Индийский эксперт объяснил, при каких условиях БРИКС бросит вызов гегемонии США Индийский эксперт объяснил, при каких условиях БРИКС бросит вызов гегемонии США

8 ноября в Москве состоятся переговоры главы МИД Индии Субраманьяма Джайшанкара с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и министром промышленности и торговли РФ Денисом Мантуровым. Как сообщается, на повестке будут торгово-инвестиционная и транспортно-логистическая кооперация. Кроме того, министры обсудят международное сотрудничество, в том числе, в таких форматах, как ШОС и БРИКС. Первый уже прирастает новыми членами, а возможность расширения БРИКС обсуждалась на последнем саммите лидеров организации летом 2022 г. Россия и Индия выступают за выстраивание многополярного мира. Сможет ли их партнерство с Китаем в формате БРИКС пошатнуть гегемонию Запада на мировой арене, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал научный сотрудник Центра центральноевразийских исследований Мумбайского университета Шоаиб Хан.

– Господин Хан, российские деловые круги в координации с деловыми кругами стран БРИКС предпринимают оперативные шаги по развитию транспортной инфраструктуры, перестройке логистических маршрутов и созданию новых производственных цепочек. Каковы перспективы в этом направлении?

– Стратегия экономического партнерства будет способствовать повышению экономического роста и конкурентоспособности экономик стран БРИКС на глобальной арене. Эффективная работа транспортной системы имеет решающее значение для международной торговли и интеграции в глобальные производственные цепочки. В Стратегии также содержится призыв к использованию инновационных технологий для повышения эффективности транспортных и логистических систем, а также к более активному продвижению энергоэффективности и сокращению выбросов загрязняющих веществ в транспортном секторе. Она также поощряет развитие механизмов государственно-частного партнерства, в том числе при строительстве автомобильных дорог, портов, аэропортов, развитии городского транспорта и железнодорожной инфраструктуры, при условии надлежащей коммерческой целесообразности и оценки рисков.

Кроме того, обмен опытом и практиками в отношении эффективных систем городского транспорта, динамических систем управления дорожным движением, эффективных систем грузовых перевозок и обслуживания пассажиров будет иметь решающее значение для экономической интеграции в мире. Хотя Индия значительно расширила свою транспортную инфраструктуру за последние два десятилетия, ей предстоит достичь гораздо большего, чтобы гарантировать, что ее инфраструктура сможет удовлетворять потребности страны сейчас и в будущем.

– Какие преимущества в сфере перевозок могут предложить партнерам члены БРИКС?

– Все страны БРИКС имеют преимущество доступа к морским портам. Прямой доступ к портовой инфраструктуре повышает способность страны к торговле. Так, ЮАР сотрудничает со странами, которые обрабатывают большие объемы контейнерных перевозок, особенно с Китаем, и от этого она может отталкиваться при планировании пропускной способности портов. Дополнительным преимуществом ЮАР является доступ к обширной береговой линии как на востоке, так и на западе страны. Это не похоже на Китай, который зависит в основном от восточного побережья. Портовые города, как правило, привлекают мигрантов, и на примере Китая мы видим, что это значительно повышает темпы урбанизации на востоке. ЮАР может использовать свою обширную береговую линию для распределения нагрузки на порты, а также для выстраивания более оптимальных моделей внутреннего развития.

Мультимодальный международный транспортный коридор Север-Юг был предложен в начале 2000-х гг. Почти через 20 лет после подписания соглашения амбициозный грузовой торговый маршрут, похоже, обретает форму. Государственная судоходная компания Ирана успешно завершила первый транзит российских товаров в Индию по этому транспортному коридору. Из отчета следует, что товары, произведенные в Санкт-Петербурге, достигли российского порта Астрахань на Каспийском море автомобильным транспортом. Оттуда они были отправлены в иранский каспийский порт Анзали, потом автомобильным транспортом достигли порта Бандар-Аббас в Иранском заливе, а затем были отправлены в индийский порт имени Джавахарлала Неру в Мумбаи. Общее время, затраченное на перевозку груза, составило 24 дня, и ожидается, что оно значительно сократится после завершения проекта трансиранской железной дороги.

– Какие шаги будут способствовать развитию транспортной системы?

– Возможное создание банка развития БРИКС имеет особое значение с точки зрения развития транспорта. Этому банку, в частности, понадобятся некоторые рекомендации о том, как расставлять приоритеты в развитии инфраструктуры, включая транспортную, в рамках БРИКС и других развивающихся стран. Это, в свою очередь, требует четкого определения роли транспорта в развитии.

Дороги, порты, железные дороги, электроэнергетика и информационно-коммуникационные технологии – все это жизненно важные факторы экономического роста и повышения уровня жизни на развивающихся рынках и в развивающихся странах по всему миру. Страны БРИКС объявили о значительных обязательствах по развитию инфраструктуры. Успех этих усилий будет зависеть от их способности выполнять эти обязательства и ряда важнейших вопросов разработки и реализации проектов, включая межсекторальное сотрудничество в форме государственно-частного партнерства.

