14 Января 2022 г. 08:03

Попытки госпереворотов в Казахстане и Беларуси: общее и особенное

/ Попытки госпереворотов в Казахстане и Беларуси: общее и особенное
Попытки госпереворотов в Казахстане и Беларуси: общее и особенное
Фото: AP/ТАСС

13 января ОДКБ начал вывод миротворческого контингента из Казахстана, успешно завершившего свою миссию. По оценкам властей республики, его оперативная переброска в критический момент позволила сохранить государственную целостность. При этом январские события продемонстрировали наличие внешнего фактора и применение «майданных технологий», аналогично протестам в Беларуси в 2020 г. Эксперты не исключают повторения кризиса в связи с быстрым выводом сил ОДКБ, а также конфигурацией нового правительства, куда были назначены и откровенно антироссийские политики. Причины протестов в Казахстане, их параллели с белорусскими событиями, а также роль ОДКБ проанализировал директор Центра международных исследований Белорусского государственного университета Олег Лешенюк.

«Белорусский опыт» в Казахстане


Протестные настроения в Казахстане разгорелись на фоне повышения цен на газ с 1 января 2022 г. с 60 до 120 тенге (примерно с 10,2 рос. руб. до 20,5 рос. руб. за литр) и в течение нескольких дней привели к введению чрезвычайного положения в г. Алматы, Алматинской и Мангистауской областях. Стихийно возникшие акции протестов, не имеющие явных лидеров и поддержки политических партий, достаточно быстро переросли в массовые акции против действующей власти, несмотря на то, что правительство пошло на уступки протестующим и установило цену на газ в размере 50 тенге. Организованность и активность участников акций позволяет сделать вывод о внешней координации митингов во многих крупных городах страны. Напрашиваются параллели и с организацией белорусских протестов в 2020 г.

Запросы протестующих очень быстро вышли за рамки сугубо экономической повестки и перешли в плоскость политических требований вплоть до отставки правительства. В этой связи необходимо отметить, что уступки по снижению цены на газ и последующая отставка правительства не кажутся уверенными политическими шагами президента страны, а больше похожи на попытки «заткнуть течь в лодке». Потакая протестующим, действующий президент дал повод выдвигать еще больше требований.

Казахстан, похоже, использовал «белорусский опыт» снижения протестной активности на улицах. Были применены меры содействия правоохранительным органам по ограничению доступа к общественным местам, перекрытию центральных городских улиц и площадей. Кроме того, ограничение работы мобильной связи и интернета как ответные меры властей только подтверждают факт координации протестов извне.

Масштаб столкновений протестующих с полицией, перерастающий в массовые беспорядки с участием вооруженных людей, показывает высокую степень политизации населения и решимость протестовавших.

Белорусский опыт показал, что без применения жестких мер массовые беспорядки остановить невозможно. Демонстрация сильной президентской власти заключается еще и в своевременном реагировании на вызовы.

Подоплека протестов


Повышение цен на газ – это лишь триггер для запуска антивластных движений в казахстанском обществе. Протестный потенциал нарастал постепенно, вызванный многими нерешенными проблемами в стране. Так, акции протеста оппозиционных движений в регионах Казахстана состоялись летом 2021 г. с различными лозунгами, в том числе о введении кредитных каникул из-за пандемии коронавируса. В Нур-Султане 8 июня 2021 г. прошел «молчаливый» протест многодетных матерей, требующих предоставления арендного жилья, а также денежные выплаты за ребенка. Подобного рода протесты вызваны недостаточно эффективной социальной политикой государства в отношении уязвимых слоев населения.

В 2021 г. на фоне глобальной инфляции и расходов правительства Казахстана на борьбу с кризисом стремительно выросли цены в стране. Уровень инфляции составил 8-9%, что является самым большим показателем за последние пять лет.

Во внешней политике Казахстан всегда сочетал проинтеграционную риторику и приверженность многовекторному курсу. Однако белорусский опыт и последовавшая санкционная политика Запада демонстрирует переориентирование внешней политики на восточное направление и усиление интеграционной повестки в рамках Союзного государства.

Еще одним серьезным поводом для протестов стал высокий уровень коррупции в стране, а также отчасти фигура первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. В последние два года политик заметно снизил свою публичную активность и передал президентский пост своему преемнику Касыму-Жомарту Токаеву, возглавив Совет безопасности страны. Это не помогло существенно изменить политический истеблишмент страны и тем более провести реформы, необходимые обществу.

Реакция властей


Токаев в данный момент пытается восстановить ограниченный властный ресурс и перезагрузить политическую ситуацию, отправив в отставку протеже Назарбаева премьер-министра Аскара Мамина и госсекретаря Крымбека Кушербаева. На эти посты были назначены сторонники действующего президента Казахстана. 5 января действующий президент сам возглавил Совет Безопасности, сместив Назарбаева. Однако отставка правительства Казахстана не успокоила митингующих в самом начале протестов, поэтому едва ли точечные кадровые изменения качественно изменят ситуацию в стране.

Подобные политические кризисы ставят под вопрос устойчивость власти и политической модели. Экспертное сообщество отметило заметную растерянность казахских властей на фоне острой фазы протестов и вооруженных столкновений.

Вместе с тем, задействование потенциала интеграционных структур позволило властям устоять перед радикализацией протестных настроений.

С одной стороны, протестные настроения могут стать системной обратной связи, которая судя по заявлению Президента Казахстана, была услышана. С другой стороны, для налаживания коммуникации с населением необходимо было отделить конкретные радикальные группы от рядовых граждан, так как на протестах «паразитировали» организованные вооруженные группировки, оперативно координирующие свои действия.

Судя по последним событиям, радикальные вооруженные группировки не были нацелены на мирное развитие Казахстана: отдельные административные здания не просто захватывались, чтобы потом использовать их в случае переворота, а сжигались. Другие вооруженные группировки занимались мародерством. Третьи – запугивали обычных граждан.

Опыт применения миротворцев ОДКБ


Вероятно, в задачи вооруженных групп входила дестабилизация обстановки в стране и регионе. С целью противодействия этому президентом Казахстана было принято решение о задействовании потенциала региональных структур, а именно миротворческого контингента ОДКБ. Примечательно внимание белорусского руководства и президента Беларуси к развитию событий в Казахстане: в охране стратегических объектов в Казахстане принимают участие военнослужащие Республики Беларусь. Решение Совета ОДКБ направить в Казахстан миротворцев по просьбе законной власти означает реализацию интеграционного потенциала не в виде деклараций, а на деле.

Важно, чтобы этот успешный опыт стал постоянной практикой на пространстве Содружества – не только в рамках реагирования на угрозу, а также как средство предотвращения ее возникновения.

Для этого необходимо оценить перспективы использования мониторинга социальной ситуации со стороны интеграционных структур на постоянной основе. Это позволит не вмешиваться во внутренние дела каждого государства, обмениваясь актуальной информацией о состоянии дел в регионе. Опыт задействования миротворческого контингента ОДКБ свидетельствует о том, что нахождение такого баланса между интересами объединения и конкретного государства возможно.


Олег Лешенюк, директор Центра международных исследований Белорусского государственного университета

Загрузка...
Комментарии
24 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Официальный Вильнюс не думает о последствиях.

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

€1 млрд

может составить ущерб экономике Литвы от разрыва договора «Литовских железных дорог» и «Беларуськалия» – экс-премьер-министр Литвы

Mediametrics