25 Апреля 2019 г. 16:57

Преступления Ромуальда Райса: почему Польша оправдывает геноцид белорусов

Преступления Ромуальда Райса: почему Польша оправдывает геноцид белорусов
Фото: reform.by

В январе-феврале 1946 г. в польско-белорусском пограничье были уничтожены пять деревень, где в основном жили православные белорусы. Эти действия, названные «пацификацией», или усмирением, были совершены 3-й Виленской бригадой Национального воинского соединения во главе с Ромуальдом Райсом, известным под псевдонимом «Бурый». В 2005 г. польский Институт национальной памяти посчитал, что действия Райса «имели признаки геноцида» в отношении православных белорусов. Но в марте 2019 г. все тот же институт назвал свои прежние выводы ошибочными. О том, кем был Бурый, что на самом деле произошло в начале 1946 г. и почему поляки решили пересмотреть взгляды на историю, читайте в статье магистра исторических наук Василя Герасимчика специально для «Евразия.Эксперт».

Подляшье


Подляшье – приграничный регион со сложной историей и этно-конфессиональным составом. В течение только второй мировой войны он был вначале передан из разделенной советскими и немецкими войсками Польши в состав БССР, затем стал частью Третьего рейха, в июле 1944 г. опять присоединен к БССР, но уже в сентябре передан в состав созданной Польской Народной Республики. Именно на Подляшье активно действовали силы польских Армии Крайовой (АК) и Национального воинского соединения (НВС), не признававших ПНР. Одним из поветов, в котором проводили акции польские подпольные организации, был Бельский, где, согласно данным местного старосты, в конце 1945 г. проживало 191 тыс. человек, из которых белорусы составляли 45%: «Отношение белорусского населения к населению польскому было и есть неискреннее, недоверчивое и нередко враждебное, но такое же отношение к ним и со стороны поляков».

Одним из польских военизированных подразделений, действовавших на территории Подляшья, командовал Ромуальд Адам Райс. Он родился в 1913 г., служил в польской армии, принимал участие в сентябрьских боях 1939 г. в районе Люблина. С остатками разбитых частей отступил к Ковелю, где был разоружен красноармейцами, вошедшими 17 сентября на территорию Западной Беларуси и Западной Украины. Райс был направлен в Березу-Картузскую, где располагался бывший польский концлагерь для политических преступников, но вскоре был освобожден. Он вошел в состав АК, сражаясь как против немцев, так и литовских коллаборантов. В июле 1944 г. участвовал в освобождении Вильнюса. После начала зачистки АК со стороны советского НКВД Райсу удалось сохранить свое подразделение, которое позднее он все же распустил и в октябре 1944 г. переехал в Белосток. Работал в Охране государственных лесов в Гайновке, но в мае 1945 г. дезертировал вместе с 29 солдатами и вновь присоединился к АК, к ее 5-й бригаде под руководством Зыгмунта Шендзеляжа (псевдоним «Лупашка»).

5-я виленская бригада Армии Крайовой Шендзеляжа прославилась уничтожением белорусской деревни Вилюки, подляшской деревни Патока, и литовской деревни Дубинки. Профессор Гданьского университета Петр Нивинский в связи с этим говорит: «Пацификация белорусских деревень и убийство мирного населения проводились как предостережение их от дальнейшего сотрудничества с коммунистическим советским аппаратом террора».

24 апреля 2016 г. останки Шендзеляжа были торжественно перезахоронены с участием президента Польши. В его честь названы улицы в нескольких городах, в том числе и Белостоке.

В августе 1945 г. Райс («Бурый») перешел под начало другой польской подпольной воинской организации – Национального войскового соединения. Вскоре под началом Бурого было уже 228 человек, проводивших операции против НКВД, милиции и частей Войска Польского. 20 сентября 1945 г. он получил приказ провести пацификацию юго-восточных районов Бельского повета, однако к его исполнению приступили только в конце января 1946 г.

