Польша и Прибалтика хотят сделать Беларусь «антироссийским буфером» – американский эксперт Польша и Прибалтика хотят сделать Беларусь «антироссийским буфером» – американский эксперт

Посовещавшись 19 августа, европейские лидеры заявили о непризнании итогов выборов в Беларуси и пригрозили санкциями против белорусских чиновников, которых считают виновными в «насилии и фальсификациях на выборах». В свою очередь, в Москве призвали ЕС не вмешиваться в происходящее в республике с целью навязать свои порядки и влияние. В повторном разговоре с председателем Евросовета Шарлем Мишелем 20 августа президент России Владимир Путин «акцентировал контрпродуктивность оказания какого-либо давления на руководство суверенного Белорусского государства». Между тем, обеспокоенная консультациями Берлина и Парижа с Москвой Варшава выразила надежду, что фактор России не повлияет на решения Евросоюза по Беларуси. Разногласия по белорусскому вопросу между странами Запада в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал основатель и главный стратег компании Perch Perspectives (США) Джейкоб Шапиро.

– Президент Франции Эмманюэль Макрон заявил, что Евросоюз «должен продолжать мобилизацию вместе с сотнями тысяч белорусов». Является ли это и ряд подобных заявлений со стороны стран ЕС только «моральной поддержкой» или сигналом о готовности поддержать протестующих напрямую?

– Да, [это имело место], и тогда президент Путин сказал Макрону и Меркель, что вмешательство в дела белорусского руководства будет «неприемлемым». Макрон – проницательный и дальновидный лидер, и когда дело доходит до стратегии, я думаю, что он самый вдумчивый политический лидер Европы. Но Франция вряд ли может сделать многое. Она втянута в назревающий конфликт с Турцией в Средиземном море и не собирается сейчас брать на себя еще и Россию. Однако ситуация в Беларуси во многом иллюстрирует то, о чем всегда говорил Макрон: с НАТО случилась «смерть мозга», Евросоюз нуждается в вооруженных силах для собственной обороны, он должен быть сильнее, если не хочет быть поглощен геополитикой или собственными внутренними разногласиями.

Как бы то ни было, все, что ЕС может сделать – это выступить с резкой критикой России, возможно, попытаться максимально сократить закупки российских энергоносителей или найти другие жесткие санкции.

Но, в любом случае, на самом деле это не то, что Макрон или Европа хотят от отношений с ней. Они хотят прагматичности, а Россия имеет такие отношения только с теми, у кого достаточно сил, чтобы она принимала их всерьез. Я думаю, что Макрон может использовать то, что происходит в Беларуси, чтобы поддержать свое стремление к реформам ЕС, чтобы в следующий раз, когда подобное будет происходить, Евросоюз не был настолько застигнут врасплох

– 16 августа президенты Беларуси и России Александр Лукашенко и Владимир Путин провели телефонный разговор, в ходе которого российская сторона «подтвердила готовность оказать необходимое содействие в решении проблем, возникших на основе принципов Договора о создании Союзного государства, а также, в случае необходимости, по линии ОДКБ». Как Запад это воспринял?

– В этом нет ничего удивительного. Что более примечательно, так это нежелание Путина оказать Лукашенко помощь на практике, помимо заявлений. Я надеюсь, что Россия извлекла уроки из ситуации на Украине. Как бы ни была неудобна России нестабильность в Беларуси, вмешательство, которое заставит ее выглядеть иностранным захватчиком, не поможет ей достичь своей цели, которая заключается не обязательно в поддержке Лукашенко, но в том, чтобы Беларусь оставалась в союзе с Россией.

Скорее всего, Путин позволит событиям в Беларуси идти своим чередом. Если Лукашенко победит, то он будет иметь дело с Лукашенко, а если его вышвырнут, Путин вмешается, только чтобы поддержать того, кто придет после Лукашенко.

– Латвия, Литва и Польша потребовали от Беларуси выполнения их «плана деэскалации». Эти страны также выразили готовность стать посредниками в переговорах белорусских властей и оппозиции. Какие цели они преследуют, и насколько возможно такое посредничество?

– Их конечная цель – обратная российской: враждебная России Беларусь. Польша, в частности, одержима Беларусью, потому что знает, что интеграция той в ЕС или даже в рамки альянса НАТО значительно укрепит ее собственную позицию: внезапно Польша перестанет быть линией фронта в любом потенциальном конфликте с Россией и заполучит буфер размером с Беларусь между нею и собой.

