Парламентские выборы в Кыргызстане: главные интриги Парламентские выборы в Кыргызстане: главные интриги

28 ноября Кыргызстану впервые после смены власти 2020 года предстоит избрать новый состав парламента. Согласно поправкам в закон о выборах, утвержденным в конце августа, это будет происходить по смешанной системе: по одномандатным округам (36 мест) и по партийным спискам (54 места). Президент Кыргызстана Садыр Жапаров призвал всех участников политического процесса соблюдать законодательство, чтобы выборы были честными. Тем не менее, ГКНБ республики сообщил о выявлении ряда нарушений предвыборного законодательства, несмотря на принимаемые властями меры. О главных интригах предстоящих выборов и о том, как повлияет на избирательный процесс новая система, корреспондент «Евразия. Эксперт» побеседовала с сопредседателем Клуба региональных экспертов «Пикир», политолог Игорем Шестаковым.

– Игорь Альбертович, что стоит за переходом к смешанной избирательной системе? На Ваш взгляд, изменения в законодательстве принесли скорее плюсы или минусы?

– С одной стороны, запрос на мажоритарную систему был сформирован обществом, с другой – жесткая борьба, которая развернется между участниками гонки, может привести к нежелательным для страны последствиям.

Когда в 2020 г. на пике пандемии коронавирус унес жизни более тысячи кыргызстанцев, парламент фактически оказался в стороне от решения этих проблем. И тогда, особенно в социальных сетях, одним из трендов стала необходимость отказа от парламентской формы правления и формирования парламента из числа представителей одномандатных округов. В итоге у нас появилась условно смешанная система выборов, учитывая преференциальный подход, при котором кыргызстанцы будут голосовать за отдельных кандидатов в партийных списках, то есть, по мажоритарному принципу. В этой ситуации партийный бренд отодвигается на второй план, а на первый выходят личности кандидатов.

Хорошо это или плохо, пока непонятно. Но, на мой взгляд, это нанесет серьезный удар по партийному строительству, поскольку жесткая конкуренция внутри самих партий отодвинет на второй план партийную консолидацию и идеологию, и на первый план выйдут амбиции самих политиков, которые будут выступать за популяризацию, прежде всего, своего номера в списке, и только потом – партии.

При новой системе, к сожалению, фактически утрачена система обязательного квотирования для женщин, молодежи и национальных меньшинств. Хотя в новом законе эти квоты сохранились, они будут носить достаточно условный характер. Уже сейчас говорят, например, о том, что национальных меньшинств в новом парламенте мы можем не увидеть. И это не очень хорошо. На мой взгляд, этот закон в будущем будет пересматриваться, то есть, он вряд ли останется в том виде, что и сейчас.

– Какие партии можно назвать фаворитами предвыборной гонки?

– Пока группа инсайдеров не имеет четких очертаний, но на данном этапе больше всего шансов у четырех политических объединений. Прежде всего, к фаворитам я бы отнес достаточно молодую партию «Ишиним» и партию «Ата-Журт – Кыргызстан», которые связаны с руководителями страны – президентом Садыром Жапаровым и главой ГКНБ Камчыбеком Ташиевым. У этих объединений, безусловно, есть свой электорат, есть штабы в регионах, то есть, выстроена инфраструктура и логистика. Кроме того, они прошли боевое крещение выборами в местные кенеши весной и летом этого года.

С другой стороны, их фактором риска является недовольство электората складывающейся в стране социально-экономической ситуацией. Так что, прохождение этих партий будет своеобразным тестом на реальную популярность среди избирателей для главы государства и председателя Госкомитета нацбезопасности.

В четверку лидеров также входит партия со стажем – «Азаттык», состоящая из числа опытных политиков, которые последние 10-15 лет регулярно участвуют в выборах, и, в отличие от новых политических объединений, имеют устойчивый электорат. Возглавляет ее экс-спикер парламента Ахматбек Кельдибеков. В 2010 г. со своими единомышленниками Садыром Жапаровым и Камчыбеком Ташиевым он прошел в парламент с партией «Ата-Журт». В «Азаттыке» вообще много фигур, которые достаточно давно присутствуют в политической жизни страны – это и бывшие министры обороны, и бывшие вице-премьеры, и бывшие депутаты Жогорку Кенеша, то есть, те, кто прошел предвыборные битвы и имеет опыт госуправления.

