25 Июня 2019 г. 18:07

«Опасная игра». Как Беларуси не проиграть в торговле с Китаем

«Опасная игра». Как Беларуси не проиграть в торговле с Китаем
Фото: contrast.plus

Китай выступает стратегическим партнером для Республики Беларусь – об этом заявил президент Беларуси Александр Лукашенко на саммите ШОС в Бишкеке 16 июня. На слуху у всех парк высоких технологий «Великий камень». Тем не менее, многие эксперты и аналитики сегодня высказывают скепсис в отношении белорусско-китайских отношений и перспективы их дальнейшего развития на взаимовыгодных условиях. Опасения вызывает в первую очередь перекос импортно-экспортного баланса. Как идет торговля между Беларусью и Китаем сейчас, а также планы и перспективы совместного сотрудничества двух стран оценил кандидат исторических наук, международный обозреватель Павел Потапейко.

Вопрос баланса


В 2015 г. товарооборот Беларуси с Китаем превысил $3 млрд, в 2018 г. достиг исторического максимума – $3,63 млрд (110% к 2017 г.). Китай – третий торговый партнер Беларуси. Экспорт диверсифицируется: если в 2006 г. было 153 позиции, то в 2018 г. – 266. Беларусь продает калийные удобрения, лен-сырец, комбайны, крахмал, спирт, алкоголь, шерсть и электронные интегральные схемы. Наблюдается рост продукции деревообработки. Но истинный прорыв – по сельхозпродукции. Если в 2015 г. калийные удобрения составляли 80% экспорта, то в 2018 г. – уже 57%, их теснит продукция АПК.

Лидеры в экспорте услуг– строительство и транспорт (80%). Эксперты советуют развивать услуги в сфере туризма (включая оздоровительный) и образования.

Проблемой остается отрицательное сальдо. Усилия правительства дают результат: в 2018 г. экспорт вырос на 133%. Однако это лишь $482,4 млн, т.е. примерно в 6 раз меньше импорта.

Впрочем, за январь-февраль этого года рост составил уже 171% к январю-февралю 2018 г.

Импорт из Китая в 2018 г. включал 884 позиции. Треть роста пришлась на инновации – компьютерные и телекоммуникационные комплектующие, которые не производятся в Беларуси. До 20% связано с китайскими инвестпроектами. Это аппаратура, электроника, осветительное оборудование и т.п. Столько же – около 20% – сырье и комплектующие для предприятий («МАЗ», «БМЗ», «Белджи», «Горизонт» и др.). Растет даже такая статья, как запчасти для тракторов – с $27 млн в 2008 г. до $129 млн в 2018 г.

До 2015 г. Экспортно-импортный банк Китая и Государственный банк развития Китая открыли Беларуси кредитные линии на общую сумму $14 млрд. Предоставлены были также два льготных правительственных кредита на $1 млрд каждый. В ходе визита Си Цзиньпина в мае 2015 г. было объявлено о предоставлении льготного правительственного кредита на $3 млрд и коммерческого на $4 млрд. За 2017 г. КНР инвестировала еще $275 млн, а в 2018 – 340 млн, из них 187 млн прямых инвестиций.

Великий камень


Беларусь активно участвует в китайской инициативе «Один пояс и один путь», в т.ч. посредством Белорусско-китайского индустриального парка «Великий камень». Это особая экономическая зона со специальным режимом на 50 лет (до 2062 г.), выделенная в территориальную единицу. Приоритеты – высокие технологии, электроника, биомедицина, тонкая химия, машиностроение. Строится «бизнес-инкубатор» для инновационных стартапов. Указом президента «Великий камень» получил с января 2019 г. статус территориальной особой экономической зоны (ТОЭЗ), с максимальными в ЕАЭС таможенными и иными льготами. Согласно Таможенному кодексу ЕАЭС, Беларусь имеет право создать 2 ТОЭЗ (Россия – 3, Казахстан, Армения и Кыргызстан – по 1).

Резиденты смогут организовать работу по кластерному принципу, когда на территории одной зоны таможенного контроля допускается деятельность других резидентов без создания отдельных таможенных зон – такого в Беларуси не имела ни одна СЭЗ. Резиденты освобождаются от налога на прибыль на 10 лет, да и потом будут платить по уменьшенной вполовину ставке. Также им не нужно платить НДС, налог на недвижимость и земельный налог. Подоходный налог до 2027 г. – 9%. Есть и другие льготы и преференции.

На первом этапе будет создано 10 тыс. рабочих мест, а по окончании строительства – 132 тыс. (с учетом приезжающих из Минска и районов). Планируется, что новый город-спутник столицы будет не только технологичный, но и экологический: «Великий камень» первым в РБ прошел экспертизу Еврокомиссии и получил статус экогорода. Идет строительство инфраструктуры и жилья, закончены основная инфраструктура, бизнес-центр, гостиница, крупнейший в Беларуси торгово-выставочный комплекс, склады, ряд производственных корпусов, контейнерный терминал. Строится специальная железнодорожная ветка. К 2021 г. завершится первый этап.