Могут ли они стать посредниками? Я не знаю. Обычно посредники должны быть объективными, чтобы быть хорошими, а я бы не назвал Польшу или любую из прибалтийских стран «объективной», когда речь заходит о Беларуси.

По понятным причинам они очень беспокоятся о том, как выглядит белорусское будущее. То, что лидер оппозиции бежала в Литву и нашла там безопасное убежище, может несколько повлиять на ситуацию, особенно если она получит широкую поддержку в Беларуси как потенциальный преемник Лукашенко. Все это, однако, ставит телегу впереди лошади, как мы говорим. Позиция Лукашенко сейчас выглядит очень слабой, но он все еще у власти.

– Госсекретарь США Майк Помпео заявил о намерении согласовать с ЕС введение возможных ограничительных мер в отношении Беларуси. В какой степени Брюссель и Вашингтон готовы выступить здесь единым фронтом? Совпадают ли их интересы?

– Да, их интересы совпадают, по крайней мере, до некоторой степени. Однако США также нанесли серьезный ущерб своим отношениям с ЕС, что связано с продолжающимся торговым конфликтом с участием Airbus и постоянной угрозой санкций в отношении любых участников «Северного потока-2».

Евросоюз хочет найти способ вести дела с Россией, а США, по крайней мере при администрации Трампа, определили Россию как равную геополитическую силу, которую необходимо сдерживать. В целом это не является позицией Брюсселя, но события в Беларуси ограничат то, насколько открытым ЕС сможет быть по отношению к России. Тем не менее, раз Украина не настроила ЕС окончательно против России, мне трудно поверить в такое вмешательство России, которое бы заставило Европу ужесточить свою позицию в ее отношении в контексте Беларуси.

Так что, да, я ожидаю, что США и ЕС могут и будут координировать возможные ограничительные меры, потому что в краткосрочной перспективе они оба хотят поддержать белорусскую демократию, но вне кризиса у них разные взгляды.

Это может измениться – администрация Байдена будет иметь дело с ЕС совсем, совсем иначе, чем Трамп. Но этот исход несет совершенно другой набор вопросов, и до него осталось более 3 месяцев.

– ЕС активно обсуждает введение новых санкций против Беларуси. Насколько эффективным может быть этот инструмент и к каким последствиям он может привести для белорусской экономики?

– Не к таким серьезным, как продолжение забастовки белорусским народом! Вот в чем проблема: чем сильнее Евросоюз давит на Беларусь, тем больше он подталкивает Беларусь к России. Лукашенко в последние годы пытался играть на обе стороны, но если ЕС будет слишком жестким, он может невольно оставить Беларусь вписанной в российские стратегические рамки, особенно если в итоге Беларусь возглавит Лукашенко или пророссийский режим.

Более эффективным для Европы будет вовлечь Россию и угрожать, используя импорт энергоносителей или другие факторы, если Москва либо вмешается, либо попытается создать политическую ситуацию, которую Брюссель не одобряет. Переговоры с Россией – это то, в чем ЕС имеет наибольшую свободу действий. Влиять на то, что произойдет в Беларуси дальше, будет очень трудно, и там лучшее, что ЕС может сделать – это внимательно следить за ситуацией и быть гибким.

– Какое будущее ждет отношения Беларуси и ЕС, если протесты прекратятся и нынешний президент останется у власти?

– Обе стороны продолжат свой странный танец, в котором ЕС пытается выманить Беларусь с орбиты России, в то время как Лукашенко еще больше усиливает давление на оппозицию. Очевидно, что ЕС будет настроен еще более скептически, но, как я уже сказал выше, ему придется балансировать между наказанием белорусского режима и подталкиванием Лукашенко к зависимости от России. Но давайте посмотрим, что из этого выйдет. Сейчас трудно поверить в то, что Лукашенко останется у власти, когда на улицах так много людей и даже некоторые полицейские силы, как пишут в социальных сетях, переходят на сторону протестующих. Случались и более странные вещи, чем выживание Лукашенко, но если он может пережить этот эпизод, то он действительно волшебник.