Начало рейда Бурого


27 января 1946 г. части 3-й Виленской бригады польского Национального войскового соединения во главе с Ромуальдом Райсом заняли деревню Лозица. Сюда же на следующий день приехала группа кучеров, преимущественно из числа православных белорусов, с целью перевезти отсюда дерево в деревню Орля для местного гминного управления и под постройку школы. Но назад уехать им уже не позволили. Бурый приказал провести отбор 40-50 лучших лошадей и повозок, захватив с собою и их владельцев. Далее они направились в Гайновку (сегодня город с населением больше 22 тыс. человек, из которых около 70% – православные), где размещался отдел польской милиции и находились несколько красноармейцев, возвращавшихся в СССР. Здесь отдел Бурого встретил вооруженное сопротивление, которое не позволило полностью занять местечко.

«Вы будете уничтожены, а ваша деревня сожжена»


Бурый же утром 29 января прибыл в деревню Залешаны. Его бойцы разместились в крестьянских домах, из которых после 14 часов сельских жителей начали сгонять «для собрания». Сюда же пришли 16-летний Петр Демьянюк и Александр Зелинко, которых вызвали на подворье и расстреляли на глазах у собравшихся. Петр был сыном солтыса Лукаша Демьянюка; Зелинко же – житель соседней деревни Суховольцы, во время войны служил в Красной Армии.

После расстрела в дом вошел сам Ромуальд Райс и, выстрелив вверх, чтобы утихомирить людей, заявил: «Вы будете уничтожены, а ваша деревня сожжена».

После того как он вышел, двери закрыли. Вооруженные люди окружили здание со всех сторон и подожгли соломенную крышу. Пока здание разгоралось, часть солдат направилась поджигать другие строения в Залешанах. Некоторые жители воспользовались этим и выбрались через окно на противоположной от центрального входа, менее охраняемой стороне. Стоявший здесь охранник стрелял только в воздух и дал людям, которых должны были сжечь, убежать.

Но не все жители деревни Залешаны пошли «на собрание». Часть из них попряталась в собственных домах, теперь поджигаемых отрядом Бурого. Некоторые сельчане пытались спастись из горящих изб, но тогда их убивали на улице. Так, во время бегства был застрелен Георгий Леончук и двое его сыновей – 6-месячный Сергей и 3-летний Константин. Сгорела семья Нечипоруков – родители и двое их детей, лишь дочери Марии удалось спастись. Сгорела и дочь Василя и Татьяны Леончуков, которой было всего семь дней отроду.

Всего в Залешанах 3-я Виленская бригада польского Национального войскового соединения под руководством Ромуальда Райса сожгла 41 дом местных жителей, убила 16 человек, в том числе 7 детей.

Убийство 30 кучеров


Далее отряд Бурого в сопровождении кучеров-белорусов направился в сторону деревни Волька Выгановская. По дороге были застрелены ямщики Стефан Бабулевич и Ян Земкевич. Еще одному кучеру удалось сбежать, и вместо него из Вольки Выгоновской был взят Григорий Григорюк.

30 января отряд Бурого прибыл в деревню Красное Село, где местному солтысу Григорию Бандаруку приказали выставить новых ямщиков и подводы вместо взятых в Лозицах. Когда все было выполнено, самого Григория Бондарука, как единственного во всей округе коммуниста, застрелили. Однако полностью завершить смену повозок Бурый не успел, поскольку над деревней показался самолет. Бойцы 3-й Виленской бригады быстро покинули деревню, успев заменить только 13-й подвод, взяв вместе с собою жителей деревни Красное Село. Позднее шестеро из них вернулись в деревню, не желая рассказывать о том, что же произошло.

А случилось следующее. 31 января Бурый занял деревню Старые Пухалы. Ямщиков выстроили и предложили освободить тех, кто продемонстрирует свое польское происхождение знанием языка и покрестившись по-католически. Остальных партиями по несколько человек стали отводить в соседний лес. Здесь их убивали, а тела сбрасывали в ямы, оставшиеся после землянок времен войны. Затем ямы немного присыпали и прикрыли ветками деревьев. Всего было убито 30 человек в возрасте от 17 до 56 лет. В экзекуциях особенно проявил себя командир под псевдонимом «Лиственница» (Modrzew).

