Политическая элита Румынии считает Молдову «вторым румынским государством» – эксперт Политическая элита Румынии считает Молдову «вторым румынским государством» – эксперт

Сегодня румынские власти не скрывают экспансионистских замыслов в отношении Молдовы. Румыния активно призывает другие страны признать несуществующим молдавский язык, агрессивно наращивает влияние своей церкви на молдавской территории. До сегодняшнего дня Бухарест так и не подписал договор о румыно-молдавской границе. Высшее руководство Молдовы имеет румынское гражданство, что приводит ко все большей румынизации общественной жизни. Какую роль в этом процессе играют ЕС и НАТО, и как относятся к возможному поглощению Румынией в самой Молдове, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал политик, журналист, кандидат в президенты Молдовы от «Нашей партии» (2016 г.) Дмитрий Чубашенко.

– Дмитрий Алексеевич, Молдова все больше политически и экономически становится зависимой от Румынии. Последние массовые отключения электроэнергии обнажили зависимость и в энергетике. Какие риски это создает для Молдовы?

– Молдова полностью зависима от Запада в целом, а там есть своя иерархия. На вершине пирамиды находятся США, пониже – Европейский союз, в составе ЕС – Румыния. Нынешняя кишиневская власть – типичная колониальная администрация, действующая по доверенности и в интересах коллективного Запада.

Среди внешних так называемых «партнеров по развитию» Молдовы Румыния играет важную, но не главенствующую роль. Президент Майя Санду, которая фактически остается лидером правящей партии «Действие и солидарность» (PAS), контролирует парламентское большинство и монопартийное правительство, напрямую выходит на руководство США, Еврокомиссии, ведущих государств Европы, таких, как Франция и Германия. При этом она, как и все остальные руководители Молдовы, является также гражданкой Румынии и поддерживает тесные отношения с ее руководством.

В отношениях с Молдовой Бухарест преследует свои интересы. Политическая элита Румынии считает Молдову «вторым румынским государством», которое однажды должно исчезнуть, объединившись с первым румынским государством. После предоставления Молдове статуса кандидата в члены ЕС Румыния, естественно, взяла на себя роль адвоката и проводника Молдовы в процессе европейской интеграции. Это объясняется хотя бы тем, что все законы, директивы и другие документы ЕС, которые Молдова обязана у себя внедрять, уже переведены на румынский язык. В условиях резкого падения экспорта и импорта с Россией Румыния, как один из двух непосредственных соседей Молдовы наряду с Украиной, также естественно стала ее главным внешнеторговым партнером.

Блэкаут, который случился в Молдове из-за поражения украинской энергосистемы, говорит о зависимости молдавской энергетики больше именно от Украины и Приднестровья, чем от Румынии. Румыния не смогла компенсировать Молдове выпавшие поставки электроэнергии, что стало одной из причин перебоев с энергоснабжением и роста цен на электроэнергию в Молдове. С возобновлением на этой неделе подачи электроэнергии с расположенной в Приднестровье и принадлежащей российской «Интер РАО» Молдавской ГРЭС ситуация с обеспечением Молдовы электроэнергией стабилизируется.

– В Молдавии сформирована правовая база для задействования румынских военнослужащих и полицейских на территории республики. Еще в 2010 г. принят План молдавско-румынских действий в области внутренних дел, в соответствии с которым Румыния может оказать содействие в обеспечении «общественного порядка в Молдове». Какие риски создает возможность военного присутствия Румынии в Молдове, учитывая ее членство в НАТО?

– Опять же, роль Румынии в военно-политическом, военно-техническом, логистическом освоении Молдовы коллективным Западом, хоть и важная, но не главная. Тут Бухарест действует в рамках общего плана. Основные структуры, которые оказывают военную помощь Молдове – НАТО и ЕС. После 24 февраля эти организации действуют в регионе практически как одно целое.

В июне Молдова получила статус страны-кандидата в члены ЕС, в котором существуют общая внешняя, оборонная политика и общая политика безопасности. Страна-кандидат обязана придерживаться принципов такой политики. В октябре заместитель генерального секретаря НАТО Мирча Джоанэ прямо сказал, что «НАТО и ЕС будут продолжать тесно координировать свои действия, чтобы обеспечить взаимодополняемость поддержки, предоставляемой обеими организациями, в поддержку демократических реформ и модернизации сектора безопасности и обороны Молдовы».

