25 Июня 2019 г. 18:07

«Опасная игра». Как Беларуси не проиграть в торговле с Китаем

«Опасная игра». Как Беларуси не проиграть в торговле с Китаем
Фото: contrast.plus

Китай выступает стратегическим партнером для Республики Беларусь – об этом заявил президент Беларуси Александр Лукашенко на саммите ШОС в Бишкеке 16 июня. На слуху у всех парк высоких технологий «Великий камень». Тем не менее, многие эксперты и аналитики сегодня высказывают скепсис в отношении белорусско-китайских отношений и перспективы их дальнейшего развития на взаимовыгодных условиях. Опасения вызывает в первую очередь перекос импортно-экспортного баланса. Как идет торговля между Беларусью и Китаем сейчас, а также планы и перспективы совместного сотрудничества двух стран оценил кандидат исторических наук, международный обозреватель Павел Потапейко.

Вопрос баланса


В 2015 г. товарооборот Беларуси с Китаем превысил $3 млрд, в 2018 г. достиг исторического максимума – $3,63 млрд (110% к 2017 г.). Китай – третий торговый партнер Беларуси. Экспорт диверсифицируется: если в 2006 г. было 153 позиции, то в 2018 г. – 266. Беларусь продает калийные удобрения, лен-сырец, комбайны, крахмал, спирт, алкоголь, шерсть и электронные интегральные схемы. Наблюдается рост продукции деревообработки. Но истинный прорыв – по сельхозпродукции. Если в 2015 г. калийные удобрения составляли 80% экспорта, то в 2018 г. – уже 57%, их теснит продукция АПК.

Лидеры в экспорте услуг– строительство и транспорт (80%). Эксперты советуют развивать услуги в сфере туризма (включая оздоровительный) и образования.

Проблемой остается отрицательное сальдо. Усилия правительства дают результат: в 2018 г. экспорт вырос на 133%. Однако это лишь $482,4 млн, т.е. примерно в 6 раз меньше импорта.

Впрочем, за январь-февраль этого года рост составил уже 171% к январю-февралю 2018 г.

Импорт из Китая в 2018 г. включал 884 позиции. Треть роста пришлась на инновации – компьютерные и телекоммуникационные комплектующие, которые не производятся в Беларуси. До 20% связано с китайскими инвестпроектами. Это аппаратура, электроника, осветительное оборудование и т.п. Столько же – около 20% – сырье и комплектующие для предприятий («МАЗ», «БМЗ», «Белджи», «Горизонт» и др.). Растет даже такая статья, как запчасти для тракторов – с $27 млн в 2008 г. до $129 млн в 2018 г.

До 2015 г. Экспортно-импортный банк Китая и Государственный банк развития Китая открыли Беларуси кредитные линии на общую сумму $14 млрд. Предоставлены были также два льготных правительственных кредита на $1 млрд каждый. В ходе визита Си Цзиньпина в мае 2015 г. было объявлено о предоставлении льготного правительственного кредита на $3 млрд и коммерческого на $4 млрд. За 2017 г. КНР инвестировала еще $275 млн, а в 2018 – 340 млн, из них 187 млн прямых инвестиций.

Великий камень


Беларусь активно участвует в китайской инициативе «Один пояс и один путь», в т.ч. посредством Белорусско-китайского индустриального парка «Великий камень». Это особая экономическая зона со специальным режимом на 50 лет (до 2062 г.), выделенная в территориальную единицу. Приоритеты – высокие технологии, электроника, биомедицина, тонкая химия, машиностроение. Строится «бизнес-инкубатор» для инновационных стартапов. Указом президента «Великий камень» получил с января 2019 г. статус территориальной особой экономической зоны (ТОЭЗ), с максимальными в ЕАЭС таможенными и иными льготами. Согласно Таможенному кодексу ЕАЭС, Беларусь имеет право создать 2 ТОЭЗ (Россия – 3, Казахстан, Армения и Кыргызстан – по 1).

Резиденты смогут организовать работу по кластерному принципу, когда на территории одной зоны таможенного контроля допускается деятельность других резидентов без создания отдельных таможенных зон – такого в Беларуси не имела ни одна СЭЗ. Резиденты освобождаются от налога на прибыль на 10 лет, да и потом будут платить по уменьшенной вполовину ставке. Также им не нужно платить НДС, налог на недвижимость и земельный налог. Подоходный налог до 2027 г. – 9%. Есть и другие льготы и преференции.

На первом этапе будет создано 10 тыс. рабочих мест, а по окончании строительства – 132 тыс. (с учетом приезжающих из Минска и районов). Планируется, что новый город-спутник столицы будет не только технологичный, но и экологический: «Великий камень» первым в РБ прошел экспертизу Еврокомиссии и получил статус экогорода. Идет строительство инфраструктуры и жилья, закончены основная инфраструктура, бизнес-центр, гостиница, крупнейший в Беларуси торгово-выставочный комплекс, склады, ряд производственных корпусов, контейнерный терминал. Строится специальная железнодорожная ветка. К 2021 г. завершится первый этап.