20 августа 2020 г. 18:29

Польша и Прибалтика хотят сделать Беларусь «антироссийским буфером» – американский эксперт

/ Польша и Прибалтика хотят сделать Беларусь «антироссийским буфером» – американский эксперт

Посовещавшись 19 августа, европейские лидеры заявили о непризнании итогов выборов в Беларуси и пригрозили санкциями против белорусских чиновников, которых считают виновными в «насилии и фальсификациях на выборах». В свою очередь, в Москве призвали ЕС не вмешиваться в происходящее в республике с целью навязать свои порядки и влияние. В повторном разговоре с председателем Евросовета Шарлем Мишелем 20 августа президент России Владимир Путин «акцентировал контрпродуктивность оказания какого-либо давления на руководство суверенного Белорусского государства». Между тем, обеспокоенная консультациями Берлина и Парижа с Москвой Варшава выразила надежду, что фактор России не повлияет на решения Евросоюза по Беларуси. Разногласия по белорусскому вопросу между странами Запада в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал основатель и главный стратег компании Perch Perspectives (США) Джейкоб Шапиро.

– Президент Франции Эмманюэль Макрон заявил, что Евросоюз «должен продолжать мобилизацию вместе с сотнями тысяч белорусов». Является ли это и ряд подобных заявлений со стороны стран ЕС только «моральной поддержкой» или сигналом о готовности поддержать протестующих напрямую?

– Да, [это имело место], и тогда президент Путин сказал Макрону и Меркель, что вмешательство в дела белорусского руководства будет «неприемлемым». Макрон – проницательный и дальновидный лидер, и когда дело доходит до стратегии, я думаю, что он самый вдумчивый политический лидер Европы. Но Франция вряд ли может сделать многое. Она втянута в назревающий конфликт с Турцией в Средиземном море и не собирается сейчас брать на себя еще и Россию. Однако ситуация в Беларуси во многом иллюстрирует то, о чем всегда говорил Макрон: с НАТО случилась «смерть мозга», Евросоюз нуждается в вооруженных силах для собственной обороны, он должен быть сильнее, если не хочет быть поглощен геополитикой или собственными внутренними разногласиями.

Как бы то ни было, все, что ЕС может сделать – это выступить с резкой критикой России, возможно, попытаться максимально сократить закупки российских энергоносителей или найти другие жесткие санкции.

Но, в любом случае, на самом деле это не то, что Макрон или Европа хотят от отношений с ней. Они хотят прагматичности, а Россия имеет такие отношения только с теми, у кого достаточно сил, чтобы она принимала их всерьез. Я думаю, что Макрон может использовать то, что происходит в Беларуси, чтобы поддержать свое стремление к реформам ЕС, чтобы в следующий раз, когда подобное будет происходить, Евросоюз не был настолько застигнут врасплох

– 16 августа президенты Беларуси и России Александр Лукашенко и Владимир Путин провели телефонный разговор, в ходе которого российская сторона «подтвердила готовность оказать необходимое содействие в решении проблем, возникших на основе принципов Договора о создании Союзного государства, а также, в случае необходимости, по линии ОДКБ». Как Запад это воспринял?

– В этом нет ничего удивительного. Что более примечательно, так это нежелание Путина оказать Лукашенко помощь на практике, помимо заявлений. Я надеюсь, что Россия извлекла уроки из ситуации на Украине. Как бы ни была неудобна России нестабильность в Беларуси, вмешательство, которое заставит ее выглядеть иностранным захватчиком, не поможет ей достичь своей цели, которая заключается не обязательно в поддержке Лукашенко, но в том, чтобы Беларусь оставалась в союзе с Россией.

Скорее всего, Путин позволит событиям в Беларуси идти своим чередом. Если Лукашенко победит, то он будет иметь дело с Лукашенко, а если его вышвырнут, Путин вмешается, только чтобы поддержать того, кто придет после Лукашенко.

– Латвия, Литва и Польша потребовали от Беларуси выполнения их «плана деэскалации». Эти страны также выразили готовность стать посредниками в переговорах белорусских властей и оппозиции. Какие цели они преследуют, и насколько возможно такое посредничество?

– Их конечная цель – обратная российской: враждебная России Беларусь. Польша, в частности, одержима Беларусью, потому что знает, что интеграция той в ЕС или даже в рамки альянса НАТО значительно укрепит ее собственную позицию: внезапно Польша перестанет быть линией фронта в любом потенциальном конфликте с Россией и заполучит буфер размером с Беларусь между нею и собой.

