16 Марта 2020 г. 18:40

Масштабное перевооружение Польши: последствия для Беларуси и России

Масштабное перевооружение Польши: последствия для Беларуси и России
Фото: 365news.biz

В 2019 г. Польша и США подписали соглашение о военном сотрудничестве, в рамках которого американский контингент в стране увеличится до 5,5 тыс. человек. Кроме того, по словам главы польского МИД Яцека Чапутовича, вместо продвигавшейся Варшавой военной базы «Форт Трамп» в Польше будет развернуто 6-7 военных объектов, рассредоточенных по всей ее территории. На этом фоне не может не вызвать беспокойство масштабный план перевооружения, обновленная версия которого рассчитана на период до 2035 г. О том, как изменились амбиции Варшавы по модернизации армии и какие риски оно в себе несет, читайте в статье директора Центра исследований стран Балтийского региона Института региональных исследований Балтийского федерального университета им. И. Канта Юрия Зверева.

28 февраля 2019 г. министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак объявил о подписании нового «Плана технической модернизации вооруженных сил на 2017-2026 гг.», предусматривающего ассигнования на перевооружение на сумму почти в $50 млрд. Я уже подробно писал о нем на этом портале. Но прошло совсем немного времени и 10 октября 2019 г. был утвержден новый «План технической модернизации вооруженных сил на 2021-2035 гг.», охватывающий также и 2020 г. Чем было вызвано принятие этого плана? Какие приоритетные направления модернизации вооруженных сил Польши в нем указаны? Какими могут быть геополитические последствия принятых решений? Попробуем в этом разобраться.

Дальние планы


Принятие нового плана технической модернизации вооруженных сил связано, прежде всего, с увеличением горизонта планирования с 10 на 15 лет. По словам министра национальной обороны Блащака, это сделано для того, чтобы процесс планирования стал более эффективным, более действенным и более гибким. Он отметил, что оборонные контракты сложны и дорогостоящи, а их заключение требует больших рабочих нагрузок. Продление периода планирования, к тому же, создает правовую основу для заключения долгосрочных соглашений.

Новый план предусматривает ассигнования в размере 524 млрд злотых (около $133 млрд). На предыдущий десятилетний план на 2017-2026 гг. собирались потратить меньше – около 185 млрд злотых ($48,8 млрд по тогдашнему курсу). Сумма весьма существенная – достаточно упомянуть, что в российской Государственной программе вооружений (ГПВ) на 2018-2027 гг. на закупки, ремонт и разработку вооружения и военной техники выделяется 19 трлн руб., что по нынешнему курсу равно $290 млрд.

В пересчете на год польские затраты на вооружения, таким образом, будут лишь в три с небольшим раза меньше, чем у РФ.

Это при том, что полякам, в отличие от России, вообще не придется тратиться на стратегические ядерные силы. Да и затраты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) по отношению к расходам на закупки вооружений в Польше ниже, чем у нас – она может покупать военную технику, уже разработанную в других странах на средства их военных бюджетов.

Новые «крылья»


Приоритетом новой программы технической модернизации является перевооружение польских ВВС. В рамках программы Harpia («Гарпия»), начатой еще в ноябре 2017 г., предусматривается закупка в США малозаметных истребителей пятого поколения F-35A Lightning II для замены изношенных многоцелевых истребителей МиГ-29[1] и истребителей-бомбардировщиков Су-22[2] советского производства.

31 января 2020 г. Польша подписала контракт на сумму $4,6 млрд на поставку 32 истребителей F-35A, которые начнут поступать с 2024 г. по четыре-шесть истребителей F-35A версии Block 4 в год. Первые шесть самолетов первоначально останутся в США (скорее всего, на авиабазе Люк (штат Аризона)) и будут использоваться для подготовки польских летчиков. В саму Польшу F-35A попадут только в конце 2025 г. или начале 2026 г. Первая эскадрилья (16 самолетов) достигнет первоначальной боеготовности к 2028 г., вторая (тоже 16 самолетов) будет поставлена к 2030 г. Замечу, что вооружение для F-35A этот контракт не охватывает, и оно будет закупаться отдельно.