27 апреля 1951 г. была произведена эксгумация останков убитых, находящихся в двух ямах. В одной из них было 5 останков, во второй – 22. У всех черепные коробки были «разбиты». Собранные в трех гробах останки православных белорусов перевезли на католическое кладбище в деревне Клихи, где и захоронили. 23 июля 1997 г. была произведена их повторная эксгумация и дополнительное исследование место убийства в лесу около деревни Старые Пухалы. Медик установил, что здесь как минимум 27 человек. И не исключил, что убитых могло быть больше, что и подтвердилось при исследовании на местности, где были найдены черепа еще трех человек.

Тем самым подтвердились и показания очевидцев, заявлявших об убийстве 30, а не 27 человек. Это были жители деревень Красное Село, Збуч, Чижи, Великие Пасечники, Ягодники, Лозицы, Мохнатое, Залешаны, Раковичи, Кривая, Орешково, Выгоновская Волька.

По результатам эксгумации было установлено: смерть ямщиков-белорусов, убитых отрядом Бурого 31 января 1946 г., наступила в результате нанесения ударов различными предметами, и что перед смертью над жертвами издевались.

Уничтожение деревень Зани, Шпаки и Концовизна


После убийств у деревни Старые Пухалы, вечером 1 февраля 1946 г. Бурый разделил свой отряд на три части во главе с командирами, известными под следующими псевдонимами: «Служака» (Wiarus), «Храбрый» (Bitnу) и «Лешек» (Leszеk). Они получили задания уничтожить деревни Зани, Шпаки и Концовизна, где преобладающее большинство составляли православные белорусы.

Группа Служаки вечером 2 февраля подошла к деревне Шпаки. Часть солдат занялась поджогом домов, другая производила расстрелы, убив 7 человек. Остальные участвовали в изнасиловании одной из местных женщин. Только на следующий день представители польских властей посетили деревню, составив опись уничтоженного имущества. Здесь же было найдено объявление, призывающее «белорусское население покинуть деревни в течение 14 дней».

Группа под руководством Храброго прибыла в Зани, предварительно окружив деревню. Только дома четырех семей католиков, живущих здесь, а также размещенные вблизи них несколько хозяйственных построек православных белорусов не трогали. Остальную часть деревни предали огню. Людям приказали седеть в сжигаемых домах, о чем рассказывала одна из свидетельниц: «Пришли двое мужчин, одетых в зеленую одежду, они спросили, какого вероисповедания, после получения ответа, что православные, они сказали сидеть в доме и не выходите наружу». Тех же, кто выбегал из домов и пытался спастись, просто расстреливали. Но части людей все-таки удалось спастись. Всего в Занях погибли 24 человека.

Дочка убитого Даниэля Ольшевского вспоминала, что увидела еще живого отца лежащим на дороге: «Он был ранен в голову. Я услышала, что кто-то с тех, кто был в той банде, наверное, хотел меня убить, потому что другой сказал: «Оставь этого ребенка, там уже два человека невинных лежат». Я не заметила тогда, что рядом, между дверями, лежала сестра Марыся. Ей попали в рот. Потом Ромуальда Сенницкая говорила, что Марыся очень мучилась, и ее должны были добить сблизи».

Один из свидетелей описал убийство матери, произошедшее у него на глазах. В дом вошли три вооруженных человека и спросили, живут ли здесь православные. Женщина попыталась сказать, что они поляки, и что это может подтвердить соседка. Но соседка не подтвердила, что женщина и ее семья католики, поскольку те были православными. Тогда один из вооруженных людей достал пистолет и выстрелил в женщину.

