19 Октября 2020 г. 18:28

Балканская стратегия: почему США не могут помирить Сербию и Косово

Балканская стратегия: почему США не могут помирить Сербию и Косово
Фото: persgroep.net

17 октября кандидат в президенты США от Демократической партии Джо Байден представил албанской диаспоре свой план урегулирования косовского вопроса. В нем он назвал недопустимым подход к проблеме, принятый администрацией Дональда Трампа. Днем ранее Белград посетил спецпредставитель ЕС по диалогу между Косово и Сербией Мирослав Лайчак, который напомнил о необходимости сторон соблюдать уже заключенные ранее соглашения. Тем временем, президент Сербии Александр Вучич заявил, что в скором времени ожидает визита главы МИД России Сергея Лаврова. О том, как Брюссель, Вашингтон и Москва влияют на процесс косовского урегулирования, и каковы его перспективы в настоящий момент, читайте в статье кандидата исторических наук Евгения Коренева.

В последние годы активизировались попытки США и ЕС присвоить себе право верховных арбитров в сложном геополитическом споре о статусе Косово, который продолжается уже более 20 лет. При этом на Сербию оказывается мощное дипломатическое давление, а Россия старательно вытесняется из основных переговорных форматов.

Вашингтонское соглашение


4 сентября 2020 г. в Вашингтоне состоялось подписание соглашения между Белградом и Приштиной под названием «Экономическая нормализация». При посредничестве президента США Дональда Трампа подписи под документом, составленным в двух вариантах с небольшими изменениями последнего пункта для каждой стороны, поставили президент Сербии Александр Вучич и премьер-министр самопровозглашенного Косово Авдулах Хоти. Соглашение предусматривает налаживание экономического взаимодействия между Белградом и Приштиной. В частности, речь идет о строительстве скоростной автомагистрали и открытии прямого железнодорожного сообщения между городами. Согласно документу, Косово также должно присоединиться к созданному в 2019 г. Сербией, Албанией и Северной Македонией балканскому «мини-Шенгену». Кроме того, Белград и Приштина при содействии США обязались совместно использовать пограничное озеро Газиводе.

Важно отметить, что соглашение содержит ряд политических пунктов. В частности, Косово взяло на себя обязательство не добиваться в течение года членства в международных организациях, а Сербия – не убеждать другие страны не признавать Косово. В знак благодарности за посреднические услуги Трампа обе стороны согласились на несколько условий, выгодных США, с геополитической и экономической точки зрения. Так, например, они признали движение «Хезболла» террористической организацией, Сербия выразила готовность перенести свое посольство в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, а Косово – установить дипломатические отношения с этой страной. Это своего рода маленькая победа в рамках ближневосточной политики Трампа и довольно крупный успех для его президентской кампании, позволяющий ему набрать дополнительные очки среди избирателей еврейского происхождения.

Сербия и Косово, по сути, также обещали США, что не попадут в энергетическую зависимость от России и в технологическую – от КНР. Помимо всего прочего, в Сербии будет открыто представительство U.S. International Development Finance Corporation, которое будет инвестировать в местные и региональные проекты.

При всей своей неоднозначности Вашингтонское соглашение, тем не менее, представляет собой весьма интересную попытку прагматичного решения косовского вопроса.

Оно открывает возможности для реального практического сотрудничества Белграда и Приштины в сфере экономики. Такая политика малых дел теоретически может создать необходимые условия для окончательного определения статуса Косово. Однако не обязательно, что итог этого процесса понравится всем сторонам.

Безусловно, встреча, состоявшаяся в Вашингтоне, как уже отмечалось ранее, была нужна не только лидерам Сербии и самопровозглашенного Косово, но и хозяину Белого дома. С учетом того, что до президентских выборов в США осталось совсем мало времени, проведение подобных переговоров – это одна из последних возможностей для Трампа создать в глазах избирателей образ президента, способного разрешать сложные геополитические противоречия, увеличивая авторитет страны на мировой арене. Стоит упомянуть и о том, что в США 3 августа 2020 г. стартовала кампания «Сербы за Трампа», которая должна привлечь в ряды сторонников действующего президента около миллиона американцев сербского происхождения. На прошлых выборах эта часть электората в большинстве своем поддержала именно кандидата от Республиканской партии. Очевидно, что повышенное внимание Трампа к Сербии и более уважительное отношение к самим сербам по сравнению с предыдущими американскими президентами должно и сейчас заставить представителей сербской диаспоры отдать свои голоса именно за него.