Могут ли они стать посредниками? Я не знаю. Обычно посредники должны быть объективными, чтобы быть хорошими, а я бы не назвал Польшу или любую из прибалтийских стран «объективной», когда речь заходит о Беларуси.

По понятным причинам они очень беспокоятся о том, как выглядит белорусское будущее. То, что лидер оппозиции бежала в Литву и нашла там безопасное убежище, может несколько повлиять на ситуацию, особенно если она получит широкую поддержку в Беларуси как потенциальный преемник Лукашенко. Все это, однако, ставит телегу впереди лошади, как мы говорим. Позиция Лукашенко сейчас выглядит очень слабой, но он все еще у власти.

– Госсекретарь США Майк Помпео заявил о намерении согласовать с ЕС введение возможных ограничительных мер в отношении Беларуси. В какой степени Брюссель и Вашингтон готовы выступить здесь единым фронтом? Совпадают ли их интересы?

– Да, их интересы совпадают, по крайней мере, до некоторой степени. Однако США также нанесли серьезный ущерб своим отношениям с ЕС, что связано с продолжающимся торговым конфликтом с участием Airbus и постоянной угрозой санкций в отношении любых участников «Северного потока-2».

Евросоюз хочет найти способ вести дела с Россией, а США, по крайней мере при администрации Трампа, определили Россию как равную геополитическую силу, которую необходимо сдерживать. В целом это не является позицией Брюсселя, но события в Беларуси ограничат то, насколько открытым ЕС сможет быть по отношению к России. Тем не менее, раз Украина не настроила ЕС окончательно против России, мне трудно поверить в такое вмешательство России, которое бы заставило Европу ужесточить свою позицию в ее отношении в контексте Беларуси.

Так что, да, я ожидаю, что США и ЕС могут и будут координировать возможные ограничительные меры, потому что в краткосрочной перспективе они оба хотят поддержать белорусскую демократию, но вне кризиса у них разные взгляды.

Это может измениться – администрация Байдена будет иметь дело с ЕС совсем, совсем иначе, чем Трамп. Но этот исход несет совершенно другой набор вопросов, и до него осталось более 3 месяцев.

– ЕС активно обсуждает введение новых санкций против Беларуси. Насколько эффективным может быть этот инструмент и к каким последствиям он может привести для белорусской экономики?

– Не к таким серьезным, как продолжение забастовки белорусским народом! Вот в чем проблема: чем сильнее Евросоюз давит на Беларусь, тем больше он подталкивает Беларусь к России. Лукашенко в последние годы пытался играть на обе стороны, но если ЕС будет слишком жестким, он может невольно оставить Беларусь вписанной в российские стратегические рамки, особенно если в итоге Беларусь возглавит Лукашенко или пророссийский режим.

Более эффективным для Европы будет вовлечь Россию и угрожать, используя импорт энергоносителей или другие факторы, если Москва либо вмешается, либо попытается создать политическую ситуацию, которую Брюссель не одобряет. Переговоры с Россией – это то, в чем ЕС имеет наибольшую свободу действий. Влиять на то, что произойдет в Беларуси дальше, будет очень трудно, и там лучшее, что ЕС может сделать – это внимательно следить за ситуацией и быть гибким.

– Какое будущее ждет отношения Беларуси и ЕС, если протесты прекратятся и нынешний президент останется у власти?

– Обе стороны продолжат свой странный танец, в котором ЕС пытается выманить Беларусь с орбиты России, в то время как Лукашенко еще больше усиливает давление на оппозицию. Очевидно, что ЕС будет настроен еще более скептически, но, как я уже сказал выше, ему придется балансировать между наказанием белорусского режима и подталкиванием Лукашенко к зависимости от России. Но давайте посмотрим, что из этого выйдет. Сейчас трудно поверить в то, что Лукашенко останется у власти, когда на улицах так много людей и даже некоторые полицейские силы, как пишут в социальных сетях, переходят на сторону протестующих. Случались и более странные вещи, чем выживание Лукашенко, но если он может пережить этот эпизод, то он действительно волшебник.

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

27%

составит повышение цен на газ в Молдове с 1 октября 2022 г., утвержденное Национальным агентством по регулированию в энергетике. С октября 2021 г. тариф вырос почти в 7 раз

Mediametrics