Группа Лешека подошла к деревне Коньцовизна к 18 часам. Она двигалась по льду реки Нарвы. Его бойцы не стали сразу окружать деревню, а сходу занялись поджогом домов и построек на окраине поселения, в котором проживали 60 православных белорусов. Напуганные местные жители, несмотря на начатую стрельбу, воспользовались сумерками и просто разбежались, попрятавшись в близлежащих лесах.

Ликвидация 3-й Виленской бригады Бурого


Надо отметить, что внутренние войска Польской народной республики, располагавшиеся в Бельске Подляском, знали про базирование в их районе 3-й Виленской бригады под руководством Бурого. Была даже начата операция против этой бригады, но 29 января она была свернута. Официально – «из-за недостатка бензина и малочисленности войска».

Однако настоящая причина заключалась в том, что польские солдаты просто отказывались действовать против группы Бурого, и когда доходило до вооруженного столкновения, просто разбегались.

Только после получения сведений о проведенной Бурым акции по уничтожению пяти деревень вместе с жителями правительственные войска начали действовать решительно. 16 февраля дошло до перестрелки, в ходе которой погибли 19 человек 3-й Виленской бригады, в том числе Лиственница, Храбрый и Служака. Еще 25 человек погибли 30 апреля 1946 г., тогда 12 человек были арестованы. Только в октябре 1946 г. Бурый разделил свою бригаду на три группы и направил в другие поветы. Сам же отправился в «отпуск» и даже приобрел собственную прачечную. Но 17 ноября 1948 г. он был задержан по обвинению в совершении военных преступлений. Райс попытался перевести вину на своего заместителя – подпоручика Хмелевского, выдав его местонахождение.

«Нацелены на реализацию высшей цели»


Бурый во время следствия утверждал: «Лично я никаких приговоров не исполнял, равно как и не поручал их исполнять. Моя деятельность в НВС состояла из чисто военных действий». В ответ ему был зачитано свидетельство его заместителя, в котором тот утверждал о причинах проводимой в январе-феврале 1946 г. акции: «Белорусы с большой неохотой относились к польской армии». После этого Бурый выбрал другую линию защиты. Теперь он утверждал, что в преддверии осуществления своего рейда получил информацию, что белорусы в большинстве своем отказываются от репатриации в БССР, что, в свою очередь, усложняет конспиративную работу в этой местности, поскольку опираться подполье могло только на поляков. В качестве зацепок для сожжения деревень теперь назывались отказ от сдачи овса для потребностей 3-й Виленской бригады и даже то, что будто бы кто-то из белорусов ударил одного из бойцов камнем в голову.

Один из участников группы Бурого Эдвард Вшэборовский говорил 20 февраля 1946 г., что белорусам мстили за их отношение к польской армии в 1939 г. Для этого в группе Бурого был специальный отдел так называемых поджигателей, отличавшиеся наличием черных погон. Сюда же взяли и Вшеборовского. Он видел, как двое поджигателей во время одного из рейдов попытались дезертировать, за что Бурый приговорил их к расстрелу.

Приказ о пацификации (усмирении) белорусских деревень был получен от руководства НВС 30 сентября 1945 г. Его отправил Ян Шклярек (псевдоним «Лис» и «Флориан Левицкий») – майор кавалерии Польской армии, комендант Белостоцкого округа. Именно на него ссылался Бурый для оправдания своих действий. Однако один из информаторов сообщил, что на самом деле Бурый не получал от Лиса задания жечь белорусские деревни. Лис же теперь, поскольку был расстрелян в марте 1947 г., ничего ни подтвердить, ни отрицать не мог.

Другой информатор сообщил следствию, что Бурый сжигал белорусские деревни, потому что считал, что «Польша только для поляков».

В ходе проведенного следствия Райс был обвинен в попытке изменения государственного строя, убийстве милиционеров и солдат Войска Польского. 1 ноября 1949 г. он был приговорен к смерти. Приговор приведен в исполнение 30 декабря 1950 г. в Белостоке.