В целом, активизация экономического сотрудничества между Белградом и Приштиной создает определенные перспективы для прихода новых американских инвестиций в регион. Это, в свою очередь, должно понравиться представителям бизнес-сообщества США. В связи с этим можно говорить о том, что Трамп не просто хочет разрешить затянувшийся спор о статусе Косово, но и создать условия для долгосрочного американского экономического влияния на Западных Балканах.

Европейская перспектива


Не стоит думать о том, что ЕС самоустранился от косовского урегулирования, согласившись с первенством США в этом вопросе. Евросоюзу и в особенности Франции и Германии, по всей видимости, очень не нравятся американские инициативы по созданию особого переговорного формата для Белграда и Приштины под контролем Вашингтона, поскольку это снижает европейское влияние на ситуацию.

Чтобы как-то исправить положение дел, в апреле 2020 г. после затянувшихся бюрократических процедур Совет ЕС назначил бывшего министра иностранных дел Словакии Мирослава Лайчака спецпредставителем ЕС на переговорах Сербии и Косово. Именно ему предстоит теперь в короткие сроки сконструировать новый европейский подход к косовскому урегулированию. Кроме того, за последние несколько месяцев под эгидой ЕС было организовано несколько встреч сербского и косовского руководства в Брюсселе, проведены телефонные переговоры и видеоконференции с участием лидеров Франции, ФРГ, Сербии и самопровозглашенного Косово.

Лейтмотив этих мероприятий понятен: евроинтеграция для Белграда и Приштины станет возможной лишь в том случае, если они подпишут соглашение, а договориться они должны исключительно под чутким руководством Евросоюза.

Роль России


Несмотря на все трансформации переговорного процесса по Косово в последние годы и на определенную коррекцию исходных позиций всех заинтересованных участников, Российская Федерация оставалась, пожалуй, самым консервативным актором косовского урегулирования. Москва неизменно настаивала на решении спорного вопроса о статусе края на основе резолюции СБ ООН 1244, не допуская вольных трактовок этого документа, которые неоднократно предпринимали страны Запада. Однако в 2020 г. произошло незначительное изменение российской позиции по Косово, которые некоторые эксперты и представители СМИ, в том числе и в Сербии, поспешили окрестить отказом от привычной формулы, хотя это не совсем соответствует действительности.

Стоит отметить, что косовская проблема оставалась в фокусе внимания российского руководства на протяжении нынешнего года, а активизация контактов Москвы и Белграда на высшем уровне по данной теме произошла летом. Так 15 июня 2020 г. по инициативе сербской стороны состоялся телефонный разговор президента РФ Владимира Путина с президентом Вучичем. В ходе обсуждения косовского вопроса российский лидер заявил, что необходимо разработать приемлемое для Белграда компромиссное решение, которое затем должно быть утверждено Советом Безопасности ООН. Спустя неделю, 23 июня 2020 г., прошла уже очная встреча президентов двух стран, состоявшаяся в рамках визита Вучича в Москву для участия в торжественных мероприятиях по случаю 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Несмотря на то, что главное внимание в ходе переговоров уделялось обсуждению двусторонних отношений в торгово-экономической сфере, по традиции лидеры государств поговорили и о Косово.

В промежутке между телефонным разговором и очной встречей президентов России и Сербии, Белград 18 июня 2020 г. с рабочим визитом посетил министр иностранных дел России Сергей Лавров. Он провел обстоятельные переговоры по косовскому вопросу с несколькими представителями сербского руководства, в том числе с президентом страны. Лавров проинформировал Вучича о возможных последствиях реализации тех проектов урегулирования, которые может предложить Вашингтон Белграду.