– Россия и Китай заинтересованы в расширении БРИКС. Интерес к присоединению проявляют Аргентина и Саудовская Аравия. Каким вы видите дальнейшее развитие организации? За счет каких стран может произойти расширение?

– С момента своего создания заявленные цели механизма БРИКС включали реформирование глобального управления, чтобы отражать мнение развивающихся стран. Первоначально в группе было всего четыре члена – Бразилия, Россия, Индия, Китай. Финансовый кризис 2008 г. заставил их больше думать о всеобъемлющем стратегическом сотрудничестве. Китай занял кресло председателя в 2011 г., в том же году к БРИКС присоединилась Южная Африка. Вновь заняв пост председателя в 2017 г., Китай сосредоточился на трех областях: политике и безопасности, торговле и экономике и межличностных обменах.

В течение первого десятилетия существования механизма страны БРИКС в основном сосредоточились на финансовых вопросах. Однако за последние пять лет организация стала более активной в таких областях, как цифровая и зеленая экономика, а также в том, что называют Новой промышленной революцией, поощряя членов БРИКС к дискуссиям о расширении организации. Подчеркивается необходимость проведения полных консультаций и достижения консенсуса для определения руководящих принципов, стандартов, критериев и процессов для этого процесса расширения по каналам шерп.

Пять лидеров подчеркнули работу, проводимую по расширению сотрудничества с другими развивающимися рынками и поддержке информационно-пропагандистской деятельности и сотрудничества БРИКС+ в соответствии с обновленными руководящими принципами, принятыми шерпами БРИКС в 2021 г., посредством инклюзивных, равноправных и гибких практик и инициатив. БРИКС+ – это новый этап расширения, известный своим совокупным потенциалом экономического роста. Он направлен на то, чтобы приветствовать больше стран и улучшить экономические условия.

Саммит проходил на фоне призывов, в основном со стороны Китая и России, расширить группировку. Стремление установить критерии на самом деле является борьбой за выбор партнеров, которые более сговорчивы по отношению к отдельным членам нынешнего БРИКС. Бразилия будет иметь право голоса при включении Аргентины – две страны имеют давнее соперничество в Латинской Америке. Если Аргентина будет исключена, это может нарушить критерий членства в G20 для включения в БРИКС.

Китай, поддерживаемый Россией, ускоряет процесс расширения БРИКС в рамках своего стратегического вызова международному порядку и объединения вокруг себя средних держав. Китай не может вывести Индию из БРИКС или G20 по аналогии с тем, как он пытается не допустить ее на другие международные форумы. Индия должна убедиться, что расширение происходит не на китайских условиях и что принятые страны столь же восприимчивы к Индии. Двустороннее взаимодействие с ними должно способствовать формированию такого восприятия.

– Как вы думаете, расширение БРИКС может положить конец гегемонии США?

– БРИКС может быть более могущественной державой, но легитимность и признание – это социально сконструированные идеи и социально достигнутые статусы. То, где проходит линия раздела власти – также социальный конструкт. По этому вопросу существуют два расходящихся теоретических взгляда, неореалистический и институционалистско-либеральная перспектива. Неореализм делает упор на распределение власти. Однако относительный прирост власти в большей степени связан с военной мощью. С точки зрения институционалистов, либеральные институты искусно созданы для осуществления гегемонии. Создание G20 из G7/G8 – это способ сохранения гегемонии. Мягкое балансирование БРИКС дает государству легитимность контролировать внешнюю политику.

Бросить вызов гегемонии США фактически означает бросить вызов всему миру. Существование БРИКС как конкурирующего с Соединенными Штатами силового блока в любом случае повлияет на глобальное мирное существование. Более пристальное изучение БРИКС показывает, что государства-члены в значительной степени являются развивающимися экономическими державами, которые, возможно, еще не приобрели необходимых средств для того, чтобы стать великими державами.

Было отмечено, что Китай является наиболее жизнеспособным из всех членов БРИКС с ВВП, очень близким к ВВП США, и его экономика быстро растет. Новые полюса в международной системе могут оказывать незначительное влияние на международную безопасность или вообще не оказывать его, пока США остаются основным действующим лицом. Склонность США к односторонним действиям может оставаться неконтролируемой до тех пор, пока крупной державе или силовому блоку не удастся развить военную мощь, способную соперничать с военной мощью Соединенных Штатов.