Китайцы подчеркивают: плюсы Беларуси – выгодное географическое положение, безопасность, стабильность, человеческий потенциал, развитая производственная база. В силу этого Пекин связывает с «Камнем» большие надежды. Он должен стать важным связующим звеном на пути из Азии в Европу, опорной точкой Шелкового пути.

На апрель 2019 г. в парке было уже 43 резидента из более 10 стран, пришли инвестиции почти на $1,5 млрд. Сформирована администрация, в Китае создана «Компания по развитию индустриального парка «Великий камень» (доля Беларуси в ее уставном фонде – 32%). Не считая китайцев, белорусов и россиян, есть резиденты из США, Германии, Австрии, Израиля, Канады, Литвы. К концу 2020 г. их будет от 70 (по китайским прогнозам) до 100 (по белорусским), а объем инвестиций возрастет до $2 млрд. По прогнозу предыдущего премьера Андрея Кобякова, к 2021 г. «Великий камень» должен произвести продукции на $1 млрд, будет 6,5 – 7 тыс. рабочих мест.

Обсуждается или начато создание в «Великом камне» «субпарков» ряда провинций – Шэньси, Чжэцзяна, Сычуани и др. В ноябре 2018 г. парк подписал меморандум о взаимопонимании с Международной финансовой корпорацией, а в феврале 2019 г. – с Евразийским банком развития, предусматривающие совместное привлечение инвесторов и финансирование ряда проектов. Резидент «Цифроград-Цзяньи» хочет к 2020 г. сделать «Камень» «цифровым городом», с платформой для управления большими данными. Строится центр их хранения и обработки.

Другая компания ввела в эксплуатацию завод суперконденсаторов для электробусов, как для белорусского рынка (можно видеть на улицах Минска), так и на экспорт в ЕАЭС. А китайско-белорусское совместное предприятие «МАЗ-Вэйчай» – завод дизельных двигателей стандарта Евро-5 и Евро-6, тестирование прошло в ноябре.

Немецкая компания Dieffenbacher – займется композитными материалами, заменяющими металлоконструкции. Американская компания будет выпускать станки с лазерным оборудованием, ее объект почти достроен вместе с учебным центром. Другие резиденты собираются производить солнечные панели (израильская компания, которая уже нашла покупателя в Швейцарии), беспилотники – автомобили и БПЛА.

Китайско-белорусский высокотехнологичный аэрокосмический центр исследований и разработок будет вести в парке научно-исследовательскую деятельность в сфере космических технологий. Есть планы заняться телекоммуникационными спутниками, гаджетами для виртуальной и дополненной реальности и другими хайтек-инновациями. Планируется выращивать искусственные сапфиры (белорусско-российский проект). Один из крупнейших резидентов (и китайских инвесторов в Беларуси) – корпорация CITIC Group – готовится делать в «Великом камне» специализированных роботов для тушения пожаров. Создан белорусско-китайский проектный институт «Ситик-Белпромпроект», планируется второй, на базе «Белгоспроекта» с участием китайцев. Не забыт и АПК – белорусский резидент строит завод ветеринарных препаратов по новым для страны стандартам.

В мае 2018 г. немецкая Duisburger Hafen, управляющая крупнейшим в мире внутренним портом – Дуйсбург, одной из конечных точек «Пояса и пути» – вошла в число акционеров управляющей компании парка. Она намеревается построить в парке интермодальный железнодорожный терминал обработки грузов – работы начнутся уже в 2019. Будет развиваться и авиационная логистика. Вообще, одна из целей создания «Великого камня» – получить мощную логистическую платформу мирового класса для нового «шелкового пути».

Уход от диспропорций


Необходимо осмыслить, какие именно шаги уместно предпринять для роста белорусского экспорта, и что охотнее всего будут покупать китайцы у белорусов. Кроме того, существует проблема с товаропроводящей сетью: не так много специалистов, знающих китайский рынок и язык, еще не до конца отработана логистика и самостоятельный выход на розничные сети, что сказывается на добавленной стоимости. Здесь можно подумать о работе в китайских соцсетях, например Weibo, и интернет-магазинах вроде Tmall от бизнес-империи Alibaba.

В 2018 г. были анонсированы планы открыть в крупнейших городах Китая 100 магазинов белорусских товаров. Кое-где они уже открыты – например, в г. Гуйян (южная провинция Гуйчжоу).

В Китае бум внутреннего производства по самым разным позициям, включая и те, где сильны мы. Стало быть, риск есть. Но, с другой стороны, сейчас идет торговая война Китая с США, а значит, имеется шанс попытаться заместить возможные производственные цепочки американских комплектующих там, где это возможно.


Павел Потапейко, кандидат исторических наук, международный обозреватель

Загрузка...
Комментарии
17 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Западные фобии, что Лукашенко объединится с Россией, отброшены.

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

97,2%

составила эффективность вакцины «Спутник V» в Беларуси по данным более 860 тыс. человек, которые получили прививку российским препаратом за период с января по июль 2021 г. – Минздрав Беларуси

Mediametrics