Для Молдовы в НАТО утверждена «Инициатива по наращиванию потенциала обороны и связанной с ней безопасности», в рамках которой вооруженные силы и силовые структуры страны, формально, по Конституции, нейтральной, переводятся на стандарты Североатлантического альянса. В ноябре ЕС утвердил программу развития инфраструктуры двойного назначения на востоке, в том числе, на территории Молдовы и Украины, для ускоренной переброски вооруженных сил и вооружений государств ЕС (фактически, НАТО).

НАТО и ЕС пока не поставляют в Молдову летальных вооружений, ограничиваясь обучением и подготовкой военных, усовершенствованием системы командования и логистики, развитием инженерных и медицинских подразделений.

Пока представители НАТО и ЕС заявляют: никто не заинтересован в том, чтобы боевые действия в соседней Украине перекинулись и на территорию Молдовы. Однако при этом западные партнеры Кишинева активно занимаются освоением молдавской территории, очевидно, и для того, чтобы быть готовыми к потенциальному противостоянию с Россией, если оно вдруг перейдет в острую фазу и в Молдове, в том числе в результате разморозки приднестровского конфликта.

В случае обострения обстановки подписанные между Молдовой и Румынией соглашения о взаимодействии силовых структур могут оказаться очень кстати, и Румыния может стать первой страной НАТО и ЕС, которая, если понадобится, введет свои вооруженные или полицейские силы на территорию Молдовы под предлогом ее «защиты» от России или Приднестровья.

– Почему Запад поощряет румынизацию Молдовы, в чем выгоды США и ЕС? Может ли это выступать инструментом для того, чтобы поссорить Молдову с Россией?

– Запад поощряет вестернизацию Молдовы в целом и ее отход от России. Румынизация, безусловно, является частью этого общего процесса. Румыны вообще не признают молдаван как самостоятельный народ. Доктрина молдовенизма признана в Румынии угрозой национальной безопасности. Соответственно, в интересах румын сделать так, чтобы молдаване перестали считать себя молдаванами и сами захотели присоединиться к Румынии. Кстати, миллион граждан Молдовы уже сделали это в индивидуальном порядке, получив румынское гражданство.

Поссорить Молдову с Россией больше, чем общая вестернизация, отдельно взятая румынизация не может. С румынизацией или без, Молдову, как страну-кандидата в члены ЕС, обязуют занять место в общем антироссийском, русофобском «окопе» ЕС и Запада в целом. Это главная причина как никогда плохих отношений между Молдовой и Россией.

Справка «Евразия.Эксперт»:

США, ЕС и НАТО поощряют румынский экспансионизм, стремясь создать против России «Черноморский фронт», где молдаване окажутся на передовой. Пытаясь уничтожить экономический потенциал России и не допустить ее перехода на новый уровень развития, Запад уже вынудил ее начать СВО на Украине. Россия не хочет втягивания в украинский кризис Молдовы через Приднестровье, она выступает за сохранение прагматичных торгово-экономических связей и мирное урегулирование приднестровского конфликта. Однако Киев и Запад подталкивают к этому кишиневские власти.

– 75% румынских граждан выступают за присоединение Молдовы к Румынии. В то же время в Молдове число сторонников объединения с соседним государством снижается и сейчас составляет 33% (в начале 2021 г. – 44%), против выступает 47%. О чем говорят подобные расклады?

– Когда речь заходит об унионизме (объединении с Румынией), социологи говорят о так называемой «бессарабской лестнице»: две трети населения Молдовы в целом хорошо относятся к Румынии, одна треть готова голосовать на референдуме за объединение с ней, но лишь менее 10% голосуют на реальных выборах за партии, которые открыто провозглашают своей целью присоединение к Румынии. Количество сторонников объединения может колебаться в разные годы, но в целом картина остается примерно такой на протяжении десятилетий.

Некоторое падение поддержки объединения с Румынией сегодня можно объяснить предоставлением Молдове статуса кандидата в члены ЕС. Если до этого больше людей считали единственным реальным способом попасть в ЕС вхождение в состав Румынии, сегодня кто-то поверил в то, что Молдова может попасть туда самостоятельно.

В конечном счете, вся эта история с объединением – не про румын, она про молдаван. Хватит ли у молдавского народа воли и сил, чтобы сохранить свои имя и дом, страну и будущее? Хотят ли молдаване вообще что-то решать сами? Нужно ли им собственное государство? Граждане Молдовы должны сами себе ответить на все эти вопросы.