08 ноября 2022 г. 09:49

Индийский эксперт объяснил, при каких условиях БРИКС бросит вызов гегемонии США

/ Индийский эксперт объяснил, при каких условиях БРИКС бросит вызов гегемонии США
Индийский эксперт объяснил, при каких условиях БРИКС бросит вызов гегемонии США
Фото: © Global Look Press/Vishal Bhatnagar/ZUMAPRESS.com

8 ноября в Москве состоятся переговоры главы МИД Индии Субраманьяма Джайшанкара с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и министром промышленности и торговли РФ Денисом Мантуровым. Как сообщается, на повестке будут торгово-инвестиционная и транспортно-логистическая кооперация. Кроме того, министры обсудят международное сотрудничество, в том числе, в таких форматах, как ШОС и БРИКС. Первый уже прирастает новыми членами, а возможность расширения БРИКС обсуждалась на последнем саммите лидеров организации летом 2022 г. Россия и Индия выступают за выстраивание многополярного мира. Сможет ли их партнерство с Китаем в формате БРИКС пошатнуть гегемонию Запада на мировой арене, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал научный сотрудник Центра центральноевразийских исследований Мумбайского университета Шоаиб Хан.

– Господин Хан, российские деловые круги в координации с деловыми кругами стран БРИКС предпринимают оперативные шаги по развитию транспортной инфраструктуры, перестройке логистических маршрутов и созданию новых производственных цепочек. Каковы перспективы в этом направлении?

– Стратегия экономического партнерства будет способствовать повышению экономического роста и конкурентоспособности экономик стран БРИКС на глобальной арене. Эффективная работа транспортной системы имеет решающее значение для международной торговли и интеграции в глобальные производственные цепочки. В Стратегии также содержится призыв к использованию инновационных технологий для повышения эффективности транспортных и логистических систем, а также к более активному продвижению энергоэффективности и сокращению выбросов загрязняющих веществ в транспортном секторе. Она также поощряет развитие механизмов государственно-частного партнерства, в том числе при строительстве автомобильных дорог, портов, аэропортов, развитии городского транспорта и железнодорожной инфраструктуры, при условии надлежащей коммерческой целесообразности и оценки рисков.

Кроме того, обмен опытом и практиками в отношении эффективных систем городского транспорта, динамических систем управления дорожным движением, эффективных систем грузовых перевозок и обслуживания пассажиров будет иметь решающее значение для экономической интеграции в мире. Хотя Индия значительно расширила свою транспортную инфраструктуру за последние два десятилетия, ей предстоит достичь гораздо большего, чтобы гарантировать, что ее инфраструктура сможет удовлетворять потребности страны сейчас и в будущем.

– Какие преимущества в сфере перевозок могут предложить партнерам члены БРИКС?

– Все страны БРИКС имеют преимущество доступа к морским портам. Прямой доступ к портовой инфраструктуре повышает способность страны к торговле. Так, ЮАР сотрудничает со странами, которые обрабатывают большие объемы контейнерных перевозок, особенно с Китаем, и от этого она может отталкиваться при планировании пропускной способности портов. Дополнительным преимуществом ЮАР является доступ к обширной береговой линии как на востоке, так и на западе страны. Это не похоже на Китай, который зависит в основном от восточного побережья. Портовые города, как правило, привлекают мигрантов, и на примере Китая мы видим, что это значительно повышает темпы урбанизации на востоке. ЮАР может использовать свою обширную береговую линию для распределения нагрузки на порты, а также для выстраивания более оптимальных моделей внутреннего развития.

Мультимодальный международный транспортный коридор Север-Юг был предложен в начале 2000-х гг. Почти через 20 лет после подписания соглашения амбициозный грузовой торговый маршрут, похоже, обретает форму. Государственная судоходная компания Ирана успешно завершила первый транзит российских товаров в Индию по этому транспортному коридору. Из отчета следует, что товары, произведенные в Санкт-Петербурге, достигли российского порта Астрахань на Каспийском море автомобильным транспортом. Оттуда они были отправлены в иранский каспийский порт Анзали, потом автомобильным транспортом достигли порта Бандар-Аббас в Иранском заливе, а затем были отправлены в индийский порт имени Джавахарлала Неру в Мумбаи. Общее время, затраченное на перевозку груза, составило 24 дня, и ожидается, что оно значительно сократится после завершения проекта трансиранской железной дороги.

– Какие шаги будут способствовать развитию транспортной системы?

– Возможное создание банка развития БРИКС имеет особое значение с точки зрения развития транспорта. Этому банку, в частности, понадобятся некоторые рекомендации о том, как расставлять приоритеты в развитии инфраструктуры, включая транспортную, в рамках БРИКС и других развивающихся стран. Это, в свою очередь, требует четкого определения роли транспорта в развитии.

Дороги, порты, железные дороги, электроэнергетика и информационно-коммуникационные технологии – все это жизненно важные факторы экономического роста и повышения уровня жизни на развивающихся рынках и в развивающихся странах по всему миру. Страны БРИКС объявили о значительных обязательствах по развитию инфраструктуры. Успех этих усилий будет зависеть от их способности выполнять эти обязательства и ряда важнейших вопросов разработки и реализации проектов, включая межсекторальное сотрудничество в форме государственно-частного партнерства.