Развитием программы Harpia является программа Harpi Szpon («Коготь Гарпии»), предполагающая участие Польши в американской программе Loyal Wingman («Лояльный ведомый»). Она нацелена на разработку малозаметных («стелс») беспилотных летательных аппаратов (БЛА), обладающих искусственным интеллектом, и действующих совместно с пилотируемыми истребителями. Судя по названию польского «лояльного ведомого» речь пойдет о БЛА, взаимодействующих с F-35A.

Предполагается что польский БЛА будет выполнен в виде летающего крыла. Максимальная взлетная масса будет составлять 9 тонн (или одна треть веса истребителя с экипажем), он сможет нести около полутонны боевой нагрузки (две-четыре ракеты класса «воздух-воздух» или одну-две авиабомбы, что немногим меньше, чем несет F-35A во внутренних отсеках вооружения[3]). Преимуществом беспилотника по сравнению с пилотируемой машиной станет дальность (около 3700 км) продолжительность полета (до 18 часов).

Также в рамках плана технической модернизации для польских ВВС будут закуплены в США дополнительные истребители F-16. Однако приоритетом все же является приобретение F-35A и усилия, направленные на покупку дополнительных самолетов F-16, параллельно с этим предприниматься не будут. То есть новые F-16 поступят после получения F-35. В настоящее время польские ВВС располагают 48 истребителями F-16C/D версии Block 52+.

Для польских боевых самолетов в рамках программы Groszek («Горох») будут закуплены суббоеприпасы для поражения бронетанковых/механизированных частей и самолетов и вертолетов на аэродромах. Эксперты отмечают, что если это будут не планирующие или автономно летающие контейнеры с суббоеприпасами, подобные крылатым ракетам, то идея кажется устаревшей с самого начала.

ПВО и разведка


Для создания системы многоуровневой и комплексной разведки в рамках новой программы Obserwator («Наблюдатель») будут закупаться спутники, микроспутники, разведывательные самолеты и целый спектр беспилотников.

Для укрепления ПВО продолжится реализация программы Wisła («Висла») и параллельной с ней программы Narew («Нарев»).

Программа Wisła предполагает закупки ЗРК средней дальности. Контракт на первую фазу ПВО средней дальности по этой программе на сумму $4,75 млрд, о котором я подробно писал, был подписан 28 марта 2018 г. Он предполагает поставки к концу 2022 г. двух батарей[4] американских зенитных ракетных комплексов (ЗРК) Patriot PAC 3 + с зенитными управляемыми ракетами (ЗУР) PAC-3 MSE. На второй фазе программы «Висла» после 2024 г. предполагается закупить еще шесть батарей ЗРК Patriot, но уже с более дешевыми ЗУР SkyCeptor.

Программа Narew предусматривает производство в Польше по лицензии ЗРК малой дальности для замены модернизированных в Польше, но уже устаревших ЗРК 2K12 «Куб» и 9К33 «Оса» советского производства. Конкурентами в борьбе за этот контракт являются европейский консорциум MBDA с зенитной ракетой CAMM (Common Anti-Air Modular Missile) и американская компания Raytheon с версией уже упомянутой ракетой SkyCeptor без стартового ускорителя.

Подводный флот


Самой важной и дорогой программой модернизации польских ВМС является программа Orka («Косатка»), предусматривающая закупку новых подводных лодок (их количество не разглашается, в предыдущем плане технической модернизации речь шла о трех единицах). Есть сведения, что они, вероятно, не будут оснащены маневрирующими ракетами «корабль – земля», как это предполагал прежний план. Свои подлодки Польше предлагают три компании – французская Naval Group (проект Scorpene), германская ThyssenKrupp Marine Systems (TKMS) (проект 212CD) и шведская Saab AB (проект А26).

Кроме того, в ноябре 2019 г. появилась информация, что Польша ведет переговоры со Швецией о закупке или долгосрочной аренде с последующим выкупом двух подержанных подводных лодок проекта А17. Речь идет о HSwMS «Södermanland» (1987 г. постройки, модернизирована в 2003 г.) и HSwMS «Östergötland» (1990 г. постройки, модернизирована в 2004 г.), которые ВМС Швеции намерены заменить на новейшие подлодки класса Blekinge (проект A26).

