27 Января 2019 г. 19:25

«Вмешательство неприемлемо»: почему Лукашенко поддержал Мадуро

«Вмешательство неприемлемо»: почему Лукашенко поддержал Мадуро
Фото: foreignbrief.com

В Венесуэле продолжаются жесткие стычки между сторонниками законно избранного президента Николаса Мадуро и оппозиции во главе с Хуаном Гуаидо. Часть стран коллективного Запада во главе с США поддержала Гуаидо. Беларусь, Россия, Турция и некоторые другие страны подтвердили свою поддержку Николасу Мадуро. «Категорически не поддерживаем любое внешнее вмешательство во внутренние дела суверенного государства, в том числе направленное на дестабилизацию обстановки в стране», – заявил в ходе телефонного звонка действующему президенту Венесуэлы Александр Лукашенко. Сопредседатель редакционного совета «Евразия.Эксперт» Петр Петровский проанализировал, что происходит в Венесуэле и какое будущее ждет белорусско-венесуэльские отношения.

Геополитический протест


Протесты в Венесуэле начались не сегодня и не вчера. Еще на заре президентства Уго Чавеса против действующего главы государства не единожды организовывались протесты и даже были попытки провести государственный переворот и силой устранить команданте Уго с поста главнокомандующего Боливарианской Республики. И здесь нет ничего удивительного. Чавес стал президентом под левыми и социалистическими лозунгами. Он сразу начал ломку имеющейся в стране полуколониальной экономической модели. В середине 2000-х гг. он национализировал предприятия ключевых промышленных отраслей, создал систему местного самоуправления и осуществил социальные программы, расширившие доступ населения к продовольствию, жилью, здравоохранению и образованию, и большей частью в 2003-2007 гг. были достигнуты успехи в борьбе с бедностью, ликвидации неграмотности, уменьшении разрыва в доходах и улучшении качества жизни.

За это время в международных отношениях Венесуэла начала строить альтернативный левый альянс. Чавес сблизился с Кубой, социалистическими правительствами Эво Моралеса (Боливия), Рафаэля Корреа (Эквадор) и Даниэля Ортеги (Никарагуа). Президент Венесуэлы являлся сторонником антиимпериалистической идеологии и был одним из главных критиков США, идеологии и практики неолиберализма, а также принципа невмешательства государства в экономику. Сам себя Чавес характеризовал как марксиста, активно поддерживал латиноамериканскую интеграцию и играл ведущую роль в создании Союза южноамериканских наций, Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна. В конечном итоге взгляды Чавеса сформировали основу идеологии чавизма, тесно связанной с идеями боливаризма и социализма XXI в., что стало ценностным и геополитическим вызовом для доминирующего в то время либерализма.

Сам факт национализации и вызов мировому капитализму, получившему к этому времени монополию после распада социалистического полюса, не мог не раздражать США, которые и теперь очень ревностно относятся к любым альтернативным поползновениям в Латинской Америке, не забывая о принципах доктрины Монро.

Вспомнить хотя бы санкции и эмбарго, которые до сих пор действуют в отношении Кубы. Поэтому неудивительно, что американская дипломатия достаточно рьяно пыталась поддерживать оппозицию за всю историю нового курса Чавеса, а после и его приемника Мадуро.

Достаточно сильным ударом по венесуэльской модели стали последствия кризиса 2008 г. Экономическая ситуация, на которой сказались предпринятые ранее меры, в том числе контроль за ценами, и дефицит бюджета, стала нестабильной: наблюдался спад, выросли уровень бедности и инфляция, начался товарный дефицит. Значительно увеличился уровень убийств на душу населения. Полицию обвиняли в коррупции. Предоставление президенту чрезвычайных полномочий и прославлявшая его пропагандистская кампания также подвергались критике.

После смерти Чавеса, при его приемнике Николасе Мадуро экономический кризис только усилился. По итогам парламентских выборов 2015 г. большинство мест в парламенте получила оппозиция. С этого времени конфликт между властью и оппозицией экстраполировался на конфликт между ветвями власти. Парламент Венесуэлы постоянно накладывал вето на решения Мадуро, а также пытался провести процедуру импичмента. Мадуро же со своей стороны инициировал в стране конституционную реформу и ради этого созвал Конституционную Ассамблею, которая в итоге объявила себя новым парламентом Венесуэлы.

