29 Июля 2016 г. 05:27

Почему идеология ИГИЛ привлекательна?

Почему идеология ИГИЛ привлекательна?
Фото: nbcnews.com

Проникновение радикалов в страны постсоветского пространства и ЕС становится все более серьезной проблемой. Cиловые ведомства России заявили о 220 потенциальных смертниках, находящихся на оперативном контроле. Серия громких терактов в Евросоюзе ставит вопросы о природе происхождения исламского фундаментализма. Автор «Евразия.Эксперт», исламовед Владимир Высоцкий решил разобраться во всех тонкостях идеологии движения фундаменталистов и ответить на вопрос, почему она привлекает молодежь и людей из самых разных социальных слоев.

Салафизм как исток

Идеология «Исламского государства» (организация, запрещенная в Беларуси и России) является салафитской. Важно помнить, что для салафитов не существует разницы между понятиями «государство» и «религия». Все решения основаны на жесткой интерпретации шариата, который насаждается в районах, контролируемых исламистами. Идеология «Исламского государства» похожа на идеологию других террористических организаций – таких как «Талибан» и «Аль-Каида».

Одно из главных отличий – необходимость создания исламского халифата на захваченных территориях. Группировки типа «Джабхат ан-Нусра» (запрещенная организация), которая является официальным отделением «Аль-Каиды» в Сирии, также считает своей долгосрочной целью создание исламского халифата, но, по мнению ее руководителей, еще не пришло время для подобного шага.

Идеология салафитов основана на идее возвращения ислама в «чистом виде» -  ислама, который существовал во времена преемников основателя этой религии пророка Мухаммеда. Салафиты отвергают любые более поздние дополнения в исламе, считая их неприемлемыми нововведениями. Доктрина салафитов дает им право называть мусульман, допускающих отклонения от строго определенной салафитами интерпретации ислама,  «кяфирами» (еретиками). Наказание за ересь – это смерть. Главный догмат салафитов – вера в единого Бога («таухид»).

Своей основной задачей салафиты считают борьбу за очищение ислама от различных чуждых, с их точки зрения, примесей, основанных на культурных, этнических или других особенностях тех или иных мусульманских народов.

Салафизм как течение началось в Египте. Это течение разрабатывалось одновременно с ваххабизмом – учением Мухаммеда Ибн Абд аль-Ваххаба, которое в настоящее время является религиозным учением, широко распространенным на территории Саудовской Аравии. Ваххабиты называют себя «мууаххидин» (монотеисты). Этот термин часто используется в публикациях «Исламского государства», например, в издаваемом этой организацией журнале на английском языке «Dabiq».

Разрабатывали учение салафитов такие известные личности как Ибн Таймийя, Сейид Кутб и др. Повешенный в Египте за свои идеи во времена президента Гамаля Абд ан-Насера, Сейид Кутб утверждал, что арабы пребывали в состоянии невежества до появления пророка Мухаммеда и его учения. Кутб признавал лишь самое строгое соблюдение законов шариата. Также он выступал за насильственное свержение всех современных мусульманских режимов, не поддерживающих его идеи с тем, чтобы заменить их исламскими государствами. Эти идеи были развиты людьми, стоящими у истоков современного джихада: Усамой бен Ладеном и Абдуллой Аззамом.

Боевики «Исламского государства» называют себя последователями Ибн Таймийи. Этот радикальный теолог XIV в, будучи одним из представителей крайнего ханбализма, был яростным противником религиозных нововведений и сторонником распространения идей ислама при помощи меча, не отрицая значение проповеди. Ибн Таймийя подчёркивал важность ведения джихада.

«Исламское государство» меняет имидж

В то же время руководящее звено ИГ представлено почти поровну двумя крыльями – военным и идеологическим. Идеологи – это классические исламисты-догматики, а военные – это преимущественно светские люди, не знакомые с тонкостями мусульманского богословия. Такой симбиоз позволяет группировке вполне устойчиво существовать: военным нечего делать на идеологическом поле, а идеологи не вмешиваются в сугубо военные дела.

Сегодня лидеры «Исламского государства» пытаются скорректировать свой зловещий имидж, созданный ранее в СМИ. Так, например, после многочисленных сообщений о насилиях на контролируемых им территориях над женщинами и торговле ими окружение лидера Абу Бакра аль-Багдади заявило о качественно новой роли мусульманской женщины.

Согласно новой трактовке, на территории ИГ женщина вовсе не является домохозяйкой, «предназначенной» лишь для рождения детей и присмотра за домом. Речь идет о предоставлении ей равнозначных по отношению к мужчине прав. В пользу этого тезиса, по версии руководства ИГ, свидетельствует массовое участие мусульманок в борьбе против «врагов ислама». Стоит отметить, что «борьба женщин с врагами ислама» на деле чаще всего представляет собой оказание сексуальных услуг джихадистам – явление, получившее название «секс-джихад».

Необходимо оговориться, что примеры использования женщин в террористических актах исламские радикалы демонстрировали и раньше. Например, представители палестинских группировок. Однако сейчас речь идет уже о куда более массовом явлении.

И дело здесь не только в стремлении более рационально использовать ресурсы живой силы. Столь резкий поворот в данном вопросе необходимо анализировать в контексте прочих идеологических тенденций в ИГ.