– Россия и Китай заинтересованы в расширении БРИКС. Интерес к присоединению проявляют Аргентина и Саудовская Аравия. Каким вы видите дальнейшее развитие организации? За счет каких стран может произойти расширение?

– С момента своего создания заявленные цели механизма БРИКС включали реформирование глобального управления, чтобы отражать мнение развивающихся стран. Первоначально в группе было всего четыре члена – Бразилия, Россия, Индия, Китай. Финансовый кризис 2008 г. заставил их больше думать о всеобъемлющем стратегическом сотрудничестве. Китай занял кресло председателя в 2011 г., в том же году к БРИКС присоединилась Южная Африка. Вновь заняв пост председателя в 2017 г., Китай сосредоточился на трех областях: политике и безопасности, торговле и экономике и межличностных обменах.

В течение первого десятилетия существования механизма страны БРИКС в основном сосредоточились на финансовых вопросах. Однако за последние пять лет организация стала более активной в таких областях, как цифровая и зеленая экономика, а также в том, что называют Новой промышленной революцией, поощряя членов БРИКС к дискуссиям о расширении организации. Подчеркивается необходимость проведения полных консультаций и достижения консенсуса для определения руководящих принципов, стандартов, критериев и процессов для этого процесса расширения по каналам шерп.

Пять лидеров подчеркнули работу, проводимую по расширению сотрудничества с другими развивающимися рынками и поддержке информационно-пропагандистской деятельности и сотрудничества БРИКС+ в соответствии с обновленными руководящими принципами, принятыми шерпами БРИКС в 2021 г., посредством инклюзивных, равноправных и гибких практик и инициатив. БРИКС+ – это новый этап расширения, известный своим совокупным потенциалом экономического роста. Он направлен на то, чтобы приветствовать больше стран и улучшить экономические условия.

Саммит проходил на фоне призывов, в основном со стороны Китая и России, расширить группировку. Стремление установить критерии на самом деле является борьбой за выбор партнеров, которые более сговорчивы по отношению к отдельным членам нынешнего БРИКС. Бразилия будет иметь право голоса при включении Аргентины – две страны имеют давнее соперничество в Латинской Америке. Если Аргентина будет исключена, это может нарушить критерий членства в G20 для включения в БРИКС.

Китай, поддерживаемый Россией, ускоряет процесс расширения БРИКС в рамках своего стратегического вызова международному порядку и объединения вокруг себя средних держав. Китай не может вывести Индию из БРИКС или G20 по аналогии с тем, как он пытается не допустить ее на другие международные форумы. Индия должна убедиться, что расширение происходит не на китайских условиях и что принятые страны столь же восприимчивы к Индии. Двустороннее взаимодействие с ними должно способствовать формированию такого восприятия.

– Как вы думаете, расширение БРИКС может положить конец гегемонии США?

– БРИКС может быть более могущественной державой, но легитимность и признание – это социально сконструированные идеи и социально достигнутые статусы. То, где проходит линия раздела власти – также социальный конструкт. По этому вопросу существуют два расходящихся теоретических взгляда, неореалистический и институционалистско-либеральная перспектива. Неореализм делает упор на распределение власти. Однако относительный прирост власти в большей степени связан с военной мощью. С точки зрения институционалистов, либеральные институты искусно созданы для осуществления гегемонии. Создание G20 из G7/G8 – это способ сохранения гегемонии. Мягкое балансирование БРИКС дает государству легитимность контролировать внешнюю политику.

Бросить вызов гегемонии США фактически означает бросить вызов всему миру. Существование БРИКС как конкурирующего с Соединенными Штатами силового блока в любом случае повлияет на глобальное мирное существование. Более пристальное изучение БРИКС показывает, что государства-члены в значительной степени являются развивающимися экономическими державами, которые, возможно, еще не приобрели необходимых средств для того, чтобы стать великими державами.

Было отмечено, что Китай является наиболее жизнеспособным из всех членов БРИКС с ВВП, очень близким к ВВП США, и его экономика быстро растет. Новые полюса в международной системе могут оказывать незначительное влияние на международную безопасность или вообще не оказывать его, пока США остаются основным действующим лицом. Склонность США к односторонним действиям может оставаться неконтролируемой до тех пор, пока крупной державе или силовому блоку не удастся развить военную мощь, способную соперничать с военной мощью Соединенных Штатов.

Загрузка...
01 декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Россия может стать опорой стабильности для стран постсоветского пространства.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

33%

составил рост товарооборота между Узбекистаном и ЕАЭС по итогам 2022 г., достигнув $17 млрд – премьер-министр Узбекистана

Mediametrics