08 Декабря 2016 г. 19:45

Ось «Россия-Турция-Иран»: миф или реальность?

Ось «Россия-Турция-Иран»: миф или реальность?
Президент Турции Реджеп Эрдоган.
Фото: minval.az

6 декабря президент Реджеп Эрдоган подписал закон о ратификации соглашения по «Турецкому потоку», который, как недавно казалось, навсегда забыт. В этот же день в Москву прибыл премьер-министр Турции Бинали Йылдырым для обсуждения экономических отношений. Реанимация «Южного потока» и постепенная разморозка торговли Москвы и Анкары вызвали спекуляции о формировании нового треугольника «Россия-Турция-Иран».

Непредсказуемая турецкая линия

Директор Центра изучения современной Турции Амур Гаджиев, выступая на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня», отметил, что сегодня турецкая внешняя политика находится под воздействием как внутренних процессов, так и под давлением внешних игроков, которые с помощью своих лоббистских структур влияют на курс Анкары. По его мнению, «это выражается, в частности, в не всегда последовательной внешней политике Турецкой республики».

Свежий пример – недавнее заявление Р. Эрдогана о том, что целью турецкой армии в Сирии является свержение режима Б. Асада, которое вскоре было опровергнуто.

Другим примером является стремление Турции вступить в ЕС. Известно, что Турция является кандидатом в члены ЕС, однако сталкиваясь с препятствиями на этом пути, Анкара декларирует готовность включиться в другие объединения. Например, в ЕАЭС и ШОС.

Так, Турция уже выбрана председателем Энергетического клуба ШОС в 2017 г., который прежде возглавляли только страны-члены ШОС. Кроме того, Р. Эрдоган заявлял, что Турция ведет переговоры с Ираном, Россией и Китаем о переходе к расчетам в национальных валютах.

Вместе с тем, А. Гаджиев скептически оценивает перспективы присоединения Турции к ШОС, так как Турция получает «неплохие дивиденды», выступая кандидатом в члены ЕС. Еще большие сомнения у экспертов вызывает формирование союза Россия-Иран-Турция, упоминания которого можно встретить в прессе в последнее время. Цели и планы трех государств все еще существенно расходятся: Иран нацелен на вступление в ШОС, Турция, в свою очередь, член НАТО и кандидат на вступление в ЕС.

Востоковед-тюрколог, руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев соглашается, что политический союз маловероятен, но есть возможность формирования объединения на почве общих интересов в сфере транспорта.

Трудности сотрудничества

Ю. Мавашев отметил необходимость восстановления отношений России и Турции не только на политическом, но и на общественном уровне. По его мнению, народы оказались не готовы к восстановлению отношений, особенно это касается россиян. В подтверждение он привел результаты исследования Фонда «Общественное мнение»: 60% россиян считают, что России не следует спешить восстанавливать отношения с Турцией. В свою очередь, только 27% респондентов считают, что России следует взять курс на восстановление российско-турецких отношений.

Ю.Мавашев отметил разочарование турецкой стороны медлительностью «разморозки» отношений. Во-первых, Россия задержала возобновление чартерных рейсов до октября, когда туристический сезон уже заканчивался. Во-вторых, российские туристы неактивно бронируют путевки, в том числе, и на 2017 г., так как имидж Турции пострадал на фоне недавних терактов.

А.Гаджиев согласился с тем, что работа ведется не так быстро, как хотелось бы Турции. Большие убытки понесли не только компании, связанные с туризмом. По ряду направлений российским компаниям удалось заменить турецких поставщиков, что затрудняет возобновление сотрудничества.

Загрузка...
Комментарии
15 Февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Отказ Минска от виртуального нейтралитета не дает ответа на вопрос, куда власть ведет республику.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2020 году
инфографика
Цифра недели

$5,6 млрд

составили активы Евразийского банка развития по итогам 2020 г. Прирост активов за год составил $439 млн

Mediametrics