Но даже если намерения о покупке или аренде шведских подлодок будут реализованы, это промежуточное решение не отменит польские планы по закупке новых подлодок по программе Orka.

По программе Miecznik («Меч-рыба») для ВМС будут приобретены два корабля береговой обороны. Корабль должен иметь водоизмещение не менее 1900 т, длину не более 100 м и дальность плавания до 6000 морских миль. На нем должно быть место для вертолетов (весом до 11 т) и он должен быть приспособлен для поддержки специальных операций (иметь комнату для брифингов, подготовки и сна примерно для 30 коммандос). Корабль должен быть вооружен пушкой среднего калибра (от 57 до 76-мм), двумя малокалиберными пушками (от 25 до 40-мм), а также торпедами, зенитными и противокорабельными ракетами, а также ракетами класса «корабль-земля». Еще одна программа ВМС Murena («Мурена») предполагает закупку шести легких ракетных кораблей польской постройки (водоизмещением по 400-500 т или даже большей размерности (около 650 т)).

Танки и БТР


Ключевыми для бронетанковых и механизированных войск являются четыре программы – модернизация танков Leopard 2A4 до стандарта Leopard 2PL, приобретение большего количества колесных бронетранспортеров (БТР) Rosomak, закупка танков нового поколения под кодовым названием Wilk, а также введение в эксплуатацию боевых машин пехоты (БМП) под кодовым названием Borsuk.

Первая из этих программ, начатая еще в 2015 г., предусматривает модернизацию всех 142 танков немецкого производства Leopard 2A4, находящихся на вооружении польской армии. Модернизированные танки Leopard 2PL должны получить башню с усиленной навесной модульной композитной броней, электроприводы башни и системы стабилизации орудия вместо гидравлических приводов, модернизированную 120-мм пушку, способную применять новые (в том числе программируемые) боеприпасы, улучшенные прицелы и системы управления огнем, а также камеры заднего вида.

Закупки колесных БТР по программе Rosomak («Росомаха») будут продолжены как в базовой (транспортной) версии, так и в специализированной версии, в основном с обитаемыми и необитаемыми башнями (для 18-й механизированной дивизии) и в командирской версии (для всех бригад, вооруженных этими БТР).

Танки нового поколения по программе Wilk («Волк») должны заменить в польских сухопутных войсках производившиеся в Польше по лицензии советские танки Т-72, а затем и танки PT-91 Twardy, созданные на их базе. Всего предполагается приобрести около 600 машин на сумму более 24 млрд злотых (оценка). Хотя основными танками зарубежного производства в Польше являются немецкие Leopard 2[5], новый франко-германский танк, разрабатываемый по программе Main Ground Combat System (MGCS) появится слишком поздно (после 2035 г.) для того, чтобы удовлетворить польские потребности в перевооружении. Поэтому сейчас в Польше зазвучали голоса в пользу приобретения в США танков M1 Abrams, причем в специальной «польской» версии. В свою очередь южнокорейская компания Hyundai Rotem предлагает полякам свой основной боевой танк K2 Black Panther. Причем речь идет не о поставках танков в их оригинальном виде, а о разработке на основе K2 совместно с польской промышленностью новой машины с последующей передачей производственного оборудования, ноу-хау, документации и технологий для ее производства в Польше.

Закупка новых гусеничных БМП по программе Borsuk («Барсук») для замены БМП BWP-1 (производившиеся в Польше по лицензии советские БМП-1) обойдется, как считается, примерно в 20 млрд злотых. Ожидается, что контракт на поставку новой БМП, разработка которой завершена консорциумом под управлением Huta Stalowa Wola (HSW), будет подписан уже в этом году. Плавающая БМП весом менее 25 т оснащена необитаемой башней с 30-мм американской автоматической пушкой Mk44 Bushmaster II и пусковой установкой для ПТУР Spike израильского производства. Броня обеспечивает эффективную защиту от выстрелов ручных гранатометов и взрывов самодельных взрывных устройств и мин.