В начале 1990-х гг. с Ромуальда Райса и его соратника Казимира Хмелевского были сняты все обвинения, поскольку он выступал «за восстановление Польского государства».

15 сентября 1995 г. Суд Варшавского военного округа реабилитировал его имя, поскольку все действия Райса «были нацелены на реализацию высшей цели, которой было для них независимое существование Польского государства… Они были нацелены на предотвращение репрессий против неопределенного числа людей, борющихся за независимость Польского государства». В связи с этим приказы Райса были оценены как совершенные «в состоянии высшей необходимости, которая заставила предпринимать действия, не всегда однозначно этические».

Решение польских историков


В 2005 г. инициированное польским Институтом национальной памяти следствие пришло к выводу, что действия Ромуальда Райса «имели признаки геноцида» в отношении православных белорусов, которые никоим образом нельзя отождествлять с «борьбой за независимость Польского государства». Тем более, что эти действия способствовали росту числа сторонников отделения Белосточчины от Польши.

«Преступники направляли свои действия не против отдельных лиц, но против конкретных сельских общин – людских групп, объединенных происхождением и религией.

Расстрел ямщиков также был убийством, совершенным по прямому умыслу. Имел он целью ликвидацию тех, кого считали белорусами. Следовательно, следует принять, что установленные акты были направлены на ликвидацию членов группы с таким же национально-религиозным происхождением».

Также не выдерживает критики и приписывание белорусским крестьянам поддержки коммунистической партии, поскольку это не подтверждается ни цифрами, ни фактами. Однако это было использовано в ПНР в пропагандистских целях в качестве аргумента для борьбы с бандитизмом и принуждения белорусов, не желавших покидать родные места, к переселению в БССР.

«Ведь он мог бы сжечь больше, но не сжег!»


Однако 11 марта 2019 г. все тот же Институт национальной памяти поменял свои выводы по делу об уничтожении 79 жителей белорусских деревень в районе Бельска Подлясского с 29 января по 2 февраля 1946 г., признав их ошибочными.

Было опубликовано заявление, в котором Ромуальд Райс был оправдан историками по обвинению в геноциде этнически белорусского населения на Подляшье. Это было сделано на основе материалов, представленных польскими историками Казимиром Краевским и Гжегожем Вонсовским, которые заявили:

«Мы считаем, что Бурый не действовал с намерением уничтожить (полностью или частично) белорусскую общину или православную общину, проживающую на территории Польши в ее нынешних границах. Ведь у него была возможность сжечь не пять, а гораздо больше белорусских деревень в Бельско-Подляском повете.

Между тем пять частично сгоревших деревень, расстрел больше десятка мужчин и убийство ямщиков являются беспрецедентными событиями в его деятельности, как и в деятельности всего Белостоцкого округа НВС. Мы считаем, что не православная вера и не белорусская национальность были причиной того, что эти люди погибли от рук партизан 3-й Вильнюсской бригады НВС. По нашему мнению, они погибли по причинам, которые мы кратко изложили в этом тексте. Смерть же женщин и детей, которая, несомненно, омрачает деятельность того же самого Бурого и его подчиненных, не была этим командиром злоумышленной. Вина Бурого состоит в том, что он создал ситуацию, с которой он не мог справиться, и в результате которой, независимо от его намерений, люди, которые ни при каких обстоятельствах не должны были пострадать, были убиты».

В марте 2019 г. уже четвертый год подряд в Гайновке, являющейся самым «белорусским» городом Польши, прошел марш польских националистов в поддержку Ромуальда Райса и его отряда.


Василь Герасимчик, публицист, магистр исторических наук (Беларусь)

Загрузка...
Комментарии
28 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

На что на самом деле нацелен проект ЕАЭС?

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

12 тыс.

военнослужащих будет задействовано в учениях ОДКБ в 2019 г. Всего запланировано 6 учений, которые будут проходить на территории 4 государств: Беларуси, Таджикистана, Кыргызстана и России

Mediametrics