Четвертая партия, которая может пройти в парламент, – «Бутун Кыргызстан» во главе с Адаханом Мадумаровым. Это достаточно оппозиционная партия, что всегда находит отклик в кыргызском обществе, поэтому она уже несколько раз участвовала в выборах и каждый раз оказывалась буквально в одном шаге от прохождения в Жогорку Кенеш. Сейчас, я думаю, у них есть хорошие шансы преодолеть проходной порог и войти в состав следующего созыва парламента.

– Какие темы фигурируют в предвыборных программах и стратегиях кандидатов? Уделяется ли внимание евразийской повестке?

– В отличие от 2015 г., когда все шесть партий, которые прошли в парламент и до сих пор там представлены, делали акцент на активном участии Кыргызстана в ЕАЭС, сегодня политики не делают ставку на интеграционную тематику. В 2020 г. об этом говорила только одна партия – «Биримдик». На прошедших парламентских выборах она заняла первое место, однако потом ее назвали чуть ли не главной причиной событий прошлого октября, обвинив в массовом подкупе голосов избирателей. Так бесславно закончилась политическая карьера объединения, которое позиционировалось, как евразийское.

Сейчас каких-то предвыборных программ и лозунгов, которые переплетаются с евразийской повесткой, не просматривается. Более того, у ЕАЭС появился определенный негативный оттенок.

Напомню, в прошлом году, что было впервые, ряд депутатов с трибуны заявили, что Союз не приносит никакой реальной пользы стране, и призывали выйти из него. Поэтому сейчас, мне кажется, можно будет, скорее, услышать тезисы о расширении сотрудничества с Турцией, нежели с евразийским объединением, что связано с постоянно меняющейся политической конъюнктурой в Кыргызстане.

Что касается ОДКБ, здесь ситуация немного иная, поскольку организация всегда рассматривалась в Кыргызстане как гарант безопасности границ. Но драматические события, которые развернулись на кыргызско-таджикской границе в апреле текущего года, нанесли серьезный удар по ее имиджу. В этой связи я не думаю, что предвыборные знамена будут подниматься с лозунгами: «ОДКБ – наш стратегический партнер». Я думаю, политики постараются обойти эту тему, исходя из нынешней конъюнктуры.

При этом я не сомневаюсь, что все документы, которые будут поступать в парламент по линии ЕАЭС и ОДКБ, будут получать одобрение большинства. Но сейчас с учетом информационных войн, которые ведутся против этих структур, политики не будут рисковать.

– Как Вы считаете, удастся ли Кыргызстану переступить через «революционную проблему» прошлого года, когда большинство участников не признали результаты выборов, и в итоге произошла смена власти через протесты?

– Этот вопрос остается открытым. В Кыргызстане всегда существуют риски активизации неких сил. В период 2000‑х гг. в Кыргызстане власть уже трижды менялась силовым методом. Сейчас в обществе имеются опасения, что прошлогодние октябрьские события могут повториться.

В каком формате будут проходить митинги против итогов голосования будет зависеть от того, какие политики и с какой целью возглавят протестное движение. Но главное – это произойдет, если будет финансирование, которое обычно выделяется из дальнего зарубежья. Не случайно президент Садыр Жапаров делает акцент на том, что выборы должны пройти в честной борьбе, и поручил секретарю Совбеза контролировать предвыборный процесс. Власти понимают, что созданный в прошлом году прецедент может быть продолжен, поэтому делают все возможное, чтобы минимизировать риски.


