08 Декабря 2021 г. 08:07

Углубление раскола: Почему США и Китай теряют точки соприкосновения

/ Углубление раскола: Почему США и Китай теряют точки соприкосновения
Углубление раскола: Почему США и Китай теряют точки соприкосновения
Президент США Джо Байден и председатель КНР Си Цзиньпин.
Фото: yandex.net

После встречи глав Китая и США Си Цзиньпина и Джо Байдена 15 ноября стороны, казалось, настроились на смягчение взаимной риторики. Оба лидера отметили необходимость стабильных отношений для поддержания мира на международной арене. Однако линия Вашингтона по поддержке Тайваня была продолжена, а 6 декабря Белый дом объявил о дипломатическом бойкоте Олимпиады в Пекине из-за ситуации с правами человека в Китае. В свою очередь, китайский МИД обвинил США в развязывании войн в мире под прикрытием идеалов демократии. Куда движутся отношения двух держав, и что это противостояние значит для России, проанализировал эксперт Центра изучения перспектив интеграции Владимир Нежданов.

Встреча президента США Джо Байдена и председателя КНР Си Цзиньпина, состоявшаяся вечером 15 ноября в формате видеоконференции, должна была предупредить дальнейшую эскалацию противоречий Пекина и Вашингтона. Хотя стороны не ставили перед собой цель решить наиболее острые вопросы, виртуальная встреча может подтолкнуть Китай и США к активизации принятия решений по ряду проблем: от предупреждения начала гонки вооружений до ослабления торговых ограничений.

2021 год: от споров к попытке диалога


Приход к власти в США администрации Джо Байдена в начале 2021 г. не привел к нормализации диалога Пекина и Вашингтона. Более того, противостояние двух стран стало одной из базовых характеристик состояния международных отношений. Прошедшая в Анкоридже в марте 2021 г. встреча китайских и американских дипломатов, задумывавшаяся как протокольное мероприятие, переросла в спор с попытками доказать друг другу, что именно противоположная сторона нарушает права человека. Причем, Пекин и Вашингтон были готовы к конфликту, поскольку заранее сообщали о том, что не намереваются принимать совместное заявление. В июле 2021 г. в Тяньцзине прошла встреча министра иностранных дел КНР Ван И и заместителя государственного секретаря США Венди Шерман, на которой стороны вновь не продемонстрировали признаков смягчения риторики в адрес друг друга. Заместитель министра иностранных дел КНР Се Фэн тогда подчеркнул, что США не могут читать Китаю лекции о демократии и правах человека.

В итоге к середине года отношения КНР и США окончательно зашли в тупик, и Се Фэн представил Венди Шерман список требований, которые он назвал необходимыми для их стабилизации. Вероятно, требования Пекина к Вашингтону касались прекращения критики политической системы КНР, отмены санкций и тарифных ограничений, а также политических требований в отношении Гонконга, Тайваня и Синьцзяна.

Затем, осенью, Китай и США стали демонстрировать неожиданную готовность к диалогу. В частности, в Цюрихе в октябре 2021 г. прошла встреча главы секретариата Комиссии ЦК КПК по иностранным делам Яна Цзечи с помощником президента США по национальной безопасности Джейком Салливаном, в рамках которой стороны договорились принять меры для укрепления стратегических коммуникаций, предотвращения конфликтов, а также возвращения китайско-американских отношений на путь стабильного развития. Другим маркером готовности к диалогу стало то, что председатель КНР и президент США 9 ноября направили поздравительные письма в Национальный комитет по американо-китайским отношениям по случаю его 55-летия.

В своем обращении Си Цзиньпин отметил, что КНР и США просто обязаны возобновить всестороннее сотрудничество, включая поиск совместных решений региональных и международных проблем. В обращении президента Джо Байдена говорилось, что отношения КНР и США важны для решения глобальных вопросов, от борьбы с пандемией коронавируса до устранения угроз, связанных с изменением климата.

13 ноября в телефонном разговоре Ван И и госсекретаря США Энтони Блинкена было обозначено, что стороны ожидают позитивных изменений во взаимоотношениях после переговоров лидеров КНР и США.

Переговоры вопреки противостоянию


Виртуальная встреча Байдена и Си продемонстрировала, что Пекин и Вашингтон прежде всего заинтересованы в предупреждении открытого противостояния. Во время видеоконференции главы государств обозначили, что деэскалация противоречий Вашингтона и Пекина может произойти на фоне сотрудничества по наиболее острым глобальным вопросам, как, например, изменение климата. Тем не менее, в Белом доме отмечают, что переговоры лидеров КНР и США выступают частью действий Вашингтона по «ответственному управлению конкуренцией». Вашингтон подчеркивает, что решение проблем во взаимоотношениях с Пекином должно вести к укреплению международной конкурентоспособности США.