В итоге в стране с 2017 г. имеется в плане законотворчества двоевластие. Президент признает единственным законодательным органом Конституционную Ассамблею. В ответ парламент самопровозгласил «президентом» Венесуэлы одного из лидеров оппозиции Хуана Гуаидо. Казалось бы, что проблема конфликта двух ветвей власти в мире не нова. Россия пережила подобный конфликт в 1993 г. Беларусь – в 1996 г. Однако в обоих случаях не наблюдалось такого глубокого раскола мирового сообщества, как в случае Венесуэлы.

Фактически сегодня коллективный Запад и ориентированные на него страны признали оппозицию единственной легитимной властью в стране, в то время как остальной мир оказался верен действующему президенту.

Ситуация оказалась патовой. Конституционный кризис в стране стал и кризисом геополитическим. Можно констатировать, что выбор, кого поддержать в Венесуэле, происходил по принципу приверженности однополярному или же многополярному подходу к глобализации. Причем этот прецедент реально зафиксировал не просто внутривенесуэльский политический раскол, но и раскол международного масштаба, которого не было фактически с 1991 г.

Белорусский кейс Венесуэлы


Для Беларуси, как стратегического партнера, Венесуэла важна тем, что на ее территории имеется внушительное количество совместных предприятий и проектов. До кризиса товарооборот между Минском и Каракасом приближался к $1,5 млрд.

гр1.png

Товарооборот Беларуси и Венесуэлы в 2000-2017 гг.

В Венесуэле белорусская сторона смогла организовать производство тракторов на заводе «ВенеМинск Тракторес», грузовиков «МАЗ ВЕН». Кроме того, белорусской стороной было организовано строительство социального жилья в районе военной базы «Фуэрте Тиуна» и в промышленной зоне «Санта Инес». Осуществляется сооружение первого в Венесуэле агроиндустриального городка, завода по переработке аккумуляторных батарей.

Белнефтехим внедрил в Венесуэле свои технологии по добыче нефти из сложных залежей. Было организовано совместное предприятие «Петролера БелоВенесолана».

Также Беларусью организованы поставки  в Венесуэлу автобусов, коммунальной техники и другой продукции машиностроения, калийных удобрений и сухого молока. Венесуэла же поставляет в Беларусь продукты прямого восстановления железной руды, кофе и некоторые другие товарные позиции.

Как видно из динамики, показанной на графике, сегодня в белорусско-венесуэльском товарообороте наблюдается стагнация. Понятно, что это связано с объективными причинами политического и экономического кризиса в самой Венесуэле. Однако пики товарооборота между двумя странами приходились на годы поставок в Беларусь венесуэльской нефти.

В силу постепенного перехода России к принципам рыночного формирования цены на нефть с Беларусью, вопрос возобновления поставок венесуэльской нефти может опять актуализироваться.

Также не следует забывать, что у Венесуэлы перед Беларусью имеются определенные долги. В частности, за поставленные машинокомплекты тракторов на сборочные предприятия «ВенеМинск Тракторес» сумма венесуэльского долга составляет около $50 млн, которые Минску хотелось бы вернуть.

Белорусско-венесуэльские перспективы после кризиса


Возникает естественный вопрос, что будет с белорусско-венесуэльскими отношениями дальше. Понятно, что теплые отношения сначала Чавеса и Лукашенко, а после и Мадуро с Лукашенко, идеологические сантименты белорусского лидера к социалистическим принципам не останутся незамеченными в случае захвата власти со стороны прозападной оппозиции. Скорее всего, белорусские предприятия и вообще перспективы в Венесуэле будут сведены к нулю. Беларусь может даже потерять свою собственность в виде долей на предприятиях, а также не сможет вернуть долги.

Очевидно, что оппозиционеры, которые могут захватить власть, будут проводить прозападную политику, в которой Беларуси, как, впрочем, и России места не будет.

В случае же решения кризиса по сценарию Мадуро Беларусь, как поддержавшая его в тяжелую минуту страна, сможет получить некоторые бонусы, которыми официальный Минск должен как раз и воспользоваться. Это и расширение сотрудничества в энергетической отрасли, и создание новых совместных предприятий, восстановление поставок продукции из Беларуси в прежних объемах.


Петр Петровский, белорусский политолог, сопредседатель редакционного совета «Евразия.Эксперт», директор консервативного центра NOMOS (Минск)

Загрузка...
Комментарии
18 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск не получил ожидаемых результатов от шагов навстречу Западу.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$86,5 млн

составит бюджет Союзного государства в 2020 г. Запланированы расходы в сумме $84,3 млн, что влечет профицит в $2,3 млн (в 6 раз меньше прошлогоднего)

Mediametrics