Беседовала Ксения Корецкая

16 ноября 2021 г. 08:30

Парламентские выборы в Кыргызстане: главные интриги

/ Парламентские выборы в Кыргызстане: главные интриги

28 ноября Кыргызстану впервые после смены власти 2020 года предстоит избрать новый состав парламента. Согласно поправкам в закон о выборах, утвержденным в конце августа, это будет происходить по смешанной системе: по одномандатным округам (36 мест) и по партийным спискам (54 места). Президент Кыргызстана Садыр Жапаров призвал всех участников политического процесса соблюдать законодательство, чтобы выборы были честными. Тем не менее, ГКНБ республики сообщил о выявлении ряда нарушений предвыборного законодательства, несмотря на принимаемые властями меры. О главных интригах предстоящих выборов и о том, как повлияет на избирательный процесс новая система, корреспондент «Евразия. Эксперт» побеседовала с сопредседателем Клуба региональных экспертов «Пикир», политолог Игорем Шестаковым.

– Игорь Альбертович, что стоит за переходом к смешанной избирательной системе? На Ваш взгляд, изменения в законодательстве принесли скорее плюсы или минусы?

– С одной стороны, запрос на мажоритарную систему был сформирован обществом, с другой – жесткая борьба, которая развернется между участниками гонки, может привести к нежелательным для страны последствиям.

Когда в 2020 г. на пике пандемии коронавирус унес жизни более тысячи кыргызстанцев, парламент фактически оказался в стороне от решения этих проблем. И тогда, особенно в социальных сетях, одним из трендов стала необходимость отказа от парламентской формы правления и формирования парламента из числа представителей одномандатных округов. В итоге у нас появилась условно смешанная система выборов, учитывая преференциальный подход, при котором кыргызстанцы будут голосовать за отдельных кандидатов в партийных списках, то есть, по мажоритарному принципу. В этой ситуации партийный бренд отодвигается на второй план, а на первый выходят личности кандидатов.

Хорошо это или плохо, пока непонятно. Но, на мой взгляд, это нанесет серьезный удар по партийному строительству, поскольку жесткая конкуренция внутри самих партий отодвинет на второй план партийную консолидацию и идеологию, и на первый план выйдут амбиции самих политиков, которые будут выступать за популяризацию, прежде всего, своего номера в списке, и только потом – партии.

При новой системе, к сожалению, фактически утрачена система обязательного квотирования для женщин, молодежи и национальных меньшинств. Хотя в новом законе эти квоты сохранились, они будут носить достаточно условный характер. Уже сейчас говорят, например, о том, что национальных меньшинств в новом парламенте мы можем не увидеть. И это не очень хорошо. На мой взгляд, этот закон в будущем будет пересматриваться, то есть, он вряд ли останется в том виде, что и сейчас.

– Какие партии можно назвать фаворитами предвыборной гонки?

– Пока группа инсайдеров не имеет четких очертаний, но на данном этапе больше всего шансов у четырех политических объединений. Прежде всего, к фаворитам я бы отнес достаточно молодую партию «Ишиним» и партию «Ата-Журт – Кыргызстан», которые связаны с руководителями страны – президентом Садыром Жапаровым и главой ГКНБ Камчыбеком Ташиевым. У этих объединений, безусловно, есть свой электорат, есть штабы в регионах, то есть, выстроена инфраструктура и логистика. Кроме того, они прошли боевое крещение выборами в местные кенеши весной и летом этого года.

С другой стороны, их фактором риска является недовольство электората складывающейся в стране социально-экономической ситуацией. Так что, прохождение этих партий будет своеобразным тестом на реальную популярность среди избирателей для главы государства и председателя Госкомитета нацбезопасности.

В четверку лидеров также входит партия со стажем – «Азаттык», состоящая из числа опытных политиков, которые последние 10-15 лет регулярно участвуют в выборах, и, в отличие от новых политических объединений, имеют устойчивый электорат. Возглавляет ее экс-спикер парламента Ахматбек Кельдибеков. В 2010 г. со своими единомышленниками Садыром Жапаровым и Камчыбеком Ташиевым он прошел в парламент с партией «Ата-Журт». В «Азаттыке» вообще много фигур, которые достаточно давно присутствуют в политической жизни страны – это и бывшие министры обороны, и бывшие вице-премьеры, и бывшие депутаты Жогорку Кенеша, то есть, те, кто прошел предвыборные битвы и имеет опыт госуправления.