Добавим, что на протяжении всего 2021 г. сохранялось давление США на КНР в отношении Гонконга, звучали обвинения в геноциде в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, а незадолго до саммита лидеров КНР и США со стороны Вашингтона вновь прозвучала обеспокоенность в отношении ситуации вокруг Тайваня. Наконец, в США все больше говорят о росте ядерного потенциала Китая: звучат заявления о том, что к 2030 г. Пекин будет обладать 1000 ядерных боеголовок и станет представлять угрозу безопасности США.

В Китае, в свою очередь, заявляют, что политика администрации Байдена предполагает введение мер, направленных на сдерживание КНР. Кроме того, Си Цзиньпин в выступлении по случаю 100-летия Коммунистической партии Китая подчеркнул, что китайский народ не позволит иностранным силам запугивать, принуждать и порабощать его. Слова председателя КНР можно расценивать как ответ на заявление США о том, что Китай представляет собой величайшую геополитическую проблему XXI века.

Одновременно в Пекине растет понимание собственных сил. В частности, издание «Global Times», структурное подразделение газеты «Жэньминь жибао», говорит об ослаблении Запада на фоне быстрого развития Китая, подчеркивая, что в перспективе политическая система Запада будет восприниматься как отсталая по сравнению с политической системой КНР.

Наконец, переговорные позиции Пекина были укреплены в ходе 6-го пленума ЦК КПК 19-го созыва, который прошел с 8 по 11 ноября 2021 г. В ходе пленума была принята резолюция по историческим вопросам, которая не только укрепила политические позиции Си Цзиньпина внутри КНР, но и охарактеризовала текущий исторический момент для Китая как отправную точку новой истории, за которой следует построение к 2049 г. модернизированного социалистического государства, предполагающее комплексное укрепление позиций Пекина.

Непреклонные политические позиции Пекина и Вашингтона ведут стороны к углублению противоречий, несмотря на позитивные заявления лидеров. Одну из наиболее масштабных проблем в стыковке позиций сторон представляет собой акцент КНР на безоговорочную ценность существующего мирового порядка и ООН, тогда как США придерживаются доктрины «порядка, основанного на правилах» («rules-based international order»).

Позиция Москвы


Рост противоречий Пекина и Вашингтона не означает, что Москва остается в стороне. По мнению председателя Объединенного комитета начальников штабов США генерала Марка Милли, сегодня сложились условия «трехполюсной войны» («tripolar war»), которая означает противостояние США и КНР в сфере передовых технологий, и США и России как обладателя значительного энергетического и ядерного потенциала. Саммиты «Группы семи» и НАТО, прошедшие летом 2021 г., продемонстрировали растущие опасения стран Запада в отношении как России, так и Китая. При этом новые военные альянсы, например, «AUKUS», также выстраивают логику своего развития, исходя из представлений о «трехполярности». В частности, в Канберре, говоря об «AUKUS», отмечают, что сближение Москвы и Пекина не отвечает национальным интересам Австралии.

Параллельно Москва и Пекин выстраивают совместную стратегию по вопросам взаимодействия с США и странами Запада. В конце марта 2021 г., через неделю после китайско-американской встречи на Аляске, состоялся визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в КНР, в рамках которого глава российского МИД провел встречу со своим китайским коллегой. В конце мая уже Ян Цзечи прибыл в Москву через неделю после завершения встречи Лаврова и Блинкена.

Зарождающаяся традиция встреч по окончании переговоров с высокопоставленными американскими дипломатами свидетельствует о формировании готовности России и КНР не только обмениваться информацией, но и координировать действия.

Однако по итогам саммита президентов России и США Владимира Путина и Джо Байдена в Женеве зазвучали предположения о том, что США попытаются использовать Китай в качестве инструмента для сближения Москвы и Вашингтона. Многие эксперты согласились, что США предпочтут сближение с Россией, чем нормализацию отношений с КНР. Более того, главной внешнеполитической задачей Вашингтона на современном этапе уже не раз называли стремление разбить партнерство Москвы и Пекина.

Как следствие, России следует учитывать, что конкуренция КНР и США напрямую затрагивает ее национальные интересы. В частности, сближение России с тем или иным центром силы открывает возможности для торга и укрепления международных позиций Москвы. При этом в сложившейся ситуации России важно не оказаться в ловушке обязательств как перед КНР, так и перед США, сохраняя максимальную независимость международных позиций для дипломатического маневра, чтобы не стать разменной монетой в «большой игре» Пекина и Вашингтона.


Владимир Нежданов, магистр международных отношений, эксперт Центра изучения перспектив интеграции

Загрузка...
Комментарии
24 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Официальный Вильнюс не думает о последствиях.

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

€1 млрд

может составить ущерб экономике Литвы от разрыва договора «Литовских железных дорог» и «Беларуськалия» – экс-премьер-министр Литвы

Mediametrics