04 Августа 2021 г. 08:29

«Нациестроительство по-украински»: почему курс на дерусификацию приведет к расколу

/ «Нациестроительство по-украински»: почему курс на дерусификацию приведет к расколу
«Нациестроительство по-украински»: почему курс на дерусификацию приведет к расколу
Фото: osnmedia.ru

21 июля президент Украины Владимир Зеленский подписал закон о коренных народах, в число которых не вошли русские. По мнению президента России Владимира Путина, таким образом власти республики провоцируют принудительную смену национальной идентичности, стремясь создать этнически чистое украинское государство. Тем не менее, согласно опубликованному 27 июля опросу, 41% украинцев считает себя единым с россиянами народом. Что стоит за попытками Киева выстроить новую этническую политику, и почему она приведет страну к расколу, проанализировал старший научный сотрудник Института постсоветских и межрегиональных исследований, доцента кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ Александр Гущин.

Одними из ключевых событий на Украине в последние дни стали заявление президента Владимира Зеленского в ответ на статью президента России Владимира Путина, реакция украинского лидера на крестный ход, посвященный годовщине Крещения Руси, а также опрос социологической группы «Рейтинг», который выявил отношение граждан Украины к идее единства русского и украинского народов, заявленной в статье Президента России. Все эти три события в комплексе, безусловно, являются еще одним важным индикатором того, какой курс проповедует украинская власть в гуманитарной и исторической политике, и какова реакция украинского общества на него. Этот курс является в значительной степени продолжением, с определенными стилистическими изменениями, политики Пера Порошенко, но в современной социальной и политической ситуации резко усиливает конфликтность в обществе, ставит под вопрос стабильность положения самого Зеленского и его команды в целом.

Критика крестного хода


Крестный ход в Киеве не просто собрал огромное количество людей – по разным оценкам, от 200 до 350 тыс., назывались и большие цифры – но также явился отражением того, какая социальная сила сегодня стоит за Украинской православной церковью, и каким авторитетом пользуется митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий. Тем удивительнее была публичная оценка президентом Зеленским крестного хода. Президент Украины, естественно, не мог открыто осудить проведение масштабного церковного мероприятия, но явно выразил свое недовольство. Оно проявилось, в частности, в его претензиях к несоблюдению норм эпидемиологической безопасности во время мероприятия, отсутствию воды и прочим организационным нестыковкам.

Президент не упустил шанс выступить с критикой городских властей и лично мэра Виталия Кличко. Позиции последнего сегодня находятся под ударом. Он, наряду со спикером Верховной Рады Дмитрием Разумковым, является сегодня одной их фигур, которые считаются реальной, в том числе и электоральной угрозой Зеленскому, и вызывают неудовольствие Офиса президента, мешая тому еще более акцентированно обозначить авторитарные тенденции, которые проявляются в его политике в последнее время. Однако вопрос с Кличко в данном случае – хотя и важный, но не главный.

Главным в реакции президента стало то, что он в очередной раз продемонстрировал свой политический нарциссизм, а также боязнь того, что в Украине есть сила (и притом не политическая партия, а каноническая церковь), которая может консолидировать огромные массы народа.

Несмотря на то, что отдельные политики постарались сделать все, чтобы ассоциироваться с крестным ходом, все же среди его участников были далеко не только те, кто голосовал за определенные партии: значительная их часть вообще аполитична. УПЦ сегодня объединяет самые широкие слои населения, верующих, и попытка представить ее прихожан или участников крестного хода как сугубо пророссийских оппозиционеров вряд ли оправдана, хотя, безусловно, доля сторонников той же ОПЗЖ среди прихожан, конечно, велика.

Зеленский против УПЦ


Такое число участников крестного хода и популярность УПЦ в Украине настораживает власти вполне закономерно, ведь сами они сделали все, что минимизировать ее влияние, активно выстраивая отношения с Константинополем. В частности, патриарх Варфоломей приглашен на встречу Крымской платформы в августе. Делается это, естественно, чтобы, с одной стороны, через церковный вопрос показать лояльность прозападному церковному и гуманитарному проекту в Украине, а с другой – поднять статус самой платформы, на которую уже точно не приедут некоторые первые лица из-за рубежа, столь ожидаемые ранее украинскими властями.