Судя по всему, перспективы, обозначенные российским министром, выглядели не очень радужно, поскольку на пресс-конференции президент Сербии заявил следующее: «Получил от Сергея Лаврова определенные оценки о планах и идеях решения косовского кризиса, которые меня как президента еще больше обеспокоили. Ясно, что нас ждет тяжелый период и давление по реализации планов, о которых нам и не говорили. Поэтому, по оценке России, мы должны быть внимательны и осторожны, когда нам будут преподносить эти планы». Однако запланированные на 27 июня переговоры в Вашингтоне между сербами и косовскими албанцами не состоялись из-за того, что президент самопровозглашенного Косово Хашим Тачи отменил свой визит в связи с предъявлением ему Гаагской специальной прокуратурой по Косово обвинений в военных преступлениях. В итоге переговоры были перенесены на начало осени, но актуальность российских оценок ситуации от этого не уменьшилась.

10 сентября 2020 г. по инициативе сербской стороны состоялся очередной телефонный разговор лидеров России и Сербии по проблематике косовского урегулирования. Вучич рассказал Путину об итогах переговоров, прошедших в Вашингтоне 4 сентября и в Брюсселе 7 сентября 2020 г. В свою очередь, российский президент еще раз заявил о том, что Россия будет выступать за такое решение косовского вопроса, которое устроит Сербию и будет утверждено СБ ООН.

В целом же можно говорить о том, что подход РФ к косовскому урегулированию становится более гибким и прагматичным.

По сути, Россия переходит к реализации озвученной несколько лет назад формулы: «мы не можем быть большими сербами, чем сами сербы». Действительно, не вмешиваясь во внутреннюю политику Сербии, РФ будет невозможно трансформировать подход страны к решению косовского вопроса, а, значит, придется соглашаться с тем вариантом соглашения, который поддержит сам Белград.

Трехсторонняя игра


Уже сейчас очевидно, что дальнейший переговорный процесс в рамках косовского урегулирования превращается в чрезвычайно сложную геополитическую игру со множеством переменных и неясными последствиями. При этом главными участниками этой шахматной партии станут Белград, Приштина, Брюссель и Вашингтон.

В большой косовской игре в ближайшее время многое будет зависеть от исхода президентской гонки в США. В случае победы Трамп может активизировать свою балканскую стратегию, для того чтобы не допустить дальнейшего усиления позиций Китая в стратегически значимом регионе, происходившего в последние годы в рамках реализации инициативы «Один пояс, один путь». Важным пунктом этой стратегии может стать косовское урегулирование, которое позволит упрочить позиции Вашингтона на Балканах и уменьшить влияние здесь Москвы и Пекина. При этом произойдет оно, скорее всего, в формате бизнес-сделки, столь любимом нынешним главой Белого дома: обмен территориями или какими-то активами, взаимное признание Белграда и Приштины и, как следствие, обещание сторонам предоставить масштабную американскую экономическую помощь.

Вместе с тем, победа Джо Байдена может внести существенные коррективы в балканскую стратегию США. В первую очередь это касается подхода Вашингтона к косовскому урегулированию. Байден хорошо известен на Балканах, прежде всего, по своим антисербским высказываниям. Так, например, в 1993 г. в интервью CNN он заявил следующее: «Сербы – безграмотные дегенераты, детоубийцы, мясники и насильники». В 1999 г. он был активным сторонником бомбардировок Югославии и призывал «положить конец сербской агрессии». В Администрации Барака Обамы Байден как раз отвечал за Балканы, продвигая в первую очередь албанские интересы в косовском вопросе. Очевидно, что его подход к урегулированию, в отличие от тех проектов соглашения, которые предлагает команда Трампа, будет еще в большей мере учитывать интересы албанцев, нежели сербов, не оставляя последним практически никаких возможностей для защиты своих интересов в Косово.

Что касается России, то она и дальше будет придерживаться уже озвученного принципа о поддержке любого решения, которое устроит Сербию. Москва не сможет в ближайшее время подключиться к переговорному процессу, поскольку даже Белград не настаивает на этом. Лишь в том случае, если Запад в очередной раз слишком сильно надавит на сербов и предложит им кабальные условия соглашения, они смогут попытаться поставить вопрос о подключении к переговорам России как стороны, способной создать баланс сил в этой сложной дипломатической игре. Хотя очевидно, что заинтересованные игроки отреагируют на такой демарш Сербии без особого энтузиазма.