08 декабря 2022 г. 09:04

Политическая элита Румынии считает Молдову «вторым румынским государством» – эксперт

/ Политическая элита Румынии считает Молдову «вторым румынским государством» – эксперт
Политическая элита Румынии считает Молдову «вторым румынским государством» – эксперт
Фото: Gabriel Petrescu/Shutterstock.com

Сегодня румынские власти не скрывают экспансионистских замыслов в отношении Молдовы. Румыния активно призывает другие страны признать несуществующим молдавский язык, агрессивно наращивает влияние своей церкви на молдавской территории. До сегодняшнего дня Бухарест так и не подписал договор о румыно-молдавской границе. Высшее руководство Молдовы имеет румынское гражданство, что приводит ко все большей румынизации общественной жизни. Какую роль в этом процессе играют ЕС и НАТО, и как относятся к возможному поглощению Румынией в самой Молдове, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал политик, журналист, кандидат в президенты Молдовы от «Нашей партии» (2016 г.) Дмитрий Чубашенко.

– Дмитрий Алексеевич, Молдова все больше политически и экономически становится зависимой от Румынии. Последние массовые отключения электроэнергии обнажили зависимость и в энергетике. Какие риски это создает для Молдовы?

– Молдова полностью зависима от Запада в целом, а там есть своя иерархия. На вершине пирамиды находятся США, пониже – Европейский союз, в составе ЕС – Румыния. Нынешняя кишиневская власть – типичная колониальная администрация, действующая по доверенности и в интересах коллективного Запада.

Среди внешних так называемых «партнеров по развитию» Молдовы Румыния играет важную, но не главенствующую роль. Президент Майя Санду, которая фактически остается лидером правящей партии «Действие и солидарность» (PAS), контролирует парламентское большинство и монопартийное правительство, напрямую выходит на руководство США, Еврокомиссии, ведущих государств Европы, таких, как Франция и Германия. При этом она, как и все остальные руководители Молдовы, является также гражданкой Румынии и поддерживает тесные отношения с ее руководством.

В отношениях с Молдовой Бухарест преследует свои интересы. Политическая элита Румынии считает Молдову «вторым румынским государством», которое однажды должно исчезнуть, объединившись с первым румынским государством. После предоставления Молдове статуса кандидата в члены ЕС Румыния, естественно, взяла на себя роль адвоката и проводника Молдовы в процессе европейской интеграции. Это объясняется хотя бы тем, что все законы, директивы и другие документы ЕС, которые Молдова обязана у себя внедрять, уже переведены на румынский язык. В условиях резкого падения экспорта и импорта с Россией Румыния, как один из двух непосредственных соседей Молдовы наряду с Украиной, также естественно стала ее главным внешнеторговым партнером.

Блэкаут, который случился в Молдове из-за поражения украинской энергосистемы, говорит о зависимости молдавской энергетики больше именно от Украины и Приднестровья, чем от Румынии. Румыния не смогла компенсировать Молдове выпавшие поставки электроэнергии, что стало одной из причин перебоев с энергоснабжением и роста цен на электроэнергию в Молдове. С возобновлением на этой неделе подачи электроэнергии с расположенной в Приднестровье и принадлежащей российской «Интер РАО» Молдавской ГРЭС ситуация с обеспечением Молдовы электроэнергией стабилизируется.

– В Молдавии сформирована правовая база для задействования румынских военнослужащих и полицейских на территории республики. Еще в 2010 г. принят План молдавско-румынских действий в области внутренних дел, в соответствии с которым Румыния может оказать содействие в обеспечении «общественного порядка в Молдове». Какие риски создает возможность военного присутствия Румынии в Молдове, учитывая ее членство в НАТО?

– Опять же, роль Румынии в военно-политическом, военно-техническом, логистическом освоении Молдовы коллективным Западом, хоть и важная, но не главная. Тут Бухарест действует в рамках общего плана. Основные структуры, которые оказывают военную помощь Молдове – НАТО и ЕС. После 24 февраля эти организации действуют в регионе практически как одно целое.

В июне Молдова получила статус страны-кандидата в члены ЕС, в котором существуют общая внешняя, оборонная политика и общая политика безопасности. Страна-кандидат обязана придерживаться принципов такой политики. В октябре заместитель генерального секретаря НАТО Мирча Джоанэ прямо сказал, что «НАТО и ЕС будут продолжать тесно координировать свои действия, чтобы обеспечить взаимодополняемость поддержки, предоставляемой обеими организациями, в поддержку демократических реформ и модернизации сектора безопасности и обороны Молдовы».

