центральной Азией будут играть эти и другие положения Концепции, разобрал эксперт Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России Евгений Коренев.

Центральная Азия в Концепции внешней политики России


В марте 2023 г. указом президента России В.В. Путина была утверждена новая Концепция внешней политики РФ. На фоне серьезной деградации отношений с Западом в документе делается особый упор на развитие евразийской интеграции. Также довольно много говорится о повороте на Восток. Закрепленная в тексте идея о необходимости построения Большого Евразийского интеграционного пространства существенно повышает геополитическую значимость центральноазиатского региона.

Несмотря на то, что регион упомянут в тексте лишь однажды и не обозначен в Концепции как отдельное региональное направление внешней политики РФ, некоторые положения документа в той или иной степени касаются Центральной Азии. Так, говорится, что Россия будет укреплять миротворческий и антикризисный потенциал ООН и ОДКБ. Именно с этой целью было принято решение о создании такого элемента связи между двумя организациями как «координирующее государство», под эгидой которого будут создаваться коллективные миротворческие силы ОДКБ для применения в операциях ООН по поддержанию мира. Не исключено, что именно в центральноазиатском регионе в ближайшие годы может возникнуть ситуация, которая потребует от РФ задействования упомянутых механизмов. Речь может идти, например, о пограничном конфликте Киргизии и Таджикистана, который в последние два года серьезно обострился.

Россия в целом ставит перед собой задачу не только предотвращать вооруженные конфликты в ближнем зарубежье и заниматься урегулированием уже возникших, но и бороться с «цветными революциями» и другими попытками вмешательства во внутренние дела ее союзников и партнеров. Это может быть крайне актуальным для государств Центральной Азии, учитывая опыт революционных событий в Киргизии, а также Андижанские события в Узбекистане, которые были использованы Западом для оказания давления на руководство страны. При этом Россия берет на себя обязательства гарантированно обеспечить безопасность союзников и партнеров даже в случае ухудшения военно-политической обстановки в мире. По сути, она хочет сохранить за собой ключевую роль в укреплении региональной безопасности в ближнем зарубежье.

Справка «Евразия.Эксперт»:

Накануне визита госсекретаря США Тони Блинкена в Центральную Азию (28 февраля – 1 марта) стало известно, что в 2023 г. Вашингтон готов потратить на «продвижение демократии» в странах региона $6 млн. Кроме того, на поддержку так называемых «лидеров общественного мнения» в Казахстане США планируют выделять гранты в $10-50 тыс. с условием, что их деятельность будет направлена на внутреннюю политику страны. Выделение грантов будет курировать посольство США в Казахстане. Сама программа будет действовать наравне с NED (деятельность организации признана нежелательной на территории РФ) и USAID, которые планируют увеличить расходы на «поддержку демократии» (то есть, финансирование оппозиционных СМИ, блогеров и НПО/НКО) до $15 млн в 2023 г.

В реалиях Центральной Азии при решении этих задач РФ может опираться не только на потенциал ОДКБ, но и на собственные военные объекты (авиабаза Кант в Киргизии, 201-я военная база в Таджикистане). В то же время, согласно Концепции, Россия будет противодействовать «размещению или усилению военной инфраструктуры недружественных государств». На практике это положение может применяться в отношении планов американцев вновь разместить свои военные объекты в Центральной Азии.

Вашингтон активизировал свои усилия на этом направлении сразу же после вывода войск из Афганистана в 2021 г. США пытались вести диалог как с центральноазиатскими государствами-членами ОДКБ, так и с Узбекистаном, но успеха не добились. Однако совершенно очевидно, что американцы на фоне проведения российской СВО будут пытаться максимально осложнить военно-политическую ситуацию для РФ в том числе в Центральной Азии. С этой целью они будут искать варианты для наращивания своего военного присутствия в регионе в ближайшее время.

Биобезопасность и афганское урегулирование


Есть и еще один сюжет в Концепции, который тесно связан с деструктивной деятельностью США на постсоветском пространстве в целом и в Центрально-Азиатском регионе в частности. Хотя прямо Вашингтон при этом в документе и не упоминается. Речь идет о печально известных биолабораториях и порождаемых ими биологических угрозах. В настоящее время американцы имеют целый ряд подобных объектов в Центральной Азии, большая часть из которых расположена на казахстанской территории. Более того, американцы планируют строительство к 2026 г. в поселке Гвардейский Жамбылской области Казахстана лаборатории BSL-4 (объект четвертого уровня биологической безопасности, имеющий высокий для человека и общества риск изучаемых вирусов) и подземного хранилища для коллекции опасных и особо опасных штаммов. Понятно, что такая активность американцев не нравится РФ, поэтому Москва готовится реагировать на нее.