Прочие обновки


Артиллерия сухопутных войск продолжит получать 155-мм самоходные гаубицы Krab («Краб») и 120-мм самоходные автоматические минометы Rak («Рак») (для вновь сформированной 18-й механизированной дивизии). Также будут закуплены дополнительные дивизионы многогоцелевых ракетных установок дальнего действия (300 км) по программе Homar («Лобстер»). Напомню, что в середине февраля 2019 г. Польша подписала с США контракт на поставку в рамках этой программы первого дивизионного комплекта ракетной системы M142 HIMARS (High Mobility Artillery Rocket Systems) производства корпорации Lockheed Martin (18 боевых самоходных пусковых установок (ПУ) и две учебные ПУ). Этот дивизион должен войти в строй не позднее 2023 г.

Новыми для польской артиллерии являются программы Ottokar-Brzoza, Gladius и Pustelnik.

Программа Ottokar-Brzoza[6] предполагает принятие на вооружение самоходных истребителей танков на гусеничном или колесном шасси, оснащенных противотанковыми ракетами с дальностью стрельбы от 8 до 12 км, способными уничтожать танки с активной системой защиты. Поляки хотят закупить несколько десятков таких установок для оснащения 14-го противотанкового артиллерийского полка в Сувалках.

Программа Pustelnik («Отшельник») предусматривает оснащение сухопутных войск и войск территориальной обороны легкими противотанковыми ракетными комплексами (ПТРК) с дальностью стрельбы до 2 км, а также ракетами с дальностью до 8 км (на БТР Rosomak и истребителях танков).

Наименее известной из этих трех программ является программа Gladius, нацеленная на разработку барражирующих боеприпасов[7].

Для дополнения единственного типа ударного вертолета, состоящего на вооружении польских сухопутных войск – советского Ми– 24, подлежащего в рамках нового Плана модернизации[8] – будет закуплено две эскадрильи новых вертолетов по программе Kruk («Ворон»). Среди кандидатов на закупку американские ударные вертолеты Boeing AH-64E Apache Guardian и Bell AH-1Z Viper, а также ударный вертолет AW249 итальянской компании Leonardo.

Инженерные войска продолжат получать саперных роботов по программе Balsa («Бальза») и новые понтонные парки по программе Daglezja («Дугласова пихта») для замены изношенных парков PP-64.

Продолжится разработка программы Cyber.mil, в рамках на основе новейших польских программных и криптографических технологий будет эффективно защищено польское киберпространство.

С какой целью перевооружается Польша?


Масштабное перевооружение Польши осуществляется на фоне постоянного нагнетания темы «российской угрозы» и направлено, что, в общем-то, и не скрывается, против России. Не стоит забывать и о том, что в польской исторической памяти сохраняются представления о Восточных Кресах[9] как несправедливо отторгнутых польских территориях. К этому стоит добавить геополитические амбиции правящих кругов Польши, которые претендуют на региональное лидерство в Центральной и Восточной Европе[10], на особые отношения с США и конфликтуют с ЕС (даже идут разговоры о «Полекзите» по аналогии с «Брекзитом»).

При этом польские амбиции подогреваются из США. К примеру, небезызвестный американский политолог Джордж Фридман, глава частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, заявлял, что ситуация на Украине и в Белоруссии будет становиться все менее стабильной и, если на востоке воцарится хаос, то Польша могла бы подумать и о передвижке границ. В 2017 г. он же предсказывал, что через 30 лет Польша будет самым могущественным государством в регионе Центральной и Восточной Европы, амбициозно настроенным на исполнение значимой роли на международной арене, в то время как Германия уже не будет экономической силой, а Россия будет лежать в руинах.

В итоге при определенных обстоятельствах геополитические амбиции Польши, за спиной которой стоят США, постоянно культивируемая русофобия и воспоминания об утраченных территориях на востоке в сочетании с мощными вооруженными силами могут сложиться в весьма гремучую смесь.