Для Молдовы в НАТО утверждена «Инициатива по наращиванию потенциала обороны и связанной с ней безопасности», в рамках которой вооруженные силы и силовые структуры страны, формально, по Конституции, нейтральной, переводятся на стандарты Североатлантического альянса. В ноябре ЕС утвердил программу развития инфраструктуры двойного назначения на востоке, в том числе, на территории Молдовы и Украины, для ускоренной переброски вооруженных сил и вооружений государств ЕС (фактически, НАТО).

НАТО и ЕС пока не поставляют в Молдову летальных вооружений, ограничиваясь обучением и подготовкой военных, усовершенствованием системы командования и логистики, развитием инженерных и медицинских подразделений.

Пока представители НАТО и ЕС заявляют: никто не заинтересован в том, чтобы боевые действия в соседней Украине перекинулись и на территорию Молдовы. Однако при этом западные партнеры Кишинева активно занимаются освоением молдавской территории, очевидно, и для того, чтобы быть готовыми к потенциальному противостоянию с Россией, если оно вдруг перейдет в острую фазу и в Молдове, в том числе в результате разморозки приднестровского конфликта.

В случае обострения обстановки подписанные между Молдовой и Румынией соглашения о взаимодействии силовых структур могут оказаться очень кстати, и Румыния может стать первой страной НАТО и ЕС, которая, если понадобится, введет свои вооруженные или полицейские силы на территорию Молдовы под предлогом ее «защиты» от России или Приднестровья.

– Почему Запад поощряет румынизацию Молдовы, в чем выгоды США и ЕС? Может ли это выступать инструментом для того, чтобы поссорить Молдову с Россией?

– Запад поощряет вестернизацию Молдовы в целом и ее отход от России. Румынизация, безусловно, является частью этого общего процесса. Румыны вообще не признают молдаван как самостоятельный народ. Доктрина молдовенизма признана в Румынии угрозой национальной безопасности. Соответственно, в интересах румын сделать так, чтобы молдаване перестали считать себя молдаванами и сами захотели присоединиться к Румынии. Кстати, миллион граждан Молдовы уже сделали это в индивидуальном порядке, получив румынское гражданство.

Поссорить Молдову с Россией больше, чем общая вестернизация, отдельно взятая румынизация не может. С румынизацией или без, Молдову, как страну-кандидата в члены ЕС, обязуют занять место в общем антироссийском, русофобском «окопе» ЕС и Запада в целом. Это главная причина как никогда плохих отношений между Молдовой и Россией.

Справка «Евразия.Эксперт»:

США, ЕС и НАТО поощряют румынский экспансионизм, стремясь создать против России «Черноморский фронт», где молдаване окажутся на передовой. Пытаясь уничтожить экономический потенциал России и не допустить ее перехода на новый уровень развития, Запад уже вынудил ее начать СВО на Украине. Россия не хочет втягивания в украинский кризис Молдовы через Приднестровье, она выступает за сохранение прагматичных торгово-экономических связей и мирное урегулирование приднестровского конфликта. Однако Киев и Запад подталкивают к этому кишиневские власти.

– 75% румынских граждан выступают за присоединение Молдовы к Румынии. В то же время в Молдове число сторонников объединения с соседним государством снижается и сейчас составляет 33% (в начале 2021 г. – 44%), против выступает 47%. О чем говорят подобные расклады?

– Когда речь заходит об унионизме (объединении с Румынией), социологи говорят о так называемой «бессарабской лестнице»: две трети населения Молдовы в целом хорошо относятся к Румынии, одна треть готова голосовать на референдуме за объединение с ней, но лишь менее 10% голосуют на реальных выборах за партии, которые открыто провозглашают своей целью присоединение к Румынии. Количество сторонников объединения может колебаться в разные годы, но в целом картина остается примерно такой на протяжении десятилетий.

Некоторое падение поддержки объединения с Румынией сегодня можно объяснить предоставлением Молдове статуса кандидата в члены ЕС. Если до этого больше людей считали единственным реальным способом попасть в ЕС вхождение в состав Румынии, сегодня кто-то поверил в то, что Молдова может попасть туда самостоятельно.

В конечном счете, вся эта история с объединением – не про румын, она про молдаван. Хватит ли у молдавского народа воли и сил, чтобы сохранить свои имя и дом, страну и будущее? Хотят ли молдаване вообще что-то решать сами? Нужно ли им собственное государство? Граждане Молдовы должны сами себе ответить на все эти вопросы.

Загрузка...
01 декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Россия может стать опорой стабильности для стран постсоветского пространства.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

33%

составил рост товарооборота между Узбекистаном и ЕАЭС по итогам 2022 г., достигнув $17 млрд – премьер-министр Узбекистана

Mediametrics