Согласно Концепции, для обеспечения собственной биологической безопасности Россия будет расследовать случаи «предполагаемой разработки, размещения и применения биологического и токсинного оружия, прежде всего на территориях сопредельных государств». Ключевыми задачами на этом направлении также будут являться предотвращение терактов и диверсий, совершаемых с использованием опасных патогенов, и ликвидация их последствий, а также расширение сотрудничества с союзниками по ОДКБ и партнерами по СНГ в области биобезопасности. Стоит сказать, что борьба с биологическими угрозами и обеспечение биологической безопасности союзников – одни из главных приоритетов белорусского председательства в Организации Договора о коллективной безопасности в этом году. Об этом еще на саммите ОДКБ в Ереване в ноябре 2022 г. говорил президент Беларуси Александр Лукашенко, предлагая государствам-членам разобраться с зарубежными биолабораториями на своей территории.

Афганской проблематике, которая так важна для центральноазиатских республик и особенно Таджикистана, тоже нашлось место в Концепции. Правда, в предыдущей версии документа контуры афганского урегулирования были прописаны российским руководством более детально. Теперь не делается акцент на вопросах безопасности, как ранее. Говорится о необходимости общего урегулирования ситуации в Афганистане, чтобы появились перспективы интеграции страны в евразийское пространство сотрудничества.

Сделать это удастся лишь при формировании такой политической системы государства, которая будет отвечать интересам всех этнических групп. Как известно, именно на этом настаивает Таджикистан. Среди всех государств региона он наиболее жестко критикует афганское руководство за несоблюдение принципа инклюзивности при формировании властных институтов. Москва, позиция которой, по сути, совпадает с позицией Душанбе по данному вопросу, предлагает действовать менее радикально, чтобы не осложнить процесс урегулирования.

Поворот на восток и новые форматы отношений


Большое внимание в Концепции, по понятным причинам, уделяется повороту на Восток и формированию широкого интеграционного контура – Большого Евразийского партнерства. Для достижения наибольшего эффекта планируется объединить потенциалы всех государств и важнейших региональных структур Евразии, таких как Евразийский экономический союз, ШОС и АСЕАН, осуществить сопряжение планов развития ЕАЭС и китайской инициативы «Один пояс, один путь». Безусловно, ставку планируется сделать на ЕАЭС, задействовав экономический потенциал добрососедства, однако сотрудничество будет развиваться и с теми странами, которые в него не входят. Поэтому на центральноазиатском направлении можно ожидать активизацию взаимодействия РФ не только с Казахстаном и Киргизией, но и с другими странами региона.

Вообще, интеграционные процессы на евразийском пространстве в своем новом концептуальном документе Москва стремится рассматривать как многомерные, предполагающие совершенно разные, в том числе и новые, форматы многосторонних отношений между Россией и государствами центральноазиатского региона. Речь, по всей видимости, идет о запуске на постоянной основе саммита «Россия – Центральная Азия» на уровне глав государств, первое заседание которого состоялось 14 октября 2022 г. в Астане. В последние годы подобный формат при выстраивании отношений с государствами региона использовали все ключевые геополитические игроки, включая США и Китай. Было очень странно, что РФ, обладающая серьезными преимуществами, не применяла подобных механизмов. Теперь, очевидно, планируется наверстать упущенное.

Безусловно, Центральная Азия очень важна с точки зрения реализации на евразийском пространстве масштабных проектов в транспортно-логистической сфере. В Концепции говорится о необходимости совершенствования инфраструктуры международного транспортного коридора «Европа – Западный Китай». Значительная часть этого маршрута проходит через территорию Казахстана (около 2800 км). Это существенно повышает значимость страны как одного из крупнейших евразийских транзитных центров. Кроме того, одной из важнейших задач, обозначенных в документе, является укрепление сотрудничества в зоне Каспийского моря, что, безусловно, потребует активизации отношений РФ с Казахстаном и Туркменистаном.

Евразийский миттельшпиль


Идея известного американского политолога Збигнева Бжезинского о том, что Евразию можно рассматривать в качестве «великой шахматной доски», на которой разыгрываются важнейшие партии мировой политики, выраженная 25 лет назад, выглядит по-прежнему актуально. Сегодня шахматная партия вступает здесь в миттельшпиль, то есть в ту часть игры, когда развиваются все ключевые события: атака и защита, позиционное маневрирование. Разыгрываются различные комбинации.

Публикация новой Концепции внешней политики России знаменует окончание определенного этапа затянувшейся ревизии традиционных внешнеполитических установок, многие из которых оставались неизменными еще с 1990-х гг. Теперь Москва делает главную ставку в большой геополитической игре на Евразию, а не на Запад. В этих обстоятельствах чрезвычайно важную роль будут играть отношения РФ с государствами Центральной Азии в сфере безопасности и экономики.

Выстроив конструктивное и полноформатное взаимодействие с партнерами и союзниками в Центральной Азии, Россия может получить преимущество при формировании своего видения большого евразийского интеграционного проекта. Чтобы не упустить инициативу, нужно уже в ближайшее время начать реализацию тех амбициозных положений, которые закреплены в новой версии Концепции внешней политики РФ.


Евгений Коренев, кандидат исторических наук, доцент Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского, эксперт Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России

Загрузка...
Комментарии
24 июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Обращение нового главного редактора.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

62%

составил рост международных железнодорожных перевозок ЕАЭС по коридору «Север-Юг» по итогам первого квартала 2023 г. – Евразийская экономическая комиссия

Mediametrics