10 Ноября 2021 г. 09:03

«Охрана от мигрантов из Беларуси»: Польша увеличит армию в 2 раза

/ «Охрана от мигрантов из Беларуси»: Польша увеличит армию в 2 раза
«Охрана от мигрантов из Беларуси»: Польша увеличит армию в 2 раза
Фото: regnum.ru

В октябре 2021 г. в правительстве Польши заявили о планах увеличить количество военнослужащих в два раза. Помимо этого, польскую армию ждет масштабная модернизация и перевооружение, направленные, по словам вице-премьера страны Ярослава Качиньского, на сдерживание «гибридных угроз» со стороны Москвы и Минска. При этом Варшава активно создает «истерику» вокруг миграционного кризиса на белорусской границе, повысив боеготовность и перебросив туда более 10 тыс. военных. Цели реформирования польской армии и то, как вписываются в планы Варшавы ее отношения с Минском и Москвой разобрал независимый военный обозреватель Александр Ермаков.

Антироссийские амбиции польской армии


Польша анонсировала амбициозный план увеличения вооруженных сил – их численность планируется нарастить более чем в два раза. Проект нового основополагающего «закона об обороне отечества» был представлен 26 октября министром обороны Польши Мариушем Блащаком и председателем правящей партии «Право и справедливость» Ярославом Качиньским, который фактически является ведущим политиком страны (при этом официально занимает пост простого вице-премьера, курирующего силовой блок, хотя этот пост и был создан специально для него).

Планируется, что новый законопроект объединит и заменит сразу 14 действующих законодательных актов в данной сфере, включая до сих пор действующее законодательство времен социалистической Польской Народной Республики, в частности, базовый закон «об универсальном обязательстве по защите Республики Польша» от 1967 г. (разумеется, действующий с большим количеством изменений). Известно, что законопроект велик, состоит примерно из 720 статей, однако на момент написания статьи документ еще не был опубликован полностью: доступны только выдержки и тезисы.

Польское военно-политическое руководство, конечно, задумало не просто «навести порядок» в законодательстве. Известный своей русофобской позицией Качиньский на презентации законопроекта и в сопутствующих интервью много говорил об ухудшившейся за последние годы для Польши ситуации в области безопасности.

Польша, якобы «находится на восточном фронтире ЕС и НАТО», ей необходимо иметь «серьезные и независимые силы сдерживания» для защиты от «гибридных угроз, провокаций, российской армии и российских имперских амбиций». По его словам, Москва ни много ни мало «предпринимает шаги по восстановлению своей империи, существовавшей до 1991 г.».

В солдаты с инвалидностью и добровольно


Для эффективной защиты польское руководство считает необходимым значительно увеличить размер вооруженных сил. Распространенная на Западе идея, что лучше всего иметь небольшую, но профессиональную и максимально хорошо оснащенную армию, объявляется категорически ложной. Эффективным средством обороны называются только как можно более крупные вооруженные силы, которые при этом оснащены просто «хорошо». Целью военной реформы объявляется наращивание численности вооруженных сил до 250 тыс. человек плюс 50 тыс. резервистов во вспомогательных силах территориальной обороны. Для сравнения, сейчас численность вооруженных сил Польши оценивается[1] в 114 тыс. человек плюс порядка 20 тыс. резервистов в территориальной обороне. Рост более чем двукратный!

При этом добиться его предполагают без возвращения к обязательному воинскому призыву: в Польше он был отменен в 2010 г., и его возвращение будет воспринято обществом крайне негативно. Подобные шаги иногда предпринимались различными государствами (например, в СССР призыв в 1925 г. был резко ограничен, а всеобщий был введен только в 1939 г.). Близкими по времени и региону примерами можно назвать Литву (призыв был отменен в 2008 г. и возобновлен в 2015 г.) и Швецию (отменен в 2010 г., возобновлен в 2018 г.).

Авторы польского законопроекта заявляют, что сумеют нарастить численность вооруженных сил за счет повышения привлекательности службы, создания новых должностей и новых упрощенных форматов.

К первому нужно отнести в первую очередь материальное довольствие, которое планируется улучшать для всех категорий военнослужащих (в том числе резервистов); к новым местам службы можно отнести, например, силы кибербезопасности, в которые будут принимать людей, не проходящих традиционную медкомиссию, вплоть до людей с инвалидностью. Кроме того, предлагается ввести новое звание «старшего специалиста», промежуточное между солдатами и унтер-офицерами, для сохранения квалифицированных кадров, не желающих при этом по каким-либо причинам идти в унтеры.

В качестве нового формата службы предлагается ввести «добровольную службу», в ходе которой волонтеры пройдут месячный базовый «курс молодого бойца» и 11 месяцев обучения по специальности, после чего им будет предложено поступить на контрактную службу, либо они смогут отказаться от присяги и, по крайней мере, стать обученными резервистами.

Планируется уменьшить отток хорошо квалифицированных специалистов старших возрастов дополнительными премиями для тех, кто задержится на службе подольше. Активнее идут на службу полячки, становясь дополнительным кадровым резервом. Кроме того, для повышения привлекательности службы предлагаются некие масштабные меры по борьбе с коррупцией и «кумовством» (судя по придаваемым им значению и выделяемым ресурсам, это важная проблема для польских вооруженных сил), реформирование органов набора, внедрение различных совместных программ с высшими учебными заведениями.

Суждено ли планам сбыться?


В любом случае, сверхамбициозность польских планов вызывает широкий скептицизм. В стране в XXI веке население только убывает (хотя и очень медленно) и увеличить численность вооруженных сил можно будет только большими финансовыми затратами и нагнетанием военной истерии. Причем в обоих случаях результат дадут только длительные меры, растянутые, возможно, не на одно десятилетие.

Если с пропагандой «русской угрозы» у нынешних властей и, вероятно, любых их последователей, все будет стабильно, то ситуация с финансами может оказаться не столь радужной.

Финансирование предлагается получить с использованием отработанных в ходе пандемии методов: создать специальный фонд поддержки армии и активно занимать для него средства на внутренней и внешней арене. Однако с последним все может оказаться не так просто: отношения с соседями по ЕС все сложнее, и полагаться, возможно, придется в первую очередь на заокеанского патрона и неспособность западноевропейцев решиться на действительно жесткие меры в отношении своего «еnfant terrible».

Впрочем, вполне может быть, что достижение провозглашаемой цели для ее авторов не главное, в конце концов, ее достижения они могут не увидеть – как минимум за политическую жизнь. Тут важен и полезен для них сам процесс мобилизации общества на противостояние внешней угрозе, отвлечения его от внутренних проблем, получение новых инструментов (отмечается, что отмена закона 1967 г. позволит активнее применять армию к охране границы от мигрантов из Беларуси), закрепление своей важной роли в НАТО и в глазах американцев.


Александр Ермаков, независимый военный обозреватель


[1] The Military Balance 2021

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

4%

составит рост ВВП участников Евразийского банка развития по итогам 2021 г. по прогнозу его аналитиков

Mediametrics