Однако помимо логики планомерного давления на УПЦ в реакции президента Зеленского доминирует зависть, боязнь и обида на то, что подобное мероприятие обошлось без центральных властей – не случайно Зеленский заговорил, пусть и в гипотетической манере, о роли центральной власти и ее потенциальной возможности запрещать подобные мероприятия. К этому стоит добавить и неуклюжую попытку обвинить УПЦ в свозе людей на ход, в озвученном числе в 55 тысяч участников, что в несколько раз меньше реального их числа, и стремление представить ход как шествие пожилых людей.

Подобная реакция Зеленского показывает, что за последние два года ни он, ни Офис Президента не овладели приемами политики, позволяющими успех оппонентов или просто значимые события оборачивать в свою пользу. Напротив, президент часто проявляет эмоции, идет на конфликт, который в данном случае может стоить ему рейтинга, учитывая ту поддержку, которую имеет в стране каноническая православная церковь.

Ответ Путину


Симптоматично, что праздник был использован Зеленским и для ответа на недавнюю статью президента Путина, в которой российский лидер высказался о единстве русского и украинского народов. Учитывая тот факт, что статья Путина содержала довольно большой исторический экскурс, украинский лидер решил также апеллировать к истории. Конечно, тезис о едином народе заслуживает отдельной профессиональной дискуссии. Во всяком случае, невозможно отрицать тот факт, что русские и украинцы (прежде всего, Востока и Юга страны) очень близки, но при этом в процессе нациестроительства на Украине вряд ли возможно говорить о единстве украинцев Запада и Востока страны.

Украина как политическая нация до сих пор не сформировалась, по принципиальным вопросам исторической памяти есть острые внутриобщественные разногласия. Важно и то, о чем мы говорим – о нации или народе, – и как определяем эти понятия. Все это тема отдельного большого разговора. Понятно, что главная содержательная часть статьи президента России – как раз завершающая, там, где речь идет о современной ситуации, однако историческая канва в статье отражает те процессы, которые шли на протяжении многих веков.

Безусловно, исторические вопросы могут и должны вызывать дискуссии у историков. Но если и обращаться к истории, то делать это надо профессионально.

Зеленский же в своем выступлении в целом повторил ключевые идеи, нацеленные на отделение Украины от России, как с точки зрения памяти об историческом прошлом, так и с позиций восприятия сегодняшнего дня. Он назвал россиян «дальними родственниками», выступил с уже старым тезисом о Киевской Руси-Украине, полностью игнорируя тот факт, что при всем огромном значении Киева сам термин Киевская Русь появился лишь в XIX веке: одним из первых его использовал М.А. Максимович в своей работе «Откуда идёт русская земля» (1837) в узко географическом смысле для обозначения Киевского княжества, в одном ряду с такими словосочетаниями, как «Червонная Русь», «Суздальская Русь».

Зеленский при этом полностью игнорирует тот факт, что наряду с Киевом важнейшим центром Древней Руси был Новгород, а такие выдающиеся князья как Владимир Святославович, Ярослав Мудрый правили до восхождения на великокняжеский престол в Новгороде и в Ростове. В то же время, хотя сам термин Украина и появился в XII веке, эти упоминания относились к окраинным территориям Переяславского, Галицкого княжеств. С того времени и до конца XVII века в письменных источниках это слово употреблялось в значении «пограничные земли».

Русофобия не работает


Подходы украинской власти к исторической политике, проблемам идентичности и политики в сфере религии не новы, но симптоматично, что согласно опросу группы «Рейтинг» 41% респондентов поддерживают идею единства русских и украинцев. На Востоке страны таких большинство, и даже на Западе количество респондентов, ответивших на этот вопрос утвердительно, более 20%.

Такие результаты можно считать тревожным звонком для действующей власти в контексте того, что на Украине в течение всех последних лет проводится вполне определенная гуманитарная и историческая политика, а многочисленные структуры гражданского общества, зачастую финансируемые с Запада, активно работают над ее проведением и помимо государства.

Тем не менее, результаты опроса показывают, что политика объединения вокруг внешнего врага, гуманитарная политика в стиле бывшего директора института национальной памяти Владимира Вятровича, моноэтничные нарративы не смогли достичь успеха, содействовали лишь расколу общества и его взаимному отчуждению. Подобные тенденции остались чуждыми для значительной части украинского общества, особенно городского, особенно (но не только) на Востоке и Юге страны.


Александр Гущин, старший научный сотрудник Института постсоветских и межрегиональных исследований, доцент кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ

Загрузка...
Комментарии
06 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Варшаве выгодно затянуть обострение на границе с Беларусью.

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

45%

инвестиций в Беларусь пришлось на страны Евразийского союза в 2020-2021 гг., лидирующие позиции занимает Россия – Правительство республики

Mediametrics