Четвертая партия, которая может пройти в парламент, – «Бутун Кыргызстан» во главе с Адаханом Мадумаровым. Это достаточно оппозиционная партия, что всегда находит отклик в кыргызском обществе, поэтому она уже несколько раз участвовала в выборах и каждый раз оказывалась буквально в одном шаге от прохождения в Жогорку Кенеш. Сейчас, я думаю, у них есть хорошие шансы преодолеть проходной порог и войти в состав следующего созыва парламента.

– Какие темы фигурируют в предвыборных программах и стратегиях кандидатов? Уделяется ли внимание евразийской повестке?

– В отличие от 2015 г., когда все шесть партий, которые прошли в парламент и до сих пор там представлены, делали акцент на активном участии Кыргызстана в ЕАЭС, сегодня политики не делают ставку на интеграционную тематику. В 2020 г. об этом говорила только одна партия – «Биримдик». На прошедших парламентских выборах она заняла первое место, однако потом ее назвали чуть ли не главной причиной событий прошлого октября, обвинив в массовом подкупе голосов избирателей. Так бесславно закончилась политическая карьера объединения, которое позиционировалось, как евразийское.

Сейчас каких-то предвыборных программ и лозунгов, которые переплетаются с евразийской повесткой, не просматривается. Более того, у ЕАЭС появился определенный негативный оттенок.

Напомню, в прошлом году, что было впервые, ряд депутатов с трибуны заявили, что Союз не приносит никакой реальной пользы стране, и призывали выйти из него. Поэтому сейчас, мне кажется, можно будет, скорее, услышать тезисы о расширении сотрудничества с Турцией, нежели с евразийским объединением, что связано с постоянно меняющейся политической конъюнктурой в Кыргызстане.

Что касается ОДКБ, здесь ситуация немного иная, поскольку организация всегда рассматривалась в Кыргызстане как гарант безопасности границ. Но драматические события, которые развернулись на кыргызско-таджикской границе в апреле текущего года, нанесли серьезный удар по ее имиджу. В этой связи я не думаю, что предвыборные знамена будут подниматься с лозунгами: «ОДКБ – наш стратегический партнер». Я думаю, политики постараются обойти эту тему, исходя из нынешней конъюнктуры.

При этом я не сомневаюсь, что все документы, которые будут поступать в парламент по линии ЕАЭС и ОДКБ, будут получать одобрение большинства. Но сейчас с учетом информационных войн, которые ведутся против этих структур, политики не будут рисковать.

– Как Вы считаете, удастся ли Кыргызстану переступить через «революционную проблему» прошлого года, когда большинство участников не признали результаты выборов, и в итоге произошла смена власти через протесты?

– Этот вопрос остается открытым. В Кыргызстане всегда существуют риски активизации неких сил. В период 2000‑х гг. в Кыргызстане власть уже трижды менялась силовым методом. Сейчас в обществе имеются опасения, что прошлогодние октябрьские события могут повториться.

В каком формате будут проходить митинги против итогов голосования будет зависеть от того, какие политики и с какой целью возглавят протестное движение. Но главное – это произойдет, если будет финансирование, которое обычно выделяется из дальнего зарубежья. Не случайно президент Садыр Жапаров делает акцент на том, что выборы должны пройти в честной борьбе, и поручил секретарю Совбеза контролировать предвыборный процесс. Власти понимают, что созданный в прошлом году прецедент может быть продолжен, поэтому делают все возможное, чтобы минимизировать риски.


Беседовала Ксения Корецкая

Загрузка...
01 декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Россия может стать опорой стабильности для стран постсоветского пространства.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

$17 млрд

составил общий объём российских капиталовложений в казахстанскую экономику. Совместно осуществляется более 30 крупных инвестиционных проектов – президент России Владимир Путин

Mediametrics