Интересы США здесь вполне понятны. Польша рассматривается как проводник американских геополитических интересов в Центральной и Восточной Европе и далее на восток, как своего рода «засланный казачок» внутри ЕС, и как рынок сбыта (прежде всего энергоносителей и вооружений). В том же Плане технической модернизации польских вооруженных сил самые лакомые кусочки достаются отнюдь не польским компаниям, а американским военно-промышленным корпорациям Lockheed Martin, Raytheon и другим.

Понятно, что Россия и Беларусь в этой ситуации так или иначе отреагируют на польское перевооружение. Тем более, что многие закупаемые Польшей виды вооружений, такие как истребители F-35A, ракетные системы HIMARS, дальнобойные гаубицы Krab и др. уже открыто позиционировались как средства подавления российской «зоны ограничения и воспрещения доступа и маневра» (A2/AD) в Калининградской области. Какими именно будут эти ответные меры – покажет время.


Юрий Зверев, директор Центра исследований стран Балтийского региона Института региональных исследований Балтийского федерального университета им. И. Канта


[1] На вооружении осталось 22 одноместных боевых МиГ-29А и семь двухместных учебно-боевых МиГ-29УБ.

[2] На вооружении осталось 12 одноместных боевых Су-22М4 и шесть двухместных учебно-боевых СУ-22УМ3К.

[3] F-35A может нести до четырех ракет класса «воздух-воздух» средней/большой дальности, либо две-четыре управляемые авиабомбы легкого класса в комбинации с парой УР «воздух-воздух», либо две тяжелые авиабомбы или крылатые ракеты.

[4] По американской терминологии Польша приобрела четыре батареи, поскольку каждая из двух закупленных поляками батарей ЗРК Patriot PAC-3+ состоит из двух «огневых единиц», эквивалентных штатным американским батареям этой системы.

[5] Напомню, что советские Т-72 производились в Польше по лицензии.

[6] Названа по имени основателя артиллерии Польских легионов (польских формирований армии Австро-Венгрии, принимавших участие в Первой мировой войне) бригадного генерала Оттокара Бжоза-Бжезины (в переводе на русский что-то вроде Березы-Березняка).

[7] Барражирующие боеприпасы являются разновидностью беспилотных летательных аппаратов (БЛА). Это беспилотники, которые способны в течение некоторого времени летать в заданном районе (барражировать) и искать цель, после чего уничтожать ее путем самоподрыва («дроны-самоубийцы»). Но есть и разновидности барражирующих БЛА, которые, если цель не найдена, могут безопасно приземлиться и быть использованы в дальнейшем.

[8] На вооружении в Польше находится 28 вертолетов Ми-24В/Д, которые в настоящее время из-за истощения запасов не несут противотанковых управляемых ракет (ПТУР) и вооружены только пулеметами калибра 12,7-мм и неуправляемыми авиационными ракетами (НАР) калибра 57– и 80-мм. В связи с этим их возможности по борьбе с танками и другой бронетехникой сильно ограничены. Модернизированные Ми-24 будут вооружены израильскими ПТУР Spike, польскими ракетами класса «воздух-воздух» Piorun и пусковыми установками НАР NLPR-70 и WW-15. На вертолеты также будет установлена новая система самообороны с приемниками предупреждения о ракетном нападении и оборудованием противодействия и защиты от ракет с инфракрасным наведением.

[9] Польское название территорий нынешних западной Украины, Белоруссии и Литвы, некогда входивших в состав межвоенной Польши (с 1918 по 1939 гг.).

[10] Польша, в частности, стремиться возглавить «Троеморье» или «Триморье» – формирующийся геополитический альянс стран регионов Балтийского, Черного и Адриатических морей, который является реинкарнацией польской межвоенной идеи «Междуморья» (Intermarium). Президент США Трамп поддержал «Инициативу трех морей», поскольку она предполагает поставки американских энергоносителей в эти страны. В феврале 2020 г. было объявлено, что США готовы выделить $1 млрд на газовые проекты в странах «Троеморья» для снижения энергетической зависимости от России.



Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

$3,5 млрд

составили доходы от экспорта золота в апреле-мае 2020 г., впервые в истории современной России превысив выручку от экспорта газа

Mediametrics