ЕС в ближайшее время попытается вернуть себе пальму первенства в косовском вопросе, перешедшую в последние месяцы к США.

В каком-то смысле это будет логично, поскольку главным «призом» для Белграда и Приштины является евроинтеграция, поэтому Брюссель может найти механизмы давления на стороны, чтобы склонить их к достижению соглашения. Однако, как это всегда и бывает в случае с ЕС, государствам, входящим в него, сначала нужно договориться между собой о том, каким они видят будущее Косово. На сегодняшний день полного единства в этом вопросе среди них нет.

Во многом несогласованность позиции стран ЕС по косовскому урегулированию и стала причиной того, что Евросоюз, по словам Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозепа Борреля, «нехорошо выполнял свою работу», так как все стороны переговоров на Балканах остались недовольны предложенными им вариантами соглашений.

Белград vs. Приштина


Наиболее сложным во всей этой истории, конечно, обещает стать сам диалог Сербии с самопровозглашенной республикой. Сторонам придется сделать трудный выбор на фоне нестабильной внутренней ситуации. В 2020 г. в Косово усилился раскол в политической элите, что, безусловно, не будет способствовать ускорению переговорного процесса. Ультранационалисты, по всей видимости, будут и дальше саботировать создание Сообщества сербских муниципалитетов и проекты экономического сотрудничества с Белградом, добиваясь признания последним полной независимости Косово.

В таких условиях силам, настроенным на окончательное решение вопроса с Сербией, в том числе в духе нового американского плана, предусматривающего экономическое сотрудничество между сторонами как основу урегулирования, придется очень нелегко. Это может привести к очередному замораживанию переговоров о статусе Косово. Оценивая перспективы переговорного процесса, Хоти недавно заявил следующее: «Если мы не придем к окончательному соглашению, то нам придется продолжать жить дальше, как двум чужим друг другу государствам. Ничего не поделаешь».

В Сербии также складывается весьма неоднозначная ситуация. С одной стороны, по итогам парламентских выборов, состоявшихся 21 июня 2020 г., Вучич получил контроль над Скупщиной благодаря убедительной победе Сербской прогрессивной партии. Это обстоятельство, в том числе, представляет ему возможность изменять законодательство страны для решения вопроса о статусе Косово, а также ратифицировать соглашение с косовскими властями, если оно будет достигнуто.

Логично предположить, что Вучич будет стараться использовать свой шанс, чтобы договориться с Приштиной и ускорить вступление Сербии в ЕС, даже если придется пойти на серьезные уступки.

С другой стороны, у президента остается немало оппонентов, о чем свидетельствуют вспыхнувшие летом протесты. Очевидно, что в Сербии найдется довольно много людей, которые не согласятся с теми проектами косовского урегулирования, которые поддержит сербское руководство, так как, по их мнению, они будут идти вразрез с национальными интересами страны. Реакция общества может оказаться непредсказуемой, и обстановка в стране будет надолго дестабилизирована.

Таким образом, возобновление активного переговорного процесса по статусу Косово, произошедшее летом 2020 г., пока не сулит быстрых и однозначных результатов. Сторонам косовского урегулирования предстоит пройти трудный и, скорее всего, довольно долгий путь к окончательному решению спорного вопроса. По всей видимости, уже ближайшие месяцы покажут нам то, как Белград и Приштина в новых международных и внутриполитических реалиях намерены расставить запятые во фразе «договориться нельзя конфликтовать».


Евгений Коренев, кандидат исторических наук, старший преподаватель Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского

Загрузка...
Комментарии
07 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что привело Минск к нынешней ситуации в стране?

Инфографикa: Распространение карты поляка в Беларуси, России, Украине и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

$1,9 млрд

составили денежные переводы из России в страны СНГ в третьем квартале 2020 г. Это рекордный показатель за последние два года – ЦБ России

Mediametrics