05 Августа 2019 г.

Участие ОДКБ поможет решить проблемы на границе Кыргызстана и Таджикистана – эксперт

Участие ОДКБ поможет решить проблемы на границе Кыргызстана и Таджикистана – эксперт
Фото: rferl.org

В конце июля на границе Кыргызстана и Таджикистана обострилась обстановка: случился вооруженный конфликт между жителями приграничных сел. Аналогичные инциденты случались и раньше – например, в марте 2019 г., однако этот последний конфликт получил особое внимание правительств двух стран, поскольку произошел накануне переговоров президентов по вопросу делимитации границ. В итоге лидеры Кыргызстана и Таджикистана встретились с жителями конфликтующих сел лично, попросив граждан «не идти на поводу у провокаторов». Об истории пограничных проблем двух центральноазиатских республик и о том, что мешает властям их решать, в интервью порталу «Евразия.Эксперт» рассказал политолог, сопредседатель Клуба региональных экспертов «Пикир» (Кыргызстан) Игорь Шестаков.

– В чем вы видите истоки пограничного кризиса между Кыргызстаном и Таджикистаном? Что приводит к таким конфликтам, который произошел между жителями Ак-Сая и Воруха?

– Каждая сторона считает претензии соседа нелегитимными – это одна из причин затянувшегося конфликта. История конфликтов между Кыргызстаном и Таджикистаном в приграничных районах тянется еще с советских времен. Когда я бывал на юге страны, мне не раз приходилось слышать, что еще во времена СССР возникали противостояния между жителями соседних сел. Особенно они обострялись в сезон посевных кампаний – прежде всего, из-за поливной воды.

В то время эту проблему старались «замолчать», чтобы не создавать неприятностей для партийных руководителей республик. Но конфликтные случаи и тогда приводили к тому, что были пострадавшие – то есть, это были не просто словесные перепалки. С появлением независимости и государственных границ у сторон остались нерешенные территориальные споры. Между Кыргызстаном и Таджикистаном делимитировано только около половины границы.

Кризис усугубляется наличием анклавов между двумя странами, и это только повышает уровень конфликтности. И, в целом, эти инциденты являются регулярными: подобные конфликты были и в марте месяце, и в предыдущие годы. Если посмотреть статистику, то подобные происшествия случаются почти каждый год.

Представители официальных структур всегда указывали на три проблемы, которые провоцировали жителей приграничных районов на выяснение отношений – вопросы воды, земли (есть факты ползучей экспансии со стороны Таджикистана) и контрабанды.

Эти приграничные территории находятся на пути наркотрафика из Афганистана. В обратную сторону, из Кыргызстана в Таджикистан, идет контрабанда ГСМ. И по сути дела, эти конфликты выгодны, прежде всего, самим контрабандистам. Пока пограничные службы отвлекаются на тушение этих «пожаров», наркодельцы перебрасывают наркотики.

– В чем сложность решения проблемы? Какие пути урегулирования вы видите?

– В этом вопросе есть два видения решения проблемы. В Советском союзе границы двух республик менялись. Таджикистан настаивает, что надо брать за образец карту, которая была составлена вначале 20‑х гг. прошлого века, о территориальном разделе Таджикской и Киргизской ССР. В свою очередь, официальный Бишкек указывает на карту, составленную в 50‑е гг. XX века.

В общем, споры вполне закономерны. Когда я бывал на границе, то видел, что в некоторых местах линия разграничения проходила прямо посреди села и даже через дом. То есть, дом надо было разделить на две части, чтобы провести границу. И таких примеров немало. В этом тоже заключается сложность переговоров: прийти к общему знаменателю в таких условиях непросто.

Земельный вопрос, как я уже говорил, в этом плане тоже играет ключевую роль. На один и тот же участок – например, для выпаса скота – могут одновременно претендовать жители населенных пунктов из разных стран.

Поэтому различные силы – и это не только контрабандисты – разжигают подобные конфликты, чтобы манипулировать населением, с целью показать, что власти не в состоянии решить проблему границы.

Я, например, часто слышал от тех, кто там находился, такую версию мартовского инцидента на границе: в этом были замешаны представители исламских радикальных группировок. Они появились в момент конфликта как на кыргызской, так и на таджикской стороне и пытались своими действиями только усугубить обстановку – демонстрируя, таким образом, что два светских государства не в состоянии решить эту проблему. Можно сказать, что это третья сила, которая является оппозицией как Душанбе, так и Бишкеку.

– Что может помочь двум странам справиться с этой третьей силой?

– Мне кажется, что в целом необходимо не только опираться на решения только официальных структур. Для начала стоит отметить, что переговоры о границах – всегда закрытая тема для общественности и СМИ. Поскольку вопросы достаточно сложные и серьезные, требуют решения без политического популизма. Получается, что общественность приграничных районах находится в информационной изоляции и до людей доходят только какие-то слухи и домыслы.

На мой взгляд, надо подключать народную дипломатию. Как известно Кыргызстан располагает большим числом НПО, которые располагаются в том числе и в южных регионах.

Если приграничные проблемы будут решаться не с помощью грубой силы, а путем дискуссий, проведением круглых столов, общественных слушаний, дней культуры и других гуманитарных акций, то путь для установления диалога который бы привел к общественному консенсусу, был бы оптимальным для всех.

Есть точки соприкосновения между общественностью и бизнесом двух стран в приграничных районах. СМИ, в свою очередь, следует объективно освещать происшествия в тех местах. По конфликту в июле в некоторых издания Кыргызстана и Таджикистана были элементы информационной войны, которые только подливали масло в огонь.

Правительству следует уделить народной дипломатии первоочередное значение. Не ждать, когда придет зарубежный донор и выделит средства на проведение соответствующих мероприятий, а самим все сделать.

– Говоря о зарубежном участии, могут ли помочь в разрешении вопроса региональные международные организации?

– ОДКБ стоит подключиться к этому решению этих вопросов, так как эти вооруженные конфликты происходят на территории стран-членов организации. [Организация может] стать хотя бы площадкой для проведения экспертных дискуссий между представителями двух стран. Ведь сейчас нет фактически диалога между экспертами Кыргызстана и Таджикистана о том, как урегулировать этот конфликт. Каждая сторона выдвигает свою версию, и зачастую эти версии противостоят друг другу.

Есть также ШОС и ЕАЭС. Во всяком случае, нужен некий международный арбитр, на площадке которого можно обсуждать эти темы представителям различных государственных и экспертных структур.

Хоть Таджикистан и не входит в Евразийский союз, но в Душанбе регулярно проходят встречи бизнес-кругов для обсуждения экономического сотрудничества. Бизнесу мешают все эти конфликты, которые делают напряженными отношениями между странами.

Нужно подключать все необходимые возможности, чтобы граница между Кыргызстаном и Таджикистаном была границей мира. То, что сейчас происходит с эвакуацией целых сел, хоть и отдаленно, но напоминает боевые действия, и, как я уже сказал, выгодно тем деструктивным силам, которые заинтересованы в дестабилизации обстановки в центральноазиатском регионе.

– Какую роль в решении вопроса будет играть встреча президентов Жээнбекова и Рахмона?

– Встреча двух президентов уже получила имидж исторической, так как они впервые встретились в приграничном районе.

Для Жээнбекова этот дружественный визит был очень важен, поскольку именно он отвечает за внешнюю политику и безопасность страны. И является главным ответственным лицом за урегулирования этого конфликта. Тем более что эти события на юге Кыргызстана происходили со стороны очередных ультиматумов со стороны экс-президента Алмазбека Атамбаева, который критиковал власти республики за то, что они медлят с решением этой проблемы.

Поэтому президенту было важно показать, что он предпринимает все усилия и снизить градус напряженности на южных границах Кыргызской Республики.

В свою очередь Рахмону также необходимо прилагать усилия, чтобы в стране не было еще одной горячей точки. Для официально Душанбе часто возникают проблемы в Горно-Бадахшанской автономной области, поэтому появление еще одной проблемы не добавляет ни стабильности, ни безопасности Таджикской Республики.

Президенты пришли к некому консенсусу, чтобы от простых решений перейти к общему признанию границу. Протяженность границы Кыргызстана с Таджикистаном составляет 970 километров, на сегодняшний день из них согласовано всего 519 км. Путь к решению проблем, связанных с делимитацией границ, это путь компромиссов. И мне кажется, что президенты готовы к этому.


Беседовал Евгений Погребняк (Джалал-Абад, Кыргызстан)

Загрузка...
Комментарии
11 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Парламентские выборы откроют новый политический цикл в Беларуси.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$335,5 млн

составила сумма сделок, заключенных на полях Первого Каспийского экономического форума. Всего было заключено 72 различных соглашения

Mediametrics