«Свирепое ИГ» уже достигло своих первоначальных целей по обретению популярности среди немалой части радикализированных мусульман, и теперь настало время для корректировки имиджа.

Террористическая «демократия»?

Важно отметить, что своими действиями Абу Бакр аль-Багдади и его соратники успели завоевать популярность многих молодых мусульман. Наглядным тому свидетельством служат потоки будущих джихадистов, которые направляются на контролируемую ИГ территорию.

Причина популярности во многом кроется в качественно новой трактовке ислама. Речь в том числе идет о применении жестокости, которая отнюдь не является проявлением «слепой» иррациональной ненависти к противнику и иноверцам, как и банального стремления запугать их.

Ислам, во многом уподобляясь другим религиям, предлагает самоограничение и скромность земного существования, обещая взамен блага загробной жизни. ИГ предлагает своим адептам получить эти блага уже сегодня и превратиться в вершителей людских судеб.

Оно позволяет им обладать «райскими гуриями» не в иллюзорном будущем, а «здесь и сейчас». Одновременно жестокие казни служат доказательством готовности «идти до конца».

Напомним, что выбор наказания для казни пилота иорданских ВВС, которого сожгли заживо, был осуществлен путем голосования в интернете. Соответственно, значительная часть решений о «жизни и смерти» на территории ИГ – это попытка спроецировать своего рода местную разновидность «власти народа».

В этих условиях любой малообразованный боевик ощущает себя частью этого неформального правящего режима. И попытка изменить образ женщины в «Исламском государстве» - это продолжение попыток подстроиться под логику «власти народа». Особенно ярким это сопоставление выглядит при оценке ситуации в Саудовской Аравии, где мы можем наблюдать крайне тяжелое положение женщин.

А это уже серьезная заявка на идеологическую конкуренцию с государствами региона, рассматривающимися ИГ как одни из главных идеологических врагов.

Почему идут в ИГ?

Вербовщики ИГ широко используют социальные сети, внимательно изучая профили пользователей, выкладываемые фотографии и комментарии, на основе которых производятся психологические расчёты и ведётся адресное воздействие на человека, включающее и рассылку роликов, и переписку с последующим контактом. К каждому свой подход: играют на чувстве справедливости для одних, другим предлагают крупные суммы денег для переезда и обустройства и хорошую зарплату в дальнейшем.

В ИГ вступают люди совершенно разные, из совершенно разных социальных групп, богатые и бедные, высокообразованные и невежественные, глубоко религиозные и те, кто имеет о религии весьма смутные представления.

В каждом конкретном случае причины присоединиться к ИГ индивидуальны: низкий уровень жизни, невозможность зарабатывать на жизнь законным путем, высокий уровень коррупции и разочарованность властью, низкий моральный уровень представителей официальных мусульманских структур. В итоге разочарованные таким отношением прихожане, особенно имеющие поверхностные знания об исламе, идут в салафитские мечети, где их принимают с распростертыми объятиями, всячески идут навстречу и во всем помогают.

Все это может подтолкнуть отказ от традиционного толкования ислама и переход к радикальным течениям, особенно среди неопытной молодежи. Сюда также можно отнести низкий уровень образованности отдельных представителей исламского духовенства, неквалифицированность имамов, которые просто не в состоянии повлиять на своих прихожан (явление, распространенное в Средней Азии).

Также в ИГ новых адептов нередко толкает желание реализовать себя, исповедовать «истинную веру», «защищать слабых» и «восстанавливать справедливость». Существует масса примеров, когда вербовщики ИГ массово размещают в социальных сетях материал о том, что женщин и детей в Сирии и Ираке массово угнетают власти, звучат призывы к мусульманам других стран положить конец этому угнетению и несправедливости, заступиться за единоверцев.

Среди завербованных далеко не всегда несостоявшиеся личности с финансовыми проблемами, часто это образованные, состоятельные люди, уверенные в себе.

Что касается этнических представителей европейских народов, присоединяющихся к ИГ, то они руководствуются несколько другими причинами. Эти люди часто имеют очень хорошее образование, не испытывают финансовых трудностей и не являются последователями мусульманской религии (здесь показательны примеры присоединения к ИГ выпускников Оксфорда, состоятельных европейских банкиров и т.п.).

Что же толкает таких людей ехать в Сирию и Ирак? Некоторые из них разочарованы в европейском или американском укладе жизни, но изменить его или повлиять на что-то они не в состоянии. Другое дело – Сирия и Ирак, где строится «халифат всеобщей справедливости».

Также стоит отметить выходцев из состоятельных европейских и американских семей, с рождения полностью обеспеченных. Такие люди иногда не видят цели в своей жизни, часто они просто пресытились существующими благами и ищут новых ощущений.

Отдельно стоит отметить тех людей, кого ИГ привлекает именно своей жестокостью, тем, что, присоединившись, можно стать настоящим «вершителем судеб от имени Аллаха», совершать убийства и другие преступления без всякого наказания.

 Владимир Высоцкий, исламовед (Минск, Беларусь)

Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

37 000

военных соберут учения США и НАТО DEFENDER-Europe 20. Из них 20 тыс. будут переброшены в Европу с континентальной части США, 9 тыс. – американские солдаты с европейских баз США, а 8 тыс. примут участие от других стран

Mediametrics