Китайцы подчеркивают: плюсы Беларуси – выгодное географическое положение, безопасность, стабильность, человеческий потенциал, развитая производственная база. В силу этого Пекин связывает с «Камнем» большие надежды. Он должен стать важным связующим звеном на пути из Азии в Европу, опорной точкой Шелкового пути.

На апрель 2019 г. в парке было уже 43 резидента из более 10 стран, пришли инвестиции почти на $1,5 млрд. Сформирована администрация, в Китае создана «Компания по развитию индустриального парка «Великий камень» (доля Беларуси в ее уставном фонде – 32%). Не считая китайцев, белорусов и россиян, есть резиденты из США, Германии, Австрии, Израиля, Канады, Литвы. К концу 2020 г. их будет от 70 (по китайским прогнозам) до 100 (по белорусским), а объем инвестиций возрастет до $2 млрд. По прогнозу предыдущего премьера Андрея Кобякова, к 2021 г. «Великий камень» должен произвести продукции на $1 млрд, будет 6,5 – 7 тыс. рабочих мест.

Обсуждается или начато создание в «Великом камне» «субпарков» ряда провинций – Шэньси, Чжэцзяна, Сычуани и др. В ноябре 2018 г. парк подписал меморандум о взаимопонимании с Международной финансовой корпорацией, а в феврале 2019 г. – с Евразийским банком развития, предусматривающие совместное привлечение инвесторов и финансирование ряда проектов. Резидент «Цифроград-Цзяньи» хочет к 2020 г. сделать «Камень» «цифровым городом», с платформой для управления большими данными. Строится центр их хранения и обработки.

Другая компания ввела в эксплуатацию завод суперконденсаторов для электробусов, как для белорусского рынка (можно видеть на улицах Минска), так и на экспорт в ЕАЭС. А китайско-белорусское совместное предприятие «МАЗ-Вэйчай» – завод дизельных двигателей стандарта Евро-5 и Евро-6, тестирование прошло в ноябре.

Немецкая компания Dieffenbacher – займется композитными материалами, заменяющими металлоконструкции. Американская компания будет выпускать станки с лазерным оборудованием, ее объект почти достроен вместе с учебным центром. Другие резиденты собираются производить солнечные панели (израильская компания, которая уже нашла покупателя в Швейцарии), беспилотники – автомобили и БПЛА.

Китайско-белорусский высокотехнологичный аэрокосмический центр исследований и разработок будет вести в парке научно-исследовательскую деятельность в сфере космических технологий. Есть планы заняться телекоммуникационными спутниками, гаджетами для виртуальной и дополненной реальности и другими хайтек-инновациями. Планируется выращивать искусственные сапфиры (белорусско-российский проект). Один из крупнейших резидентов (и китайских инвесторов в Беларуси) – корпорация CITIC Group – готовится делать в «Великом камне» специализированных роботов для тушения пожаров. Создан белорусско-китайский проектный институт «Ситик-Белпромпроект», планируется второй, на базе «Белгоспроекта» с участием китайцев. Не забыт и АПК – белорусский резидент строит завод ветеринарных препаратов по новым для страны стандартам.

В мае 2018 г. немецкая Duisburger Hafen, управляющая крупнейшим в мире внутренним портом – Дуйсбург, одной из конечных точек «Пояса и пути» – вошла в число акционеров управляющей компании парка. Она намеревается построить в парке интермодальный железнодорожный терминал обработки грузов – работы начнутся уже в 2019. Будет развиваться и авиационная логистика. Вообще, одна из целей создания «Великого камня» – получить мощную логистическую платформу мирового класса для нового «шелкового пути».

Уход от диспропорций


Необходимо осмыслить, какие именно шаги уместно предпринять для роста белорусского экспорта, и что охотнее всего будут покупать китайцы у белорусов. Кроме того, существует проблема с товаропроводящей сетью: не так много специалистов, знающих китайский рынок и язык, еще не до конца отработана логистика и самостоятельный выход на розничные сети, что сказывается на добавленной стоимости. Здесь можно подумать о работе в китайских соцсетях, например Weibo, и интернет-магазинах вроде Tmall от бизнес-империи Alibaba.

В 2018 г. были анонсированы планы открыть в крупнейших городах Китая 100 магазинов белорусских товаров. Кое-где они уже открыты – например, в г. Гуйян (южная провинция Гуйчжоу).

В Китае бум внутреннего производства по самым разным позициям, включая и те, где сильны мы. Стало быть, риск есть. Но, с другой стороны, сейчас идет торговая война Китая с США, а значит, имеется шанс попытаться заместить возможные производственные цепочки американских комплектующих там, где это возможно.


Павел Потапейко, кандидат исторических наук, международный обозреватель

Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

140


предприятий Кыргызстана стали экспортировать продукцию в страны ЕАЭС к 2020 г., что в 7 раз больше, чем в 